СУДЕБНЫЙ АБСУРД

В Вильнюсе идет к концу суд по делу о трагических событиях 13 января 1991 года

01.02.2016 sausio 13 osios byla 70261426 200x132 СУДЕБНЫЙ АБСУРД

 

Прокуратура предложила дать пожизненный срок маршалу Советского Союза, бывшему министру обороны СССР Дмитрию Язову, которого судят заочно за «преступления против человечности», а бывшему командиру танка, тогда еще лейтенанту Юрию Мелю, ныне гвардии полковнику запаса, который попал в литовскую тюрьму в 2014-м во время поездки в республику из Калининграда, прокурор Дайва Скорпускайте-Лисаускене попросила дать 16 лет.

********

В руках литовской Фемиды еще один гражданин России, вильнюсец Геннадий Иванов, которого угораздило не покинуть республику после тех событий; видимо, как и Юрий Мель, был уверен, что никакой вины за ним нет. Он был тогда начальником Службы ракетно-артиллерийского вооружения 107-ой мотострелковой дивизии, дислоцированной в литовской столице. Ему предлагают дать 12 лет.

16.05.2018 l 200265 200x123 СУДЕБНЫЙ АБСУРД

 

Остальные — более 60 человек — вне досягаемости литовской Фемиды, включая, естественно, маршала Дмитрия Язова.

Они живут в России, Белоруссии, других странах, откуда их не выдают.

Язову, между прочим, инкриминируют создание… организованной преступной группы вместе с главой МВД СССР Борисом Пуго, председателем КГБ СССР Владимиром Крючковым, секретарем ЦК КПСС и членом Политбюро КПСС, тогда еще правой рукой Михаила Горбачева Олегом Шениным. Мол, пытались силой вернуть Литву в состав СССР. Все «подельники» маршала, как известно, ушли из жизни, а то бы и их судили в Вильнюсе.

Пожизненное заключение предлагается также бывшему командующему вильнюсским гарнизоном, генералу Владимиру Усхопчику, бывшему командиру прибывшей в Вильнюс группы офицеров «Альфы» Михаилу Головатову, бывшему заместителю министра внутренних дел ССР Николаю Демидову, бывшему начальнику управления внутренних войск МВД СССР по Северо-Западу и Прибалтике, генерал-полковнику Василию Савину, а также одному из командиров вильнюсских десантников Василию Кустрио, которого обвиняют в том, что он выстрелил в добровольца вооруженных сил Литвы Витаутаса Лукшиса и нанес ему тяжкое повреждение. То есть всем тем, кто выполнял приказ, вероятнее всего, главнокомандующего, президента СССР, генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. Кто еще в Советском Союзе мог двинуть войска в столице «мятежной республики»?

Под судом также заочно находятся бывший второй секретарь ЦК Компартии Литвы ( на платформе КПСС) Владислав Швед, бывший секретарь ЦК Компартии Литвы (на платформе КПСС) Альгимантас Науджюнас и другие.

От всех обвиняемых по делу о событиях 13 января 1991 года возле телебашни в Вильнюсе потребовали возместить 11,3 млн евро ущерба. Прокурор Дайва Скорупскайте-Лисаускене пояснила: сумма иска сложилась из оплаты лечения раненых 13 января 1991 года, расходов на захоронение погибших, возведение мемориалов, из социальных выплат детям погибших, выплат пострадавшим.

Напомним: в ту ночь защитников независимости республики призвал к телебашне, откуда вела вещание Литва, её лидер профессор Витаутас Ландсбергис. А солдаты и офицеры советского гарнизона столицы и группа «Альфа», прибывшая из Москвы, получили приказ занять телебашню. Погибли люди.

Были убиты 13 человек, считающихся защитниками свободы, и лейтенант «Альфы» Виктор Шатских, смертельно раненый неизвестным в спину. Пуля вошла сверху. Литовские власти заявили, что людей убили советские военнослужащие. Сторонники же советской власти утверждали: расстрел велся с крыш соседних домов. Кто стрелял — неизвестно.

Литовская прокуратура считает доказанной версию о вине советских военнослужащих, и отрицание этого юридического утверждения чревато судебным преследованием, так как в Литве на законодательном уровне запрещено отрицать и «советскую оккупацию», каковой считается весь советский период, и «советскую агрессию», которая, по мнению прокуратуры, произошла в январе 1991-го.

В 2012 году лидер Социалистического народного фронта Литвы Альгирдас Палецкис получил штраф в размере примерно 3 тысяч евро за то, что в полемическом запале публично заявил о трагедии 13 января так: «Свои стреляли в своих», намекнув на неких провокаторов. Судья Регина Поцене оценила слова политика: Палецкис, «имевший цель отрицать и грубо принизить факт агрессии 1991 года, делал это публично и оскорбительным образом». «Свобода выражения мнения и убеждений не согласуется с преступными действиями», — сказала она.

