Конфликт интересов Литвы и Комитета ООН

Литва отказывается показать малолетнюю жертву сексуального насилия политиков21.03.2019 54386857 399826020817463 79048 200x299 Конфликт интересов Литвы и Комитета ООНАдвокат Станисловас Томас в Комитете ООН добился постановления по делу об исчезновении литовской девочки Дейманте Кедите

*********

 

Минюст Литвы отказался выполнять выдвинутые организацией требования. Кроме того, литовские СМИ скрывают новый поворот в деле жертвы педофилов. О развитии событий в громкой истории, потрясшей всю страну, Baltnews узнал из первых уст.

5 марта адвокат Станисловас Томас добился в  Комитете ООН  вынесения постановления по делу о насильственном исчезновениям по делу Дейманте Кедите – четырехлетней девочки, которая стала жертвой трех педофилов и семь лет назад бесследно пропала.

В 2004 году Драсюс Кедис, отец Дейманте, обратился в правоохранительные органы с сообщением, что его дочь подвергалась сексуальному насилию со стороны трех неизвестных личностей.

В совершении этого преступления он обвинил судью Каунасского окружного суда Йонаса Фурманавичюса и политика Андрюса Усаса. В деле также фигурирует и бывшая жена Кедиса – мать девочки Лаймуте Станкунайте, которая предположительно и отдавала Дейманте педофилам для сексуальной эксплуатации.О совершаемом насилии Драсюс Кедис узнал от своей дочери, которая рассказала, что ей не нравится, когда «ее лижет Андрюс», приходящий к маме.

Отец записал ее подробный рассказ на видео и распространил в Интернете и различных инстанциях, обращался с письмами даже к президенту Литвы Дале Грибаускайте. Ряд комиссий постановил, что маленький ребенок не фантазирует, а говорит правду, однако показания девочки, которую допрашивали четыре раза в ходе расследования, что запрещено законом, были уничтожены. Расследование по делу остановилось.

После того, как при загадочных обстоятельствах погиб отец Дейманте, девочка решением суда была передана матери. Ее забрали силой вооруженные полицейские, которые штурмовали охраняемый дом. Затем от девочки добились противоположных показаний, в которых она отказывалась от своих слов о насилии и причастности к этому ее матери. После Дейманте исчезла, будто ее никогда и не было. О ее местонахождении и о том, жива ли девочка, ничего неизвестно.

8 марта 2019 года Министерство юстиции Литвы отказало Комитету по насильственным исчезновениям ООН в организации встречи с адвокатом девочки Станисловасом Томасом.

– Г-н Томас, что постановил Комитет по насильственным исчезновениям ООН?

– Комитет, как судебная инстанция ООН, принял решение, что Литва обязана найти Дейманте, сообщить ее адрес до 20 марта. Кроме того, ООН потребовала от Вильнюса разрешить её адвокату, то есть мне, немедленно встретиться с девочкой, а также разрешить с ней периодически встречаться тем людям, с кем она сама пожелает видеться.

Я был официально признан адвокатом, несмотря на то, что доверенность на меня написали друзья семьи, а не мать девочки, которой ее отдали.  В течение семи лет Дейманте не общалась с родственниками по отцу и со своими друзьями, а ее местонахождение – это государственная тайна Литвы. Я и друзья семьи, которые наняли меня, требуем доказательств того, что девочка жива. Если да, то где доказательства того, что она психически здорова?

Мои клиенты подозревают, что ей ввели какие-то препараты, чтобы она потеряла рассудок и стала психически нездоровой, и что якобы по этой причине она не контактирует с внешним миром уже семь лет. Никому не разрешается с ней встречаться из близких родственников. Ни один друг детства не может связаться с ней, она никому не пишет, хотя сейчас Дейманте должно быть 15 лет, в этом возрасте все дети имеют Instagram и Facebook. Однако у нее нет страниц в социальных сетях, что очень подозрительно.

– Почему ваш успех в Комитете ООН по насильственным исчезновениям по этому делу, которое получило широкий резонанс в обществе, игнорируется литовской прессой?

– Это показывает то, насколько пресса контролируется государством. ООН фактически приняла решение, что Литва должна раскрыть государственную тайну. Когда я месяц назад подавал жалобу [в Комитет], то пресса писала, что у меня нет никаких шансов. А сейчас, когда я пришел с победой в руках, – гробовое молчание.

Напомним, что диссидент и правозащитница Нийоле Садунайте неоднократно отмечала, что в Литве идет тотальная блокада любой информации по данному делу, поскольку педофилами могут оказаться люди, занимающие важные государственные посты, сообщил Sputnik Литва.

– Каким был ответ Литвы на постановление Комитета ООН?

– В прошлую пятницу литовский Минюст сказал одному проправительственному изданию – Laisvas laikrastis – что Литва не признает меня адвокатом девочки.

Во-первых, потому что я зарегистрирован адвокатом не в Литве, а в России. Но здесь самое главное, что меня признает ООН. Для Организации Объединенных наций я могу быть хоть из Бангладеша.

