Моральный вред личности

В России разработали внятную формулу оценки морального ущерба

001.03.2020 shutterstock 1582123549 782x440 200x112 Моральный вред личности

 

Комиссия по определению размеров компенсации морального вреда Ассоциации юристов России (АЮР) разработала методику определения размеров компенсации морального вреда.

Сейчас в нашей стране суммы назначаются без какой-либо системы, на совесть конкретного судьи, отмечают авторы.

**********

В результате пострадавший может получить в суде еще большее унижение от присуждения мизерной компенсации. Если документ будет принят на государственном уровне, стороны конфликтов смогут договариваться о справедливых компенсациях и без обращения в суд.

Необходимость компенсировать моральный вред закреплена в Гражданском кодексе РФ (ст. 151). Закон определяет его как физические или нравственные страдания от действий, нарушающих личные неимущественные права гражданина либо посягающих на принадлежащие ему нематериальные блага.

При определении материального ущерба судья основывается на различных документах, доказывающих убытки, – справках о расходах на лечение, различных сопутствующих тратах или неполученном доходе.

Когда же речь идет о моральном ущербе, судья может опираться лишь на собственное ощущение справедливости. Закон требует от него принять во внимание степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями пострадавшего, а также «иные заслуживающие внимания обстоятельства».

Неудивительно, что компенсации аналогичного ущерба в разных судах могут различаться в десятки раз. «Суд может взыскать как 15 миллионов, так и 100 тысяч рублей при схожих обстоятельствах. И предугадать здесь невозможно до момента оглашения решения судом», – рассказывает председатель комиссии АЮР по определению размеров компенсации морального вреда Ирина Фаст. А бывает и так, что травмы, полученные котом, и утрата родственника оцениваются в одинаковые суммы.

Конечно, назначить твердую цену за жизнь и потерю здоровья человека невозможно. Цель создания методики – установление ориентиров, на которые могли бы полагаться судьи и адвокаты при рассмотрении подобных дел. Средняя компенсация морального вреда в России – 82 тысячи рублей (по статистике судебного департамента Верховного суда РФ).

Перед авторами методики стояла задача не только стандартизации и унификации, но и повышения размеров компенсаций до более достойного уровня, подчеркивает Ирина Фаст. Согласно социологическому исследованию АЮР, россияне считают справедливой компенсацию 2,5–17 млн. рублей в зависимости от полученного ущерба. Например, в случае гибели родственника они называли сумму около 9 млн. рублей.

Методика основана на проведенных соцопросах и изучении зарубежного опыта – по пути стандартизации размеров возмещения морального вреда двигается большинство развитых стран. При этом судам предоставляется возможность отступать от рекомендуемых значений, учитывая специфику обстоятельств конкретного дела.

Например, в Германии методика строится на статистике размеров компенсаций по конкретным видам вреда – в специальных сборниках публикуются краткие отчеты обо всех делах с указанием типа вреда жизни или здоровью, ключевых особенностей дела и сумм компенсации. Суды следуют устоявшимся размерам.

В Англии регулярно утверждаются специальные таблицы с указанием сотен видов вреда жизни и здоровью. Рекомендуются диапазоны сумм, основанные на статистике, политико-правовых соображениях о ценности человеческой жизни и инфляции. В Италии и Франции существуют утвержденные каталоги видов вреда здоровью, а компенсации зависят от баллов тяжести вреда.

АЮР предлагает ввести три вида вреда здоровью: перманентный, с которым пострадавшему придется жить до конца жизни, временные страдания на период лечения и боль, не сопряженная с какими-либо долгосрочными последствиями для здоровья.

Для первого предлагается установить шкалу вреда от 0 до 100 баллов, где самый тяжкий вред будет равен 100 баллов, и присвоить ему некий вменяемый размер компенсации. Например, за основу расчетов можно взять моральный вред от полного и пожизненного паралича с поражением речевой функции. Усредненная компенсация за него могла бы быть в размере 4,5 млн. рублей или сопоставимого числа МРОТ или величин прожиточного минимума. Это средняя арифметическая величина стандартной компенсации в ряде европейских стран с поправкой на паритет покупательной способности валют.

«Естественно, речь идет лишь о рекомендуемой вменяемой сумме компенсации, которую судья может корректировать при наличии нестандартных особенностей дела, с учетом степени вины и иных обстоятельств. В принципе эта сумма может быть и выше и в целом быть объектом дискуссий. Но вечно их продолжать невозможно, и следует просто договориться», – полагает Ирина Фаст.