Тут следует заметить, что за попытку «государственного переворота» в Литве, провозгласившей восстановление независимости 11 марта 1990 года, уже отсидели в тюрьме лидеры ЦК Компартии Литвы (на платформе КПСС) — Миколас Бурокявичюс, ушедший из жизни в 2006 году, Юозас Ермалавичюс, Юозас Куолялис (умер в прошлом году) и другие. Больше всех досталось бывшему руководителю коммунистов Литвы Миколасу Бурокявичюсу — он отбыл за решеткой 12 лет, но не изменил своим взглядам, в 2000-м отказался писать прошение о помиловании, заявив, что у него нет вины перед Родиной.

Незадолго до смерти Бурокявичюс заявил на местном телевидении: «Самым большим виновником в том, что была использована военная сила, является Горбачев. Он был Верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами. А генералы, которые были здесь, в Вильнюсе, сами не посмели бы делать такие дела…». И сообщил, что звонил в ту ночь Михаилу Сергеевичу по прямому (!) телефону. По одним данным, президент СССР успокаивал Бурокявичюса, по другим — вовсе не поднял трубку.

Литовское телевидение ЛРТ попыталось получить комментарий от бывшего президента СССР. И вот что ответил его пресс-секретарь (в цитировании LRT. lt): «Михаил Сергеевич по этому вопросу никаких комментариев больше давать не будет. Ищите в сообщениях его Фонда то, что он об этом сказал ранее».

А ранее Михаил Сергеевич уверял, будто в ту ночь на 13 января 1991 года крепко спал и ничего не знал о событиях в Вильнюсе…

16.05.2018

Сергей Орлов

https://svpressa.ru/politic/article/200265/

Министр обороны СССР попал под суд инквизиции

16.05.2018 m922824 200x155 СУДЕБНЫЙ АБСУРД

 

Близится к концу циничный, но показательный спектакль, известный как «дело 13 января».

Главного обвиняемого – бывшего министра обороны СССР Дмитрия Язова – литовская прокуратура потребовала приговорить к высшей мере наказания.

Это тот случай, когда России стоило бы вмешаться в процесс, введя против Литвы свои санкции.

И отнюдь не из-за маршала Язова.

Генеральная прокуратура Литвы требует пожизненного заключения не только для Язова, но и для бывшего начальника Вильнюсского гарнизона Советской армии Владимира Усхопчика и бывшего замкомандира 76-й дивизии ВДВ Василия Кустрьо. Все они обвиняются заочно. Дело о январских событиях 1991 года рассматривает Вильнюсский окружной суд.

«Язов обвиняется в создании организованной группы из 160 военных и политических деятелей, которые вооруженным путем попытались вернуть Литву в состав СССР», – зачитала обвинительный акт прокурор Дайва Скорупскайте. По ее утверждению, «результатом таких попыток обвиняемых стала гибель ни в чем не повинных людей», и «совершенные деяния следует квалифицировать как военные преступления и преступления против человечности».

Современная литовская юриспруденция рассматривает события января 1991 года как «агрессию», а потому достаточно вольно обращается и с фактами, и с уликами.

В суде очно участвуют два гражданина России – проживающий в Вильнюсе Геннадий Иванов, который в 1991 году был начальником службы ракетно-артиллерийского вооружения 107-й мотострелковой дивизии, и арестованный четыре года назад калининградец Юрий Мель. По данным прокуроров, во время штурма Вильнюсской телебашни он командовал одним из танков.

Прокуроры предлагают назначить наказание в виде лишения свободы в исправительном доме на 12 лет для Иванова и 16 для Меля. Последнего задержали на пограничном КПП Литвы и Калининградской области. Все это время россиянин, страдающий тяжелой формой диабета, содержится в Лукишкском СИЗО (в советское время – СИЗО КГБ ЛитССР). 16 лет в исправительном доме – это стандартная форма наказания для российских военных, которых литовские прокуроры обвиняют в военных преступлениях, исключение сделано только для некоторых из них.

Местная прокуратура весьма узко подошла к самому «событию преступления», если вообще была вправе это делать. В Вильнюсе рассматривают только происходившее ранним утром 13 января 1991 года, полностью вырвав из контекста и исключив таким образом поиск дополнительных доказательств, оценку мотивов и прочие существенные для состязательного процесса обстоятельства.

Так, показания полковника Усхопчика, который утверждал, что солдатам были выданы только холостые патроны и даже на знаменитых кадрах хроники видно, что они стреляют вверх, просто не взяли в расчет.

