Июль 17-го:

Июль 17-го: «квартирмейстеры» делают выбор (часть 2)

Владимир БУРЦЕВ, «Красная звезда».


bronev17 Июль 17 го:


18 октября военный министр Верховский на заседании Временного правительства выступил за заключение мира с Германией, но не получил поддержки министров, следовавших рекомендациям послов стран Антанты в Москве. В знак протеста он подал рапорт об отставке. 21 октября, за четыре дня до захвата власти большевиками, Керенский отправил строптивого министра в двухнедельный отпуск, из которого он, скорее всего, уже бы не вернулся.

Фактическая отставка Верховского вызвала крайнюю тревогу у Ленина, опасавшегося, что военное ведомство возглавит кто-то из генералов вроде волевого и решительного Корнилова.

Вечером 24 октября он пишет лидерам большевиков:

«Я пишу эти строки вечером 24-го, положение донельзя критическое. Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно.

Буржуазный натиск корниловцев, удаление Верховского показывает, что ждать нельзя. Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство, обезоружив (победив, если будут сопротивляться) юнкеров и т.д.

Кто должен взять власть?

Это сейчас неважно: пусть её возьмёт Военно-революционный комитет или другое учреждение, которое заявит, что сдаст власть только истинным представителям интересов народа, интересов армии… Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия».

Ленин, как видим, не ставил целью восстания захват власти большевиками, он допускал возможность, что это может быть и «другое учреждение». Главное для него в те дни — «арестовать правительство». В том же ключе размышляла и группа генералов-«державников», готовых на союз с Лениным и его сторонниками, чтобы отстранить от власти манипулируемое странами Антанты правительство Керенского.

Писатель О. Стрижак высказал мнение, что «заговор генералов» против Временного правительства окончательно оформился в сентябре 1917 года. Его ключевыми фигурами стали генерал-майор А.А. Самойло, имевший большой опыт работы в оперативном отделе Генштаба и Ставки, а также уже упомянутые генералы Потапов и Верховский.

Поддержать большевистский переворот генштабисты уговорили командующего Балтийским флотом контр-адмирала А.В. Развозова. Эта группа генералов, судя по дальнейшему развитию событий, не намеревалась препятствовать передаче власти после свержения Временного правительства II Всероссийскому съезду Советов рабочих и солдатских депутатов.

ИДЕЯ СЪЕЗДОВ, заметим, не была большевистским изобретением. С древнейших времен на просторах нашего Отечества собирались сход, вече, казачий круг, курултаи, Земские соборы. Это были своего рода заседания советов, и эта система в общем-то совместима с монархическим способом управления. Поэтому нельзя исключать, что в определённых военных кругах съезд рассматривали как современное «издание» Земского собора, призванного вырвать страну из порочного круга нового Смутного времени.

Приоритетом для генералов было отстранение от власти связанного со странами Антанты Временного правительства и прекращение участия в Мировой войне, ставшего бессмысленным после краха Российской империи. Плоды победы в войне достались бы уже не России, а её западным союзникам. В конечном счёте генштабисты стремились прежде всего сохранить территории Великой России — временно даже под марксистскими идеологическими лозунгами.

Позднее можно было бы при необходимости разобраться и со своими временными политическими союзниками — большевиками. Тайный союз части руководства большевистской партии и некоторых кругов Генштаба бывшей Российской империи был браком по расчёту для обоих «влюблённых».

Представляется, что их общий противник — Временное правительство — именно этого и опасался. В июне 1917 года министр почт и телеграфов Ираклий Церетели предрекал: «Через ворота большевиков войдёт генеральская контрреволюция». Предчувствие его отчасти не обмануло.

После смерти Ленина Сталин фактически возродил Российскую империю в политической форме СССР, а на склоне лет попытался перенести центр государственного управления из заидеологизированного аппарата ЦК партии в «технократический» Совет министров. Да и «ленинскую гвардию» он основательно почистил, из соратников Владимира Ильича мало кто умер своей смертью.

