Эхо последнего боя

Отечественная история -»Красная Звезда» -3.11.2007 г.

Михаил Чертков.

Стокгольм — Москва.


lodka Эхо последнего боя

…Ее начали строить во время второй советской пятилетки, в ноябре 1932 года на секретном ленинградском заводе № 194. И дали имя, соответствующее тому времени, — «Воинствующий безбожник». Позже подлодка Щ-305 была переименована и получила короткое, хлесткое имя «Линь».Это была современная по тем временам подлодка, способная погружаться на глубину 90 метров, развивать скорость до 12 узлов, мощность ее дизелей составляла 1.370 лошадиных сил. В предвоенное время подлодки этой серии несли боевую вахту, а с началом Великой Отечественной быстро завоевали у врагов славу грозного противника.

В свой первый боевой поход Щ-305 отправилась уже на третий день войны. Основным противником «Линя» стали финские субмарины. Все встречи с неприятелем заканчивались для Щ-305 счастливо. Казалось, что она словно заколдована на невредимость! Однако, 5 ноября 1942 года удача была не на ее стороне. Под прикрытием непогоды Щ-305 проводила зарядку аккумуляторов. В это время ее обнаружила финская «Ветехинен», удачно избежавшая почти полтора года назад торпеды самого «Линя». Заняв удобную позицию для атаки, «Ветехинен» выпустила две торпеды. Однако, несмотря на малую дистанцию, она промахнулась.

Раздосадованный командир «Ветехинен» приказал открыть огонь из 76-мм пушки. Но и он не принес желаемой победы. Между тем расстояние между подлодками стремительно сокращалось. «Линь» начала срочное погружение, и в этот момент «Ветехинен» врезалась в ее левый борт чуть позади места расположения носовых горизонтальных рулей. Уйдя на дно, Щ-305 стала последним пристанищем для доблестного экипажа из 38 человек.

Спустя десятки лет скандинавские поисковики, обнаружив в архивах примерные координаты гибели «Щуки», нашли ее. Благодаря финансовой помощи шведского сотового оператора ТELE2 были проведены дорогостоящие исследовательские работы, в ходе которых поисковики использовали и современнейший гидролокатор, и специальную подводную камеру, управляемую дистанционно. А на днях родственники погибших подводников смогли побывать на месте трагедии.

Они приехали всего на пару дней: вещей немного. Зато у всех много фотографий — их хранили дома, в Санкт-Петербурге и Москве, а теперь сверяют их и на вроде как чужих фото находят своих отцов. Но сохранились не только фото. Владимир Зуев, сын политрука подводной лодки Щ-305 Виктора Зуева, привез отцовский китель. Отдельно — подарки поисковикам, финнам и шведам, нашедшим Щ-305 на дне Балтики.

Ранним утром 30 октября 2007 года из местечка Грисслехольм в море вышел катер, на борту которого находились родственники — сестры, дети и внуки погибших советских моряков. Их сопровождали шведские поисковики и ныряльщики. И вот они на месте разыгравшейся трагедии.

Печальная и в то же время благородная миссия — отдать последние почести своим предкам. Россияне бросили в море горсть земли, привезенной с родных берегов; спустили на волны венки и букеты, увитые лентами цветов российского флага. Владимир Зуев зачитал списки погибших моряков. И после минуты молчания настоятель Сергиевского прихода Московского патриархата в Стокгольме отец Владимир Александров совершил панихиду.

На глубину 136 м под проржавевший от времени и заросший водорослями корпус опускается табличка, написанная на русском и шведском языках: «Щ-305. 31.XII.1933 — 5.ХI.1942. Вечная память подводникам». На дно ее доставил подводный робот. За его работой можно было наблюдать с помощью сонара, подключенного к монитору на борту катера.

Участница войны, сестра командира Щ-305 Дмитрия Сазонова, Нина Михайловна Потапова, наблюдая за лежащей на грунте подлодкой, вспоминает: «Последний раз я видела брата осенью 1941 года, перед тем как он принял подлодку. Он много рассказывал о команде, о предыдущих выходах на задания. Разное бывало. Мы получили на брата целые три похоронки».

«Ни одна из наших матерей снова не вышла замуж — они ждали, хранили верность подводникам», — говорит Галина Ануфриева, дочь помощника командира Петра Ануфриева.

Руководитель группы шведских поисковиков, обнаруживших советскую подлодку, Бьерн Русенлеф тоже взволнован: «Для меня история с подлодкой в целом закончилась, когда несколько месяцев назад мы сумели идентифицировать ее. Но, увидев родственников погибших моряков, я понял, что останки субмарины, лежащие на дне, — это значительно больше: это история, это радость и печаль».


korablik Эхо последнего боя

Михаил Чертков