Не приняты в суде и документы судебно-медицинской экспертизы, согласно которым часть гражданских погибли от выстрелов из винтовок Мосина времен Первой мировой войны и от пуль иностранного, предположительно, канадского производства. Раневые каналы также свидетельствуют о том, что часть погибших получили смертельные ранения сверху вниз, что возможно только при выстрелах с крыш домов, соседствующих с телебашней на проспекте Космонавтов. Есть и свидетельские показания о выстрелах, раздававшихся с этих крыш.

Не рассматривается эпизод с гибелью сотрудника «Альфы», который был убит выстрелом в спину из снайперской винтовки иностранного производства как раз в тот момент, когда собирался подняться на крышу соседнего дома. Он похоронен в подмосковной Балашихе.

Не рассматривается и знаменитый эпизод с «прыгающим танком»: кто-то из литовцев тряпками закрыл обзор механику-водителю (ныне, предположительно, гражданину одной из среднеазиатских республик), он занервничал, начал дергать рычаги, и танк «впрыгнул» в толпу людей, задавив молодую девушку Лорету Асанавичюте, ставшую символом тех событий.

В Литве такие показания и улики считаются негодными, поскольку караются законом об отрицании советской агрессии. Этот закон в принципе не позволяет рассматривать какие-либо альтернативные версии, и даже представляющие улики адвокаты в итоге могут сами оказаться в том же Лукишкском СИЗО. Срок за вербальные рассуждения о неоднозначности тех событий получил, например, известный литовский политик Альгирдас Палецкис.

Считать такой суд конкурентным или хотя бы юридически дееспособным невозможно. Исключение из процесса всех аргументов защиты – это в чистом виде инквизиция.

16.05.2018 YAzov 1330656 200x160 СУДЕБНЫЙ АБСУРД

 

Министр обороны СССР Дмитрий Язов (фото: Александр Чумичев/Фотохроника ТАСС)

Есть и особые политические обстоятельства. Например, суд вызывает Михаила Горбачева только как свидетеля, что делает маршала Язова чуть ли не единственным «организатором преступной группы».

«Икона стиля» Горбачев из-под расследования выведен на основании его же собственной позиции 27-летней давности: я ничего не знал, все злые военные устроили. А это уже политико-историческая трактовка, а не юридическое исследование обстоятельств дела.

Другой пример: из командования вильнюсского гарнизона и так называемого северного военного городка под обвинение попал только белорус Усхопчик, а еще одна «икона стиля» – командующий полком САУ, председатель офицерского собрания гарнизона полковник Аслан Масхадов в деле даже не упоминается.

Сужение его рамок до событий утра 13 января тоже не способствует состязательности, а ведь рассказать можно многое. Например, о том, что за двое суток до трагедии Усхопчик посылал в парламент Литвы парламентеров, но их уазик был остановлен неизвестными вооруженными людьми в камуфляже, после чего офицеры-парламентеры были избиты прикладами автоматов.

Тот же Усхопчик менял маршруты перемещения армейских колонн, тянувшихся в северный городок, так, чтобы не сталкиваться с толпами митингующих. А первый раненый был десантником: у Дома печати в него выстрелили из малокалиберной винтовки с верхних этажей здания и попали в щеку. Все это было зафиксировано на видео, но произошло за сутки до рассматриваемых судом событий, следовательно, литовцам не интересно.

Не интересуют их и показания многочисленных свидетелей, в том числе бывших сотрудников КГБ СССР, наблюдавших за развитием событий в Литве не только утром 13 января, а с осени 1990-го.

Всё это просто отвратительно. Но общая позиция Москвы – невмешательство, хотя, например, Юрий Мель был попросту похищен литовской полицией. Конечно, силком его никто в Пагегяй не затаскивал, своей головой нужно думать, куда ты едешь. Но литовская сторона отказала ему в консульском сопровождении, а человек находится в очень тяжелом физическом состоянии, и не факт, что в Лукишках ему оказывают достаточную медицинскую помощь.

Никто не призывает брать штурмом СИЗО, но можно было бы ввести санкции, например, против прокурора Дайвы Скорупскайте (не родственница известной польско-голливудской актрисе Изабелле Скорупко) и других действующих лиц инквизиторского процесса. Это тоже будет мера паллиативная (вряд ли пани прокурор собирается в ближайшее время в Москву или в Калининград), но хотелось бы увидеть хотя бы жест. А то получается, что любой, кто хочет, тот нас и судит, возвращая при этом юридическую процедуру во времена раннего Средневековья.

16 мая 2018
Фото: Владимир Гулевич/Фотохроника ТАСС
Текст: Евгений Крутиков

https://vz.ru/world/2018/5/16/922824.html

На эту тему