Диаспоральное право России


flagk2 Диаспоральное право России


От редакции сайта.

Эта статья полностью соответствует нашим представлениям относительно понятий «соотечественники» и «российские граждане, проживающие за рубежом».

Предложения о законодательном закреплении вырабатываемых в настоящее время многих разумных формулировок в Законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» должны быть услышаны в России на всех уровнях власти. Все в нем может быть проще и понятнее.



«Важнейшим приоритетом во внешней политики Российской Федерации в последнее время становиться работа с соотечественниками, проживающими за рубежом, что свидетельствует об усилении национально-государственных интересов политического класса России.

Не случайно, еще во время своего президентского срока Владимир Путин представлял своего приемника «таким же националистом, как и он», и это подтверждается стабильным развитием партнерских отношений между Россией и соотечественниками.

Проживающая на всех континентах земного шара, составляющая сегодня по оценкам экспертов около 35 млн. человек, зарубежная русская диаспора представляет собой стратегический резерв Российской Федерации, при правильном использовании которого должны выигрывать две стороны: Россия и соотечественники.

В этом году в РФ ведется активная работа по реформированию законодательства по поддержке российских соотечественников, которая должна достигнуть главной политической цели: «обеспечить единство российской нации без пересмотра границ», воссоединить некогда разделенный народ. Это наиболее актуально в отношении диаспор нового зарубежья – жителей стран СНГ, которые оказались вне России не по своей воле.

В настоящее время ряд экспертов отмечают декларативность многих норм российского законодательства, регламентирующих социально-политическую поддержку соотечественников, но которые в действительности трудно реализуемы, так как некоторые из них вступают в противоречие с нормативными актами других отраслей права.

Так, российское законодательство с одной стороны выделяет соотечественников в отдельную категорию лиц, которые должны имеет ряд приоритетных прав по сравнению с другими иностранными гражданами, а с другой, при реализации трудовых, социальных прав на территории РФ соотечественники зачастую приравниваются к иностранцам и лицам без гражданства.

Основным законодательным актом, регулирующим отношения между Россией и ее соотечественниками, в настоящее время является федеральный закон РФ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», большинство норм которого не имеют своего продолжения в иных нормативных актах. Хотя, норма права только тогда исполнима и применима, когда имеет свое отражение во всей иерархии национального законодательства, начиная от Основного закона государства, и заканчивая соответствующими подзаконными актами.

В Конституции Российской Федерации есть две статьи (ст. 61 и ст. 62) устанавливающие отличия правового поля гражданина РФ от иностранного гражданина, определяя тем самым объем прав человека, в зависимости от принадлежности к гражданству страны. До середины 90-х годов прошлого столетия российская юриспруденция не выделяла правового понятия «соотечественник», устанавливая конституционно-правовую дихотомию объема прав при идентификации лица: либо гражданин, либо нет (иностранный гражданин и лицо без гражданства).

Последствия революций и войн ХХ века, распад Советского Союза должны были внести свои коррективы при отношении к части иностранных граждан, бывших когда-то «своими». Только в 90-е годы прошлого столетия остались без Родины более 25 млн. человек, считающих себя этнически россиянами, но ставшими в большинстве своем гражданами стран «нового зарубежья».

И отнесение их к категории иностранных лиц, чуждых России, не имеющих с ней ни каких связей, с моральной точки зрения несправедливо. Поэтому выделение особой группы лиц, с одной стороны не подпадающих под понятие «гражданин» в силу проживания в другой стране, а с другой не полностью подпадающих под понятие «иностранец», в силу наличия социальной потребности сохранения своей связи с исторической Родиной, должно найти отражение в вышеупомянутых статьях Конституции.

В этой связи п. 2 ст. 61 Конституции РФ можно было бы изложить в следующей редакции: «Российская Федерация гарантирует своим гражданам и защиту и покровительство за ее пределами. Российские соотечественники, проживающие за рубежом, пользуются поддержкой и покровительством Российской Федерации в рамках межгосударственных соглашений и международно-правовых норм».

А ст. 62 дополнить п. 2-1: «Российские соотечественники пользуются в Российской Федерации полным объемом прав и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением права избирать и быть избранным в представительные органы власти, и права занятия должностей на государственной службе».

Согласно подобным формулировкам конституционных норм российский соотечественник получал бы право на проживание в РФ до года, с получением в последствии гражданства РФ в упрощенном порядке, если такой порядок отразить в законе «О гражданстве», наделялся бы трудовыми правами наравне с гражданами России, освобождался бы от миграционного учета при въезде в РФ.

Такие поправки в Конституцию РФ «усилили» бы законодательство о поддержке российских соотечественников, что свидетельствовало бы о том, что Государство Российское признает представителей зарубежной русской диаспоры «почти гражданами», или другими словами устанавливает так называемый «усеченный бипатризм».