Во-вторых, потому что адвоката Дейманте может назначать только мать, которую девочка на протяжении нескольких лет, в возрасте с 4 до 8 лет, обвиняла в продаже ее педофилам. Тем не менее, Конвенция о защите от насильственных исчезновений предусматривает, что адвоката девочке может назначать любое лицо, у которого есть «легитимный интерес».

– Есть ли связь между президентскими выборами в Литве и отказом о выдаче информации по делу Дейманте, а также организации вашего свидания с девочкой?

– Безусловно, я лидер…Литовской консервативной партии на этих выборах в Европейский парламент. Эти выборы проходят вместе с выборами президента. Глава Литвы Даля Грибаускайте поддерживала передачу девочки матери, говорила о том, что решение суда должно быть исполнено. Оно и было исполнено, и вот уже 7 лет о девочке нет никаких новостей, а в деле 15 нераскрытых убийств.

В 2012 году девочку насильно забрали от сестры погибшего Драсюса Кедиса – Неринги Венцене, которая вскоре подверглась политическому преследованию в Литве. Более двух сотен вооруженных полицейских в ходе спецоперации штурмом взяли дом, в котором женщина находилась с девочкой, и схватили маленькую Дейманте для передачи матери.

Когда ребенка выносили, мама Кедите шла по левую сторону и через колено ломала правую ногу дочери, а её адвокат Гинтарас Черняускас шёл справа и ломал (скорее «выворачивал», причиняя боль — ред.) левую ножку. Когда девочку увозили, она теряла сознание, у нее текла слюна, а голова не держалась. Она громко кричала при протестующих, которые находились в этот момент у дома. Вскоре ребенок бесследно пропал. После ее исчезновения в республике заговорили о том, что Дейманте убили, чтобы она не опознала высокопоставленных педофилов.

– В прошлом году литовская диссидентка и правозащитница Нийоле Садунайте в эксклюзивном интервью Sputnik Литва заявила о том, что в республике должным образом не расследуют дело Дейманте Кедите, поскольку даже на президента Литвы Далю Грибаускайте надавили, из-за чего она пребывает в страхе. Согласны ли вы с такой оценкой?

– Возможно и так. В этом деле 15 убитых человек, которые причастны к этому расследованию, часть являются обвиняемыми в педофилии, но большинство из них – это борцы против педофилии. Педофил, которого опознала девочка и который провалился на детекторе лжи, – агент Департамента государственной безопасности (Андрюс Усас, который, по словам Томаса, был внедренным агентом ДГБ в Партии труда и являлся помощником председателя Сейма – прим. Baltnews.lt). Борцы против педофилии убиты настолько профессионально, что подозрение сразу падает на причастность к этому Департамента государственной безопасности (ДГБ).

К сожалению, педофила невозможно отличить по поведению от нормального человека, и уже то, что в сексуальном насилии над девочкой участвовал судья и агент спецслужб, говорит о том, что они находятся на высоких и секретных постах.Андрюса Усаса в различных источниках называют политиком и предпринимателем, однако Станисловас Томас отметил, что он являлся инфильтрованным в Партию труда агентом ДГБ, а также был помощником председателя Сейма.

По словам адвоката, то, что Усас имел прямое отношение к ДГБ, подтверждают показания председателя Комитета национальной безопасности Сейма Альгимантаса Матулявичюса.Также отметим, что убийства свидетелей и фигурантов дела Дейманте Кедите полны подозрительных обстоятельств, причем многие из них классифицируются как самоубийство и несчастный случай.

– Что вы планируете предпринимать дальше по данному делу?

– Сегодня я направил новую жалобу в ООН на основании ответа Минюста тому проправительственному изданию (Laisvas laikrastis), где я прошу Комитет ООН принять более жесткое решение в отношении Литвы и не ждать 20 марта.

– Боятся ли власти Литвы доведения дела до конца? Будут ли какие-то последствия для сложившейся политической «верхушки»?

– Безусловно, боятся. Девочку забрали, и ее местонахождение сразу объявили государственной тайной. У нас и у Садунайте, которая выступает моей клиенткой в этом  деле, есть  мнение, что девочка либо убита, либо психически больна, а болезнь спровоцирована препаратами для отключения памяти. Когда государство таким образом ведет себя с жертвой педофилии – это очень много говорит о самом государстве.

Когда девочку забирали,… понадобилось 236 полицейских, чтобы избить протестующих у дома девочки. Если выяснится, что девочка убита или больна, то сотни тысяч литовцев поймут, что государство сделало ошибку – и это будет конец этой пропедофильной элиты.

Развеять наши подозрения очень легко – просто надо показать видео по Skype, где Дейманте жива и говорит, что у нее все хорошо. Десять минут разговора по Интернету с камерой, и все члены антипедофильного движения идут домой. Но вот они [власти Литвы] даже решение ООН отказываются выполнять. Значит, что-то действительно в этом деле очень плохо.

Анастасия Савинова

корреспондент Baltnews

14.03.2019

https://baltnews.lt/authors/20190314/1018943991/lithuania-deimante-kedite-advokat-elita.html