Сберечь русскую православную цивилизацию

02.09.2019 kniga zagruzheno Сберечь русскую православную цивилизациюДанная статья представляет собой главу из книги Ю. Година “Россия — Запад: как сберечь русскую православную цивилизацию”, которая готовится к печати в издательстве “Аргументы недели”.*

«Беларусь — страна православная и мы будем следовать тому курсу, который когда то взяли, потому что так хочет наш народ. Мы продолжаем делать ставку на Российскую Федерацию — другой альтернативы у нас нет!»

                                                                                                                                                                                                 Александр Лукашенко

*********

 

Москва — Минску: отделять «мух» от «котлет»

После развала СССР Москва несколько раз меняла отношение к независимой Беларуси. Первое время (с декабря 1991 года до прихода к власти в Минске в 1994 году Александра Лукашенко) Кремль был поглощён внутренними проблемами. Для радикально-реформаторских политиков во главе с Е. Т. Гайдаром, задававших тогда тон в России, Белоруссия особого интереса не представляла.Вопреки заявлениям об укреплении дружбы с белорусским народом, Москва на деле стремилась дистанцироваться от Минска, отдавая предпочтение прозападной политике.В 1994-1999 годах (до отставки Бориса Ельцина) интерес к сотрудничеству с Белоруссией заметно вырос.

Это случилось, когда Александр Лукашенко стал главой государства под лозунгом единения с Россией и недвусмысленно развернул свою страну на Восток. Эта радикальная переориентация внешней политики объяснялась, среди прочего, резким ухудшением состояния белорусской экономики, сильно пострадавшей от разрыва кооперационных связей с Россией.

В 1997 году в Москве за объединение высказались 92 процента респондентов, а в Белоруссии  более 80 процентов. Начавшееся сближение было закреплено рядом договоров: о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, о создании Сообщества двух государств, о Союзе Беларуси и России и, наконец, о создании Союзного государства.

Но одновременно возникли значительные трудности. Радикальные реформаторы, возражавшие против создания Союзного государства, обладали сильными позициями в исполнительной власти, в то время как левые и левоцентристские силы, поддержавшие российско-белорусскую интеграцию, пытались оказывать давление на Ельцина и его администрацию через парламентское большинство. Ельцин все время лавировал и сдерживал радикальные инициативы Лукашенко.

Самым ярким и, на наш взгляд, самым драматичным проявлением системного кризиса во взаимоотношениях руководства двух стран, его кульминацией, которую мы, специалисты Исполкома Союза Беларуси и России, наблюдали в течение 1999 года, были переговоры, когда «утрясались» узловые моменты Договора о создании Союзного государства.

Тогда официальный Минск посчитал предложенный российской стороной проект практически ничем не отличающимся от действовавшего Договора о Союзе Беларуси и России. Белорусский лидер не раз отмечал, что российский вариант проекта по своей сути и содержанию не соответствует своему названию, и даже в сердцах обозвал его «посмешищем».

А. Г. Лукашенко предлагал более радикальный вариант, по которому должен был быть введён пост единого президента и создан парламент на основе всеобщих выборов, сформировано общее союзное правительство, то есть создана полноценная государственно-политическая надстройка Союзного государства с едиными органами власти. Кроме того, по мнению белорусского президента, такое государство должно иметь единую валюту, бюджет, армию и другие атрибуты верховной власти. В конце концов, в символический день 8 декабря 1999 года долгожданный Договор был все-таки подписан в Кремле двумя президентами.

Заключение Договора, несомненно, создало предпосылки для преодоления системного кризиса в двухсторонних отношениях. Однако, как показали дальнейшие события, этого не произошло. Поведение Москвы и Минска, их воззрения на модель двусторонней интеграции после ухода с политической сцены одряхлевшего Б.Н. Ельцина и прихода ему на смену молодого В. В. Путина кардинально изменились.

Если во времена правления Бориса Николаевича интеграционную идею инициировал Александр Григорьевич, то с приходом к власти прагматичного Владимира Владимировича владение «мячом интеграционного процесса» не сразу, но постепенно перешло к Кремлю. Это стало ясно после того, как Москва предложила Минску три известных сценария межгосударственного объединения на основе принципа «отделения мух от котлет» и получила в свой адрес адекватный «любезный» ответ.

После этого интеграционное взаимодействие фактически зашло в тупик. «Процесс строительства Союзного государства на сегодняшний день застопорился», — заявлял не раз Лукашенко. Белорусский лидер как Председатель Высшего Государственного Совета Союзного государства также не раз констатировал, что первое десятилетие 2000-х годов в союзном строительстве следует назвать «замороженным этапом». Кремль при новом лидере сменил интеграционный вектор, категорически отверг органическую (добровольную и на равной основе) форму интеграции и предложил Минску без всяких возражений принять механическую форму объединения.

