ОРДЫНСКОЕ ИГО В ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ

011.2018 Orda i VKL original 1 200x150 ОРДЫНСКОЕ ИГО В ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ

 

 

К настоящему времени мало кто из серьёзных исследователей сомневается в том, что установление власти ВКЛ в южнорусских землях не означало их освобождения от ордынского «ига».

********

Как отмечает О.В. Русина, «нет основания оценивать литовскую политику как антиордынскую. Проникновение литовцев в юго-западную Русь в 1350-х гг. было обусловлено выплатой выхода. 1360-е гг. — результат сего симбиоза. (…) Инкорпорация украинских земель в ВКЛ была основано на договорных началах в форме кондоминиума с сохранением зависимости оккупированных Литвою земель от Орды». Благодаря этому южные земли были аннексированы полностью, а не поэтапно, как Смоленская или Полоцкая.

В развитии литовско-ордынских отношений можно проследить несколько этапов. Начиная с похода Бурундая 1258/59 гг., в монгольском войске появляются литовцы. При Воишелге и Шварне (1264-69 гг.) Литва, несомненно, оказывается втянутой в орбиту влияния вассального Орде Галицко-волынского княжества. Затем следует период татаро-литовских военных столкновений (татарские походы 1275,1276. 1282, 1289).

В 1315 г. (датировка Рауданской рукописи) Гедимин совершает большой поход на Русь, за этим сразу следует татарский поход. За этими событиями следует активный обмен посольствами: в 1318 направлено литовское посольство в Орду (после этого литовских князей мирно принимают Витебск и Псков), в 1324 следует татарское посольство в Литву, в 1326 литовское в Орду. Предположительно к 1330 г. относится сообщение об участии татарских войск в отвоевании Гедимином жемайтских городов.

В 1333, 1339 гг. татары совершают походы на Смоленск, чьё вхождение в литовскую сферу влияния, очевидно, не было санкционировано. Но уже в 1340 г. татары помогают Гедимину против Ордена и защищают Галич от польского вторжения. Вокняжение в это время Любарта на Волыни было, согласно единодушному мнению историков, санкционировано Ордой. Вновь татарская помощь была оказана литовцам против Польши в 1343.

В 1349 г. происходит конфликт: литовское посольство, возглавляемое князем Кориатом Гедиминовичем, было арестовано в Орде и выдано Москве5. Одновременно татарское посольство посещает Казимира Польского, и сразу после этого с помощью татар он захватывает Галич. В 1352 г. татары снова помогают литовцам, в заключённом в том же году польско-волынском мирном договоре оговаривается, что если татары пойдут воевать Польшу, то русские (Волынь управляемая князем-литвином) вынуждены будут присоединиться к походу («аже поидуть тарове на ляхы тогда руси неволя поити ис татары».)…

В конце 1350-х гг. глубокий кризис в Орде облегчает литовскую экспансию, в ходе которой были заняты и непосредственно ордынские земли (Подолия). Подробности этой экспансии неизвестны. Вроде бы, утвердившись в Подолии при поддержке Ольгерда, Кориатовичи не платят Орде дани («выхода»), однако, уже в 1375 г. такая выплата предусматривается (как и в последующих грамотах подольских князей 1392 и 1405 гг.).

Восстановление сюзеренитета Орды, вероятно, маркируется следующими событиями: в 1365 г. Литву посещает татарское посольство, в 1370 Литва получает помощь Орды против Ордена. Украинский историк Феликс Шабульдо предполагает существование ярлыка 1362 г. Абдуллы (фактически Мамая) Ольгерду на русские земли. Ягайло в походе 1380 г. на Куликово поле рассматривается русскими как ордынский вассал. В 1382 г. разгромивший Мамая Тохтамыш уведомляет Ягайло и Дмитрия Донского о своём восшествии и видимо требует покорности. В 1393 г. Тохтамыш отправляет Ягайло ярлык, в котором признаёт владение литовцами русскими землями и требует уплаты с них дани…

Едва ли есть основания предполагать принципиальные отличия положения южнорусских князей от восточнорусских. Волынь почти не знала баскаков, а поездки князей в Орду обычно заменялись участием в западных походах. Киев и Северщина знали и то, и другое. Институт баскаков был прекрасно известен создателям Белорусско-Литовского свода XVI в.. Даруги и ярлыки зафиксированы для более позднего периода, но едва ли они были новшеством.

Занимавшие русские столы князья-литовцы получали их на общих основаниях, — источники фиксируют уплату дани, принятие ордынских посольств, участие в ордынских военных операциях, ордынские тамги на монетах (Киевский князь Владимир Ольгердович чеканит на монетах «знамение ордынское» («плетёнку»)). Орда оказывает периодическую военную поддержку Литве.

