«Кривое зеркало» в Брюсселе


evropa1 «Кривое зеркало» в Брюсселе


Чешский художник Давид Черни ухитрился одним махом оскорбить весь Евросоюз. После того, как его скульптура под названием «Энтропа» украсила собой вход в здание Евросовета в Брюсселе, чешским властям даже пришлось извиняться перед европейскими соседями.

А ведь начиналось все совершенно иначе. Скульптура Давида Черни, выставленная в Брюсселе при поддержке чешского правительства, должна была придать началу председательства Чехии в ЕС особый шарм, некую легкость и красоту, которой так не хватает порой унылым брюссельским бюрократам.

Двадцать семь «окошек», по числу стран-членов Евросоюза, а в окошках – то, чем эти страны более всего знамениты в мире. Так, по крайней мере, объяснял художник свою задумку членам чешского правительства.

Каково же было изумление министра по делам Европы Чешской республики Александра Вондры, специально явившегося открыть экспозицию, когда он увидел, чем заполнил ячейки скульптуры маэстро Черни. Вместо лестных «достопримечательностей» в окошках красовались символы самых известных клише, бытующих в сознании массы людей в отношении той либо иной страны.

К примеру, Дания была изображена, как огромный конструктор «Лего», на долю Польши пришелся католический священник, размахивающий радужным флагом гомосексуалистов, Швеция превратилась в здоровенный картонный ящик с надписью Ikea…

Впрочем, перечисленные стереотипы – еще из наиболее безобидных. Некоторым странам не повезло гораздо больше.

Например, Испанию художник изобразил в виде забетонированного лица (испанцы считаются среди европейцев довольно высокомерными по отношению к иностранцам), Германия предстала в виде сети автобанов, издалека складывающейся в свастику, а хуже всего пришлось Болгарии


bulgar «Кривое зеркало» в Брюсселе


– ее Давид Черни «увидел», как огромный, грязный писсуар (европейцы полагают, что болгарские общественные туалеты – самые грязные в ЕС).

Сказать, что возмущению собравшихся в Брюсселе на открытие скульптуры европейских политиков не было предела – значит, в немалой степени «смягчить» ситуацию.

Десяток послов при ЕС потребовали от чешского правительства немедленных объяснений. Министр Вондра в срочном порядке открестился от этого шедевра и сказал, что его правительство, подобно знаменитому товарищу Огурцову из «Карнавальной ночи», никакого отношения к произошедшему безобразию не имеет.

«Энтропа» — это произведение искусства, не больше и не меньше, — подчеркнул он в своем официальном выступлении, — а министры чешского правительства занимаются обычно политикой и экономикой».

Особенно усердно пришлось извиняться перед посольством Болгарии в ЕС, чья представительница была просто вне себя от возмущения. «Во-первых, эта штука уродлива, а во-вторых – она оскорбляет болгар и их национальное достоинство!» — заявила она в интервью бельгийскому телевидению.

У некоторых послов вообще не хватило выражений: представитель ФРГ мрачно промолчал, сделав вид, что не замечает, как с каждым метром, отделяющим скульптуру от наблюдателя, автобаны с бегающими по ним игрушечными автомобильчиками в немецком «окошке» все отчетливее складываются в свастику.

Наиболее выдержанной оказалась реакция австрийцев. Их страна была изображена Давидом Черни в виде огромной атомной электростанции с портретом Моцарта на фронтоне. Австрийский министр по делам Европы Томас Бранднер лишь с грустью заметил на это: «Похоже, мы в самом деле так издергали нервы бедным чехам своими АЭС, что они уже ничего другого о нас придумать не могут».


itali «Кривое зеркало» в Брюсселе


Как бы там ни было, а чешскому правительству пришлось дистанцироваться от скульптуры и ее создателя, уверяя, что вся эта затея – такая же неожиданность для руководства Чехии, какой она стала для всех остальных. Что ж – пожалуй, можно предположить, что подобная реакция является для Давида Черни, скорее, похвалой его таланту.

Куда хуже он мог бы воспринять поздравления с удавшейся экспозицией и, чего доброго, покровительственное похлопывание по плечу в исполнении министра Александра Вондры. А так – все на своих местах: художник бросил вызов «священной корове» европейцев – политкорректности. Подобно Тилю Уленшпигелю, он заявил жителям Европы: «Ik ben ooren Spiegel!» («Я – ваше зеркало!»). А как говорится в русской пословице: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива».

Впрочем, в данном случае, пожалуй, «зеркало» Давида Черни также оказалось порядком искривлено – в конце концов, стереотипы как раз потому так и называются, что страдают поверхностностью. Все равно, что утверждать, к примеру, что в России по улицам медведи бродят.

Скандальную скульптуру решено было не убирать, и теперь любой брюсселец и турист может полюбоваться Румынией в виде «комнаты страха» с торчащими из всех щелей Дракулами, раскачивающейся и подвывающей мохнатой волынкой-Ирландией и Грецией, сплошь состоящей из горящего леса. Как бы там ни было, а начало чешского председательства в Евросоюзе, как минимум, запомнится европейцам надолго.

Борис Альтнер

Б.Альтнер