Таким образом, Россия поставила Белоруссию перед альтернативой: либо полное объединение, либо ничего. Путин фактически предложил Минску закончить играть в союз и объединиться в единое государство, то есть Белоруссия должна влиться в состав России с потерей национального суверенитета. Лукашенко же настаивал на равных правах для своей страны в рамках Союзного государства. Этот вариант, в свою очередь, не устраивает Кремль из опасения превратиться из федерации в конфедерацию с непредсказуемыми политическими последствиями для судьбы России.

Кроме того, против создания Союзного государства с равными правами для Белоруссии выступают российские этнонациональные территориальные образования. Их лидеры, помнится, ещё на стадии обсуждения Договора о создании Союзного государства заявляли: «Мол, что нам делать в славянском Союзном государстве?»

Иными словами, Россия приняла тогда решение в отношении Белоруссии: либо объединение на условиях Москвы, либо новые отношения с Белоруссией — не как с союзником, а как с любым другим иностранным государством, без особых поблажек и преференций. Были отменены «специальные условия» в торговле с Минском, в отношении которого Москва заняла сугубо рыночную позицию: «Утром деньги, вечером стулья». Как будет показано ниже, так называемый «коммерческий подход» Москвы к отношениям с Минском действует до сих пор. К чему может привести такая прагматика — речь также пойдёт ниже.

Судя по всему, белорусское руководство не рассчитывало на такой стремительный пересмотр отношений. Как объяснил Лукашенко, «текущие проблемы в белорусско-российских взаимоотношениях — это не более, чем неприятный эпизод в великой истории двух братских народов«. Конечно, хотелось бы согласиться с подобным заявлением белорусского лидера. Однако обстоятельства, когда на карту поставлена судьба российско-белорусского союза, заставляют нас анализировать данную проблему далеко не однозначно, не столь оптимистично и сделать другой вывод.

Определяющие факторы российско-белорусского сотрудничества

Следует признать, что интеграционное взаимодействие России и Белоруссии определяется двумя президентами. Являясь представителем и защитником интересов крупного российского капитала, Путин соответствующим образом ведёт себя с Минском.

Россия хотела приватизировать крупную белорусскую госсобственность за бесценок. Например, за приватизацию Минского автомобильного завода (известного МАЗа) автохолдинг «Русавтопром», принадлежащий бизнес-группе «Базовый элемент», предложил всего 50 млн. долларов, хотя, по имеющимся оценкам, реальная цена МАЗа составляет 2,-2,5 млрд долларов. Если учесть, что в Белоруссии таких предприятий-гигантов насчитывается порядка 30, то, следовательно, весь белорусский «сборочный цех» оценивается упомянутыми олигархами в сумме 1,5 млрд долларов, то есть это составляет продажную цену самой мелкой нефтяной компании России.

Конечно, одним из главных раздражителей для значительной части правящих кругов России и, главным образом, для крупного российского бизнеса является белорусская модель развития, которая доказала свою жизнеспособность и конкурентоспособность в современном мире, и прежде всего, среди стран СНГ. По нашему мнению, белорусская экономическая модель во многом вобрала в себя черты рыночного развития Китая, Вьетнама, неоиндустриальных развивающихся стран региона Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии — от Индии до Южной Кореи и даже опыт Скандинавских стран.

С учётом современных мировых тенденций в Белоруссии была разработана стратегия устойчивого развития, в основу которой положена модель социально ориентированной рыночной экономики, главным регулятором которой выступает государство. Это своего рода одна из мировых моделей, исходящая из неокейнсианской теории государственного регулирования экономики в сочетании с неолиберальной монетаристской моделью Милтона Фридмана (Годин Ю. Ф. Белоруссия — это «Брестская крепость» современной России. — М.: ИТРК. 2008).

Несмотря на возникающие противоречия и даже порой кризисные явления во взаимоотношениях Минска с Москвой, следует, однако, признать, что в течение двадцати пяти с лишним лет Белоруссия всегда доказывала свою верность России и всячески поддерживала почти все её внешнеполитические акции на международной арене.

Сторонники единения России и Белоруссии с большим удовлетворением наблюдают дружественные встречи двух президентов, во время которых постепенно преодолеваются межгосударственные разногласия, накопившиеся за последние годы. Приезд Путина в Минск 2 июля 2014 года на празднование 70-летия со дня освобождения столицы Республики Беларусь от немецко-фа- шистских захватчиков свидетельствовал о признании неоценимого вклада белорусского народа в общую Победу, когда наши славные старшие поколения плечом к плечу защитили от коварного врага наше единое Отечество.

Особо следует отметить, что Республика Беларусь постоянно и активно поддерживает Российскую Федерацию в ее усилиях по реинтеграции постсоветского пространства: и в рамках СНГ, и в ЕЭП «Большой четвёрки» (Россия, Белоруссия, Казахстан, Украина), и в ЕврАзЭС, и в Таможенном союзе (Россия, Белоруссия. Казахстан), и в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС — Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия) и, конечно, по-прежнему, в строительстве Союзного государства.