Надо отметить, что наиболее развитый комплекс литовско-ордынских отношений складывается в период общего ослабления татарского присутствия на Руси (повсеместно исчезают баскаки и прочие ордынские администраторы-резиденты, прекращаются казни князей в Орде, ярлыки всё чаще привозят ордынские посольства, и, чаще всего, они носят характер утверждения уже занявшего престол князя, номинальным становится участие русских войск в ордынских походах) и принимает форму классических ленных отношений: Литва «держит» Русь от Орды.

Трудно сказать, в какой мере это повлияло на развитие внутренних литовских институтов. Во всяком случае, двойная санкция власти литовских князей (со стороны литовского господаря и хана) сама по себе не привела к подавлению вечевой легитимности в городах (хотя возможности общины в избрании и изгнании князя, безусловно, предельно сузились). Соответственно, едва ли «иго» было главной причиной исчезновения её на востоке.

Ярлык Тохтамыша, передающий Русь Витовту со всеми данями, часто рассматривается как прекращение ордынского сюзеренитета над западнорусскими землями. Однако его последующие подтверждения (с изменениями и расширениями) крымскими ханами вплоть до 1560 г. скорее свидетельствует о нём как о ленном пожаловании с иммунными правами. В частности, о черниговских землях, присутствующих во всех ярлыках, ещё в 1515 г. Менгли-Гирей пишет: «Область наша к нам тянет — Брянск, Стародуб, Почап, Новый городок, Рылеск, путивль, Карачев, Радогощ — те писаные восемь городов из старины наша были». Первый дошедший до нас ярлык с пожалованием ВКЛ русских земель это ярлык крымского хана Хаджи-Гирея 1461 г. Последующие ярлыки в значительной степени его дублируют.

По форме это ханский указ, начинающийся с формулы «слово моё», и обращённый к татарским эмирам и населению Руси (в русском переводе ярлыка 1506-7 г.: «князим и всим Русским людем, бояром, митрополитом, попом, чернецом, и всим чорным людем и всему посполству»). В преамбуле ярлыков сообщается сообщается что хан Хаджи Гирей, а прежде его старший брат, «на потных (взмыленных) конях» в Литве у князя Витовта гостили и были приняты с великой учтивостью за что и пожаловали Киев и прочие русские города. Соответственно, каждый хан по просьбе панов возобновляет это пожалование и требует от всех русских подданных полной покорности. Менгли-Гирей ссылается на своего старшего брата, своего отца Хаджи-Гирея и дядей. У него же появляется ссылка на своего предка Тохтамыша, который уже давал ярлыки Витовту на данные земли.

Из текста ярлыков и грамот крымских ханов, собственно говоря, не явствует, что Тохтамыш дал ярлыки, находясь в аналогичном положении — вынужденного гостя у Витовта. Тем не менее, в исторической традиции утвердилось это мнение, и соответственно, датировка ярлыка Тохтамыша 1397 г. Не более, чем предположение и то, что этот ярлык освобождал пожалованные земли от уплаты дани в Орду. Сам комплекс земель, перечисленный в ярлыках, находился в руках Витовта только в самом конце его правления. Очевидно, этим временем и должен (в полном соответствии с преамбулой) датироваться исходный ярлык, передавший литовско-рускому господарю земли со всеми данями.

Однако существование ярлыка конца XIV в. на русские земли это под сомнение не ставит. Новацией ярлыка Тохтамыша могла быть передача всего комплекса земель одному лицу — великому князю литовскому, так как ярлыки могли выдаваться и непосредственно удельным князьям. Так в письме 1499 г. Ивану III Менгли Гирей сообщает, что его отец отдал «людей-данщиков» (уплачивающих дань) князю Симеону Киевскому (Семёну Олельковичу).

Интересно, что в ярлыках не упоминаются земли, находившиеся издавна в непосредственном владении великих князей или, напротив, сохранившие удельный статус и при Витовте, которые однако выплачивали в XV в. дань («татарщину»). Об этом свидетельствуют документы из Давид Городка в удельном Полесье и Свислочи в господарских Поднепровских волостях. В немалой степени обойдены вниманием ярлыков и Верховские княжества, зависимость которых от Орды несомненна. Вполне вероятно, что их князья получали ярлыки самостоятельно.

В связи с этими соображениями обращает на себя внимание вероятная связь пожалования ярлыка Тохтамыша со следующими событиями в ВКЛ:

Ярлык передаёт Витовту тьмы Киевскую, Володимирскую, Луцкую, Подольскую землю (тьмы Каменецкую, Брацлавскую и Сокальскую), тьму Курскую, Яголдаеву (в бывшей Переяславской земле) Смоленскую и места Звенигород и Черкасы (в киевском приграничье), Путивль, Новгород Северский, Рыльск, Брянск, Стародуб (на Северщине) и ряд пунктов в Причерноморье.