В начале сентября 1917 года, утверждает Стрижак, группа генералов, среди них А.А. Самойло и Н.Н. Петин, составила план действий во имя спасения гибнущей России. Он предусматривал немедленный мир с Германией и Австро-Венгрией, демобилизацию разложившейся армии, выставление против германских и австро-венгерских войск «завесы» — 10 дивизий по 3 тысячи штыков (притом наполовину — офицерский состав). И под этим прикрытием формирование новой армии.

Примечательно, что после поражения Германии в Первой мировой войне немецкий генералитет поступил примерно также: скованный ограничениями по численности рейхсвера во времена Веймарской республики, он максимально насытил войска офицерами бывшей Германской империи…

«Когда Ленин 24 октября писал второпях свою записку, в Петрограде, — пишет Олег Стрижак, — специальные группы тихо овладевали почтамтом, телеграфом, телефонной станцией, вокзалами. Все эти учреждения продолжали исправно работать, просто на почте и телеграфе вводилась негласная цензура — какие письма и телеграммы дозволительно отправлять, а какие нежелательны.

На телефонной станции вводилось прослушивание всех телефонных разговоров и разъединение разговоров ненужных. На вокзалах специальные люди садились рядом с диспетчером и советовали ему, какие поезда и эшелоны желательно пропускать, а какие лучше притормозить. Всё это осуществляли не «красногвардейцы», а обученные своему делу офицеры».

Нейтрализация 200-тысячного гарнизона Петрограда для организаторов октябрьского переворота особой проблемы не вызвала. Солдаты в своём большинстве были деморализованы, страшились фронта и ждали прекращения войны.

Боеспособностью из армейских частей обладали только три донских казачьих полка. К тому же для подстраховки командующий Балтийским флотом контр-адмирал А.В. Развозов ввёл в Морской канал Петрограда и акваторию Невы броненосец «Заря Свободы» (бывший «Император Александр Второй»), 2 эсминца, 3 минных заградителя. Вместе с крейсером «Аврора», уже стоявшим в Неве, артиллерии этих кораблей было достаточно, чтобы сломить огнём любое сопротивление сторонников Временного правительства.

25 ОКТЯБРЯ около 23 часов вечера открылся II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов (к его открытию в Петроград приехали 649 делегатов, из них большевиков — 390). Меньшевики в тот день пытались протестовать против намечающегося в Петрограде «насилия». Их представитель, социал-демократ «первой волны» Юлий Мартов, заявил, что происходящее — «военный заговор за спиной съезда».

Но захват власти фактически уже начался, и развитие событий шло по технологии переворота. Делегаты не могли на него повлиять. Даже члены ЦК партии большевиков, многие из которых весьма сдержанно относились к затее Ленина захватить власть вооружённым путём, были фактически статистами в начавшейся «игре».

Для установления полного контроля над столицей организаторам переворота требовалось овладеть Зимним дворцом, где сосредоточились министры Временного правительства. Его глава А.Ф. Керенский ещё днём 25 октября на машине посла США покинул Петроград, заявив, что едет навстречу войскам, вызванным с Северного фронта.

Но главнокомандующий армиями Северного фронта генерал от инфантерии В.А. Черемисов, располагавшийся в Пскове, и не думал помогать обречённым властям. Он, скорее всего, был в числе генералов, поставивших на большевиков. Конечно, не под влиянием учения Маркса и Энгельса, а из-за неприязни к власти, разрушившей великую Российскую империю. Сегодня известно, что генерал в 1917-м тайно субсидировал большевистскую газету «Наш путь».

В сентябре Черемисов сумел рассредоточить 3-й конный корпус (его командиром после самоубийства генерал-майора А.М. Крымова 31 августа был генерал-лейтенант П.Н. Краснов) на большой территории — казачьи сотни и артиллерийские батареи были разбросаны от Витебска и Ревеля до Новгорода и Старой Руссы. Когда Керенский приказал Краснову двинуться на Петроград, тот сумел «насобирать» всего 690 казаков и 18 орудий…

Тот же Черемисов уже после ареста министров Временного правительства прислал 27 октября в Петроград для охраны Смольного сводный полк латышских стрелков из 12-й армии. А командование 42-го армейского корпуса, дислоцированного в Финляндии, в конце октября срочно перебросило в обе столицы по железной дороге боеспособные пехотные части с артиллерией, которые подавили мятежи юнкеров в Петрограде и Москве.


armija17 Июль 17 го:


ВЗЯТИЕ Зимнего дворца — это тоже не заслуга Военно-революционного комитета. Для защиты дворца вопреки досужим разговорам имелись немалые силы.