Само понятие «российский соотечественник» вызывает немало споров. В Федеральном Законе от 24 мая 1999 года «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» данный термин имеет несколько сложную и нелогичную формулировку.

Нелогичность заключается в том, что в состав соотечественников включили граждан РФ, проживающих за рубежом, хотя государство и так предоставляет им «защиту и покровительство за его пределами», и они уже наделены максимальным объемом прав во взаимоотношениях с Российской Федерацией.

По сути, включение в состав соотечественников граждан РФ, проживающих за рубежом, должно уравнять их в правах с этническими россиянами, являющимися гражданами иных государств, что абсурдно и неисполнимо.

Путаницу создает сложность формулировки, включающей в понятие «соотечественник» лиц, имевших гражданство СССР, РСФСР, Российского Государства и Российской Федерации. Если следовать логике, заложенной в законе о соотечественниках, то можно привести излюбленный пример критиков такой трактовки понятия «соотечественник».

Так, Ющенко и Саакашвили, тоже в прошлом были гражданами СССР и соответственно, проводя антироссийскую политику, они в то же время имеют право быть зачисленными в число «российских соотечественников».

В тоже время, существует большая категория лиц, среди тех же грузин, украинцев и представителей других национальностей, проживающих ранее в Советском Союзе, которые были воспитаны на русской культуре, и не мыслят себя вне русской цивилизации. Есть немцы и корейцы, которые также считают себя представителями Русского Мира.

Существует и обратное явление, когда этнически русский человек, а иногда и общественные организации, называющие себя русскими, в стране своего проживания проводят в своей деятельности антироссийскую политику.

Таким образом, очевидно, что понятие «соотечественник» связано с реализацией определенной категорией лиц субъективного права на свободный выбор: считать себя соотечественником или нет.

Эта категория лиц должна совмещать в себе две важнейшие характеристики:

- принадлежность к лицам, когда-либо проживавшим на территории Государства Российского, на территории Советского Союза, а также к их прямым потомкам по прямой линии родства;

- активное участие в деятельности организаций российских соотечественников (допустим более пяти лет).

Только при наличии двух параметров, лицо желающее заявить о своей принадлежности к категории «российский соотечественник» может получить соответствующий документ.

Такой подход, несомненно, актуализирует потребность диаспор к участию в деятельности в организациях российских соотечественников. Это будет способствовать дальнейшей консолидации русских диаспор, и позволить сформировать более четкую их структуру.

Лица, оказавшиеся вне деятельности таких организаций, не участвующие в формировании положительного имиджа России, не развивающие деловых контактов между страной проживания и РФ, или просто не инвестирующие деятельность организаций, не смогут получить статус «российского соотечественника».

Одним из недостатков закона 1999 года является отсутствие правого определения «организация российских соотечественников», в связи с чем, по настоящий момент не разработана четкая регламентация взаимоотношений между Россией и такими организациями.

Поэтому существует необходимость в выработке аккредитационных признаков и характеристик, при реализации которых организация российских соотечественников становилась бы партнером РФ в осуществлении политики в отношении зарубежной диаспоры конкретной страны.

К числу таких характеристик, можно отнести следующее:

1. Деятельность организации, направленная на сохранение национальной идентичности и самобытности диаспоры в культурно-языковом плане;

2. Активное участие в формировании положительного имиджа России;

3. Правозащитная деятельность, направленная на защиту прав российских соотечественников;

4. Активная поддержка политики мира и согласия между народами в странах проживания;

5. Деятельность, направленная на развитие дружеских отношений в социальном, экономическом и политическом плане между РФ и страной проживания.

Аккредитованные правительственной комиссией или МИДом организации, могли бы выполнять функции «общественных операторов» при реализации различных программ, направленных на поддержку российских соотечественников, дополняя деятельность посольств и представительств в странах проживания, став полноценными субъектами общественной дипломатии.

Например, сейчас, при реализации программы содействия добровольному переселению в РФ, аккредитованные организации, (так сказать организации-»помощники»), помимо информационно-разъяснительной работы, могли бы выполнять часть функций представительств ФМС по формированию пакета документов потенциального переселенца на местах, и дальнейшей их отправки в ФМС региона, выбранного для переселения.

Главная проблема, которую должен решить законодатель при реформировании законодательства о поддержке российских соотечественников, заключается в том, как разработать систему норм, с одной стороны, влияющих на деятельность общественных организаций зарубежной русской диаспоры, а с другой стороны не нарушающих национальное законодательство стран проживания и норм международного права. Данный вопрос наиболее «болезненно» воспринимают власти стран СНГ, «переживая» за свою территориальную целостность.

Поэтому Россия, как центр Русского Мира – мира справедливости и добра должна законодательно закрепить положения о том, что все ее стремления направлены на воссоединение Русского Мира без пересмотра границ».

Максим Крамаренко, «Россия и соотечественники»

М.Крамаренко