Честь имею?

25.02.14.gerb sh Честь имею?

9.05.13 SH 200x129 Честь имею? Этот вопрос и в императорской, и в Советской Армии выносился на суд офицерской общественности

Согласитесь, слово «честь» ни в каком ином сочетании не звучит так органично, как во въевшемся в нашу плоть и кровь выражении «офицерская честь». Это внутреннее нравственное достоинство человека в погонах, его доблесть, честность, благородство души, незапятнанная репутация и чистая совесть.

ИСТОКИ офицерской чести лежат где-то в глубине веков. Воинская честь вообще, а кастовая в командной среде тем более, издревле считалась одним из условий поддержания дисциплины и боевого духа армии. И потому правители, полководцы всех времён и народов рассматривали развитие идеи рыцарской, а позже — по преемственности — и офицерской чести как непосредственную свою обязанность.

Россия не была исключением. Документально нечто, напоминающее кодекс чести, нашло отражение в принятом при Петре I «Уставе воинском». В нём, помимо «правил построения военных», были сформулированы и «правила взаимоотношения чинов, надлежащий порядок в армии и обязанности, которые должно соблюдать всякому служивому».

В ряду должных быть присущими офицерскому корпусу ценностей честь занимает, пожалуй, одно из ведущих мест, если не сказать ведущее. Остальные качества, без которых не может состояться офицер, — они всё-таки производные от «честь имею».
Однако жизненным кредо эти два слова сами по себе не станут. Заключённое в них мировоззрение следует взращивать. Причём с младых ногтей: береги платье снову, честь смолоду. В наши дни это начиная с суворовских, нахимовского, кадетских училищ. Хотя известный «Кадетский вальс» написан нашими современниками Петром Синявским и Давидом Тухмановым, но ставшая крылатой строчка из него: «Душу — Богу, сердце — даме, жизнь — государю, честь — никому» — как бы оттуда, из освящённого офицерской честью прошлого.

В РУССКОЙ армии во второй половине XIX века соблюдение офицерской чести носителями золотых погон стало объектом более пристального внимания, как сказали бы сегодня, армейской общественности. В 1863 году в Российской империи вместе с выходом «Положения об охранении воинской дисциплины и о взысканиях дисциплинарных» был учреждён суд общества офицеров. Суды создавались при отдельных воинских частях, офицеры же дивизионного звена и выше оставались неподсудными. Мало того, в компетенции полковых судов находились только обер-офицеры — от прапорщика до капитана (ротмистра).

Следует заметить: нововведение восторгов не вызвало. И не только среди младших офицеров, не без основания посчитавших, что оно направлено исключительно против них. Такая система, по свидетельству одного из современников, «способствовала преимущественному развитию в нашей армии идеи корпоративной чести в ущерб надлежащему развитию идеи воинской чести вообще. Организация же судов, приуроченных к более крупным командирам и административным единицам, для поднятия чувства общей воинской чести была бы крайне полезна».
И всё же, несмотря ни на что, авторитет судов общества офицеров за короткий срок вырос настолько, что обрёл в армейской и флотской среде статус неизбежной необходимости. Карая «подсудимых» за проступки, «несовместимые с понятиями чести и доблести», суды сыграли неоценимую роль в поддержании высокой нравственности среди офицерского состава.

То ли с годами поменялись критерии и мы измельчали, то ли ещё почему, но нам, живущим в XXI веке, далеко не все решения, выносимые судами офицерской чести того времени, кажутся праведными. Конкретный, можно сказать, документальный случай из купринского «Поединка». В офицерском собрании прилюдно подрались нетрезвые поручик и подпоручик. Подрались не просто так, а из-за женщины, незримо стоявшей между ними. Полковой суд общества офицеров «нашёл, что ввиду тяжести взаимных оскорблений ссора этих обер-офицеров не может быть окончена примирением и что поединок между ними является единственным средством удовлетворения оскорблённой чести и офицерского достоинства». Это же смертный приговор! И он был «приведён в исполнение»: на состоявшейся дуэли подпоручик Ромашов, как известно, был убит. Такие вот были времена и нравы.

ХОТЯ неписаные правила, апеллирующие к совести и чести офицера, известны с незапамятных времён, в вооружённых силах Российской империи единого свода законов, какого-то «Кодекса чести офицера» никогда не существовало. Если не считать петровский «Устав воинский».
И вот к 1904 году ротмистр Валентин Кульчицкий собрал воедино «Советы молодому офицеру», которые, по выражению составителя, «одинаково полезны и находящимся на передовых позициях, и в тылу армии. Цель их — желание предотвратить от ложного, губительного шага неопытную военную молодёжь. Здесь собраны старые, но вечные истины, которые большинством забыты, а молодым офицерам неизвестны».

«Советы молодому офицеру», только за два года, с 1915 по 1917-й, выдержавшие шесть изданий, будут опубликованы в ближайших номерах «Красной звезды». А пока лишь несколько советов из своеобразного кодекса чести русского офицера. Может быть, они и покажутся несколько архаичными, но в целом эти житейские наставления офицерской молодёжи, несомненно, полезны и сегодня.

Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещание.
• Держи себя просто, с достоинством, без фатовства.
• Необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и начинается низкопоклонство.
• Не пиши необдуманных писем и рапортов сгоряча.
• Меньше откровенничай — пожалеешь. Помни: язык мой — враг мой!
• Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь.
• Не спеши сходиться на короткую ногу с человеком, которого недостаточно узнал.
• Избегай денежных счётов с товарищами. Деньги всегда портят отношения.
• Не принимай на свой счёт обидных замечаний, острот, насмешек, сказанных вслед, что часто бывает на улицах и в общественных местах. Будь выше этого. Уйди — не проиграешь, а избавишься от скандала.
• Если о ком-нибудь не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить и плохое, если и знаешь.
• Ничьим советом не пренебрегай — выслушай. Право же, последовать ему или нет, останется за тобой. Сумей воспользоваться хорошим советом другого — это искусство не меньшее, чем дать хороший совет самому себе.
• Сила офицера не в порывах, а в нерушимом спокойствии.
• Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была.
• В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать своё сердце и жить рассудком.
• Тайна, сообщённая тобой хотя бы только одному человеку, перестаёт быть тайной.
• Будь всегда начеку и не распускайся.
• Старайся, чтобы в споре слова твои были мягки, а аргументы твёрды. Старайся не досадить противнику, а убедить его.
• Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.
• Когда два человека ссорятся, всегда оба виноваты.
• Авторитет приобретается знанием дела и службы. Важно, чтобы подчинённые уважали тебя, а не боялись. Где страх, там нет любви, а есть затаённое недоброжелательство или ненависть.
• Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие. Упущенный момент не вернёшь.
• Тот, кто ничего не боится, более могуществен, чем тот, кого боятся все.

Валентин Михайлович Кульчицкий — человек интересной и трагической судьбы. По окончании гимназии в 1900 году добровольно вольноопределяющимся вступил в армию. Вахмистром участвовал в русско-японской войне и был награждён Георгиевским крестом. Всего их у него четыре.
Затем последовали учёба в Тверской кавалерийской школе и производство в офицеры. Первая мировая война. Брусиловский прорыв. И новые награды — ордена Святого Владимира, Святой Анны, Святого Станислава.

ВЕРНЁМСЯ к судам офицерской чести. В русской армии они существовали даже в Гражданскую войну. У белых, конечно. В Красной Армии их упразднили. Взамен в 1918 году в ротах и полках создаются товарищеские суды — единственные дисциплинарные органы для всего личного состава. Но просуществовали они недолго — до принятия в 1919 году Дисциплинарного устава РККА, наделившего командиров и комиссаров дисциплинарными правами.

Спустя 20 лет Постановлением СНК СССР от 17 января 1939 года они возрождаются как товарищеские суды чести командно-политического и начальствующего состава РККА.
В позднем СССР в отличие от первых судов общества офицеров Российской империи товарищеские суды чести офицеров создавались в воинских частях и соединениях, учреждениях, военно-учебных заведениях, управлениях армий, военных округов и флотов, в главных и центральных управлениях Министерства обороны СССР.

Согласно Положению о товарищеских судах чести офицеров в Вооружённых Силах СССР от 25 сентября 1980 года, они избирались в составе 7 — 9 человек отдельно для младших и старших офицеров и рассматривали дела о проступках, недостойных звания офицера, о нарушениях офицерами воинской дисциплины и общественного порядка, о совершённых правонарушениях, о недобросовестном отношении офицеров к служебных обязанностям, о нарушениях офицерами законодательства об охране природы, о недостойном поведении офицеров в семье и даже об имущественных претензиях офицеров друг к другу на сумму до 100 рублей.

Довольно широк был и диапазон мер общественного воздействия — от товарищеского предупреждения до возбуждения ходатайства о снижении в воинском звании, в должности, об отчислении из высшего учебного заведения, об увольнении с действительной военной службы.

ВОЗБУЖДЕНИЕ дела в товарищеском суде чести офицеров рассматривалось как крайняя мера, и сам этот факт редко кого не заставлял крепко задуматься. Хотя командиру и было предоставлено право руководства судом, это не значило, что суды представляли собой командирскую карающую дубину. Всё зависело от личных качеств как командира, так и председателя товарищеского суда. При благоприятном стечении обстоятельств и характеров действующих лиц судебное заседание превращалось не в выволочку, а в хотя и жёсткий, но по-товарищески объективный разговор и заканчивалось, как правило, справедливым решением.

Упоминаемое выше Положение о товарищеских судах чести офицеров просуществовало до конца ноября 2001 года и было отменено как устаревшее. Но разве не остаётся злободневной задача сохранения чести и достоинства офицерского звания или воспитания офицеров в духе строгого соблюдения Конституции Российской Федерации и законов, Военной присяги и воинских уставов? Разве нет необходимости содействовать нравственными инструментами сплочению офицерских коллективов, созданию в них обстановки нетерпимости к нарушителям воинской дисциплины, норм общечеловеческой морали и нравственности?

Поэтому, может быть, есть смысл возродить в российских Вооружённых Силах суды чести офицеров? Может устареть положение о суде офицерской чести, однако сама офицерская честь остаётся, пока живы Россия, её армия и флот. Но она нуждается в поддержке.

29 1 14 02 14 200x160 Честь имею? 32 14 02 14 200x122 Честь имею? На снимках: Русские офицеры периода Первой мировой войны  в штабе и на фронте.

13.02.2014

Автор  Виталий СКРИЖАЛИН, «Красная звезда».

http://www.redstar.ru/index.php/newspaper/item/14363-chest-imeyu

 

От редакции сайта. Этот материал предназначен всем, кто был связан с военной службой, а также тем, кто будет защищать полковника в отставке, военного пенсионера Юрия Николаевича МЕЛЯ, брошенного в литовский застенок по обвинению в действиях 13 января 1991 года, которые по советским законам можно было расценивать только как исполнение своего воинского долга и не подлежали тогда уголовной ответственности.