25 октября там было сосредоточено около 1.800 штыков, в том числе 1.200 юнкеров из школ прапорщиков, 200 солдат из ударного женского батальона («ударниц»), три сотни 14-го Донского полка, отдельные офицерские группы из петроградских военных училищ, 6 орудий из Михайловского артиллерийского училища, 4 броневика.


sturmZD Июль 17 го:


Поэтому первые атаки обороняющиеся сумели отразить. Три раза сторонники большевиков пытались взять «гнездо буржуазии» — в 18.30, 20.30 и 23.00, и трижды, указывает кандидат исторических наук Александр Елисеев, «у них ничего не получалось, юнкера и женщины-«ударницы» отгоняли красных своим огнём».

II съезд уже начался, а Петроградский военно-революционный комитет не мог доложить собравшимся, что «социалистическая революция совершилась».

(Окончание следует.)

Фотографии

-Броневик сторонников Временного правительства у Зимнего дворца.

-Офицеры женского ударного батальона.

-Штурм Зимнего дворца. Кадр из фильма «Октябрь»(1927 г.).

________________________________________

Петин Николай Николаевич (1876-1937). Полковник старой армии, комкор (1935). Во время Первой мировой войны — на штабных должностях, в том числе у генерал-квартирмейстера 12-й армии и генерал-квартирмейстера Северо-Западного фронта, командовал полком, был начальником штаба пехотной дивизии и армейского корпуса.

В 1917 г. исполнял должность генерал-квартирмейстера Юго-Западного фронта. После Октябрьской революции — в РККА. В 1918-1920 гг. возглавлял штабы 6-й армии, Западного, Южного и Юго-Западного фронтов. С 1934 года — начальник Инженерного управления РККА. Расстрелян в октябре 1937 года.

* * *


razvoz17 Июль 17 го:


Развозов Александр Владимирович (1879-1920). Участник русско-японской войны и обороны Порт-Артура. Контр-адмирал (1917). В июле — декабре 1917 г. — командующий Балтийским флотом. Руководил действиями флота во время Моонзундского сражения (октябрь).

В марте 1918 г. назначен на должность начальника морских сил Балтийского моря, но вскоре снят «за нежелание считать для себя обязательными декреты Совета Народных Комиссаров». Работал в военно-морской исторической комиссии при Морском архиве. В сентябре 1919 г. был арестован. Умер в тюремной больнице из-за отсутствия должного ухода.

* * *


samoilo17 Июль 17 го:


Самойло Александр Александрович (1869-1963). Генерал-майор старой армии, генерал-лейтенант авиации (1940). В период Первой мировой войны служил в оперативном отделе Главного управления Генерального штаба и Ставки, а также на посту начальника штаба 10-й армии Западного фронта.

После Октябрьской революции — заместитель командующего Западной завесой, начальник штаба Беломорского военного округа, командующий 6-й отдельной армией. В мае 1919 г. командовал Восточным фронтом, в 1920-1921 гг. — помощник начальника Штаба РККА, в 1922-1926 гг. — начальник Управления военно-учебных заведений РККА, затем до 1948 г. — на педагогической работе в Военно-воздушной академии.

* * *


cheremis17 Июль 17 го:


Черемисов Владимир Андреевич (1871-…). Генерал от инфантерии (1917). Первую мировую войну встретил командиром пехотного полка. В апреле 1915 г. стал исполнять обязанности генерал-квартирмейстера штаба 12-й армии. Затем командовал пехотной бригадой, дивизией, армейским корпусом, армией. С сентября 1917-го — главнокомандующий армиями Северного фронта. После Октябрьской революции эмигрировал в Данию. С 1930-х гг. жил во Франции и умер там где-то в конце 1930-х.

В.Бурцев