Real politic Москвы для союзника13.09.2019 or 48998 200x119 Сберечь русскую православную цивилизациюЦентральное место в интеграционном взаимодействии Белоруссии с Россией занимает сотрудничество в топливно-энергетической сфере. От поставок природного газа из России зависит производство 95% белорусской электроэнергии. В структуре топливного баланса страны природный газ занимает 80%. Из России Белоруссия ежегодно импортирует для собственных нужд и для переработки 22 млрд. м3 газа и 24 млн. тонн нефти.

Российская Федерация является монополистом по поставкам энергоносителей в Республику Беларусь.Кроме того, Россия осуществляет по территории Белоруссии транзит энергоресурсов в Европу. «Газпром» ежегодно качает через Белоруссию до 32 млрд. м3 природного газа. Транзит российской нефти через Белоруссию в государства дальнего зарубежья превышал до последнего времени 85 млн. тонн в год.Кстати, следует отметить, что по белорусским транспортным путям Россия осуществляет до 70% экспорта в страны Европейского союза и примерно столько же российского импорта из этих стран. А ведь на долю ЕС приходится значительная часть российского внешнеторгового оборота.

Следует особо подчеркнуть, что именно в связи с высокой зависимостью Белоруссии от поставок топливно-энергетических ресурсов из России стала нарастать волна обострений во взаимоотношениях Москвы и Минска, начиная с 1999 года, то есть после российского финансового дефолта 1998 года, когда РФ стала повышать цены на нефть и газ своему стратегическому союзнику и партнеру. Эта мера незамедлительно сказалась на резком увеличении дефицита внешнеторгового баланса Белоруссии в торговле с Россией, что серьезно дестабилизировало экономику республики и ход строительства Союзного государства.

Например, в 2016 году при общем товарообороте 26,1 млрд. долларов экспорт из России в Белоруссию составил 15,3 млрд. долларов, а поставки из Белоруссии в Россию — 10,8 млрд долларов, то есть дефицит внешнеторгового баланса РБ с РФ составлял 4,5 млрд. долларов. Причём львиная доля этого дефицита приходится на импорт энергоносителей, так как республика с каждым годом вынуждена тратить всё большую сумму за их поставки из национального бюджета. Это связано со следующими обстоятельствами.

В конце 2006 года «Газпром» и Кремль буквально вышибли из Лукашенко согласие подписать газовое соглашение на условиях, предусматривавших переход на рыночную цену для Белоруссии: в 2008 году — 67% от среднеевропейской цены, в 2009 году — 80% и в 2010 году — 90%, а в последующие годы — продажу газа по среднеевропейской цене. На 1 января 2017 года среднеевропейская цена природного газа составила 139 долларов за 1000 кубометров, а для Белоруссии была установлена цена в 132 доллара за 1000 кубометров.

Минск же требует денег на таких же условиях, как и соседняя Смоленская область — 73 доллара за 1000 кубометров, исходя из принципа равноудалённости места потребления от места добычи и транспортировки газа. Россия не согласилась с позицией Белоруссии и выставила долг Минску за поставки газа, который на 1 апреля 2017 года насчитывал в сумме около 800 млн долларов.

Многомесячное противостояние союзников закончилось 3 апреля 2017 года, когда Путин и Лукашенко наконец-то встретились в Санкт-Петербурге и в течение пяти часов утрясали проблемы взаимных претензий. Согласившись с российскими доводами (иного решения для Минска нет. — Ю. Г.) по накопившемуся долгу за поставки природного газа, Минск получил в ответ от Москвы новый заём в размере 1 млрд. долларов- «на хороших условиях» для рефинансирования долговых обязательств по газу.

С признанием долга Минск заручился поддержкой Москвы, чтобы было также возобновлено финансирование по линии уже открытого кредита Евразийского фонда стабилизации и развития. Фонд под давлением России прекратил финансирование Белоруссии осенью 2016 года, когда обострение отношений Минска и Москвы достигло своего пика…

(Продолжение следует)02.09.2019 Godin images Сберечь русскую православную цивилизациюГОДИН Юрий Фёдорович, доктор экономических наук — специалист по экономической интеграции и экономи ческой безопасности во внешнеэкономической сфере; в 1997–2010 годах работал в Межгосударственном экономическом Комитете СНГ, Исполкоме Союза Белоруссии и России, в Комитете Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками. Автор и соавтор более 300 научных трудов, книг, монографий, статей в научной и общественной литературе, в том числе 120 публикаций, посвящённых российско- белорусским отношениям.

________________

*Предисловие к книге -

https://www.litres.ru/uriy-godin/rossiya-zapad-kak-sberech-russkuu-pravoslavnuu-civilizaciu-situ/chitat-onlayn/