В это же время, «за непокору» Витовт в 1392 сводит Фёдора Любартовича с Волыни, в начале 1393 сгоняет Свидригайла с Витебска, затем военным путём отбирает Новгород Северский у Корибута, Киев у Владимира Олельковича и Подолию у Кориатовичей. В 1395 г. захватывает Смоленск. (Как показывает анализ, события в Киеве и Подолии датированные 1393 г., в реальности произошли в 1394 г., возможно, корректировке подлежат и другие даты).

В данной ситуации представляется корректным сравнение ярлыка Витовту с ярлыком Тохтамыша Василию Дмитриевичу 1393 г. передававшего ему Нижний Новгород, Муром и Тарусу. Вполне возможно, что оба ярлыка были даны ханом накануне решающего столкновения с Тимуром. В 1398 г. Витовт откажется признавать сюзеренитет Ягайло и будет провозглашён королём. Во всём этом видится использование Витовтом ордынской легитимности для реализации своих планов восстановления единого и независимого от Польши ВКЛ.

Ордынская легитимность использовалась и преемником Витовта Свидригайло. В 1431 г. он в обоснование своих претензий на Подолию предъявляет польскому королю и панам выданный на неё ярлык, и ярлыком же обосновывает переход под его власть Одоевских князей в письме тевтонскому магистру в 1434 г. В ярлыке 1461 г. и последующих упоминается , что Великий Новгород передаётся Литве в виде особой милости по настойчивым просьбам. Как известно, в скором времени (1470 г.) ВКЛ попыталась это пожалование реализовать…

О том, что подобные ярлыки с передачей всех даней и выходов не были пустой формальностью свидетельствует тот факт, что при приемниках Витовта и Свидригайло, выплата даней, судя по всему, возобновилась. В Подолии уплата дани фиксируется ещё в 1405 г., И затем в 1442 предусматривалась выплата с неё Польшей дани в 200 гривен (в качестве «упоминков»).

В Киевской земле не только собиралась дань, но и была восстановлена ордынская администрация. Во всяком случае это следует из письма Менгли-Гирея (1499 г.) Ивану III, о том, что при Сейид Ахмете в Киеве и в киевских городах находились даруги, собиравшие ясак с населения: «а которые люди къ нашей Орде изстарины ясакъ давали и дараги у нихъ были, те бы люди и ныне къ нашей Орде по старине ясакъ давали, и дараги бы наши у нихъ по старине были, какъ было при Седехмате при царе». После поражения Сейид Ахмада в 1455 г., крымские ханы выдают иммунные ярлыки 1461, 1472 гг. и довольствуются упоминками. Но в конце XV в. раздражённый Менгли-Гирей требует восстановить исходное положение.

Под непрерывным натиском, великий литовский князь Александр в 1500 решает возобновить уплату дани, и обещать хану уплату подушной подати с Киевской, Волынской и Подольской земли. Однако уже в 1501 г. было принято другое решение. Налогом под названием «ордынщина» было обложено всё городское население ВКЛ, хану была предложена фиксированная ежегодная выплата, в качестве «упоминков» (подарков хану). Сумма её в дальнейшем составила 15000 злотых. В 1506 г. следует новый ярлык, который подтверждает иммунные пожалования. Следующие ярлыки были выданы в 1540, 1560 гг., однако их традиционный формуляр уже никак ни соотносился, ни с вопросом о дани, ни с реальным объёмом земель находящихся под властью ВКЛ.

Важным новшеством Витовта становится появление в Литве значительной по численности категории служилых татар. В Москве об этом реально можно говорить только с появлением в середине XV в. Касимовского ханства. Высокий статус ордынских выходцев просматривается и в Москве, и в Литве, где периодически появлялись выезжие Чингисиды. Так оказавшихся литовскими подданными татарских владетелей князей Глинских Витовт, по преданию, принимал «как сродников своих».

Длительное время сохранялась в составе ВКЛ «Яголтаева тьма» со своими владетелями. В 1410 г. упоминается Урустай Менский — вероятно, знатный татарин, державший Минск. Позднее, Хаджи-Гирей оказавшись в Литве получает в держание Лиду. Права служилых татар были в значительной степени приравнены к шляхетским…

Идея связи русско-литовских земель с Ордой тоже постепенно ретушируется, хотя, когда в польско-литовском споре в 1453 г. поляки предлагают обратиться за посредничеством к императору как высшему европейскому арбитру, а в ответ выслушивают литовское предложение обратится за арбитражем к Крымскому хану, это предложение едва ли следует рассматривать как чисто издевательское.

Однако постепенно характерное для поляков однозначно отрицательное отношение к Орде становится господствующим. Это отражается уже в первых редакциях Белорусско-Литовского свода и формировании Легенды, рассматривающей раннюю литовскую историю как историю борьбы с татарами и освобождение от них Руси, что нашло отражение и в последующей историографии.

Цитируется по — Александров М.М. «Великое княжество Литовское и Орда».

Опубликовал  Виктор Хомутский

02.11.2018

http://historicaldis.ru/blog/43220975126/Ordyinskoe-igo-v-velikom-knyazhestve-Litovskom