После этого нужно определить соразмерное соотношение для остальных видов вреда и создать их каталог. При этом предельную сумму необходимо ежегодно индексировать.

Временные страдания до окончания курса лечения предлагается измерять также по шкале от 1 до 100, установив максимальное количество баллов за каждый день самых тяжких страданий. Такая компенсация может составить 3 тысячи рублей в день, а при менее тяжких страданиях пропорционально уменьшаться.

Краткосрочные болевые ощущения, не сопряженные с необходимостью лечения, могут измеряться по шкале от 1 до 100, где 100 – это нарушение неприкосновенности тела, сопряженное с унижением или способное повлечь долгосрочные эмоциональные травматические последствия (изнасилование, пытки), а 1 – это легкий вред здоровью, не способный повлечь какие-либо серьезные эмоциональные или физические последствия (например, несильный удар по лицу во время драки).

Размер компенсации, соответствующей 100 баллам, может составить 2,25 млн. рублей (50% от размера максимальной компенсации за перманентный вред здоровью). Размер компенсации при утрате близкого тоже предлагается измерять по шкале от 1 до 100, где 100 баллов назначается родителям за гибель ребенка (4,5 млн. рублей).

Далее предлагается высчитывать компенсации по формуле, где в качестве коэффициентов учитываются вина причинителя (неосторожность, грубая неосторожность, умысел) и индивидуальные особенности потерпевшего.

«Надо учитывать, что в силу разных особенностей разные люди могут испытывать разные страдания в одной и той же ситуации. Удар по лицу с переломом носа боксеру нипочем, а девушке – страшные страдания; небольшая пытка для любителей мазохизма только в удовольствие; поломанная нога для балерины и уход из профессии – трагедия жизни, а для айтишника – небольшое переживание…Субъективный элемент должен учитываться как понижающий или повышающий коэффициент», – говорится в документе. Например, моральный вред при потере ребенка оценивается в 4,5 млн. рублей, но, если при этом истец не жил с семьей и не участвовал активно в воспитании ребенка, сумму можно умножить на понижающий коэффициент 0,1 и назначить ему 450 тыс. рублей.

Отдельно стоит обсудить влияние на размер компенсации имущественного положения причинителя вреда, указывают авторы методики. Там, где он богат (например, крупная корпорация), можно не сильно переживать и поднимать компенсацию, а с нищего ответчика взыскивать меньше.

Например, в случае, если богатый мажор-стритрейсер (коэффициент 2), находясь в наркотическом опьянении (грубая неосторожность – коэффициент 1,5), совершает наезд на пешехода, который сам не способствовал ДТП (нет вины пострадавшего – коэффициент 0), и тот получает тотальный паралич (4,5 млн.), то сумма компенсации молодому человеку (у него была вся жизнь впереди, а теперь он в состоянии полной беспомощности, но в сознании – коэффициент 2) составит 27 млн рублей.

Если в то же состояние потерпевшего поставит водитель, который не виновен в ДТП (но отвечает без вины в силу ГК), и при этом он очень беден, сам пострадавший – пожилой человек с болезнью Альцгеймера, не осознающий свое существование, – способствовал аварии своей грубой неосторожностью, компенсация составит 281 тыс. рублей.

Сейчас комиссия АЮР оттачивает последние детали в методике, после этого ее представят в Совет Федерации. Далее возможны два варианта – разработка соответствующих поправок в Гражданский кодекс или направление рекомендаций в Верховный суд, постановление пленума которого будет отсылать суды к разработанным критериям.

Большинство судей поддерживают введение ориентиров – согласно исследованию АЮР, за это выступают почти 80% опрошенных.

Систематизация и обобщение судебной практики по этой категории дел положительно скажется на выработке единообразного подхода, говорит адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Сергей Завриев. Однако нормирование компенсации морального вреда не позволит учесть всех обстоятельств дела и особенностей каждой конкретной ситуации, считает юрист.

«Полагаю, что при определении конкретных сумм компенсации необходимо каждый раз исходить из конкретной ситуации и, безусловно, учитывать не только обстоятельства дела, но и личности истца и ответчика, их материальное положение, сферу занятости (профессию), а также поведение ответчика после того, как ему были предъявлены соответствующие претензии», – пояснил он.

16.03.2020

Марина Юршина

https://profile.ru/politics/v-rossii-razrabotali-vnyatnuyu-formulu-ocenki-moralnogo-ushherba-254454