“Это реальный экономический шок”

001.04.2020 5b3e19d932245c1d008b4a28 200x100 “Это реальный экономический шок”

 

Отправит ли коронавирус в нокаут литовскую экономику, кого государству нужно поддержать в первую очередь, не грозит ли странам еврозоны девальвация и рост цен на продукты, будут ли в Литве урезать пенсии, как в 2009 году, и может ли длительный карантин перерасти в массовые беспорядки? На эти и другие вопросы журналисту “Экспресс-недели” Денису Кишиневскому ответил член правления Центробанка, экономист Марюс ЮРГИЛАС.

**********

- Сейм Литвы одобрил решение правительства о возможности регулировать цены на товары в случае крайней необходимости. Как вы оцениваете такое решение?

- Пока не вижу в этом нужды. С точки зрения правовых возможностей и буквы закона также не считаю, что необходимо регулирование. У президента еще есть возможность наложить вето на этот закон.

- Пакет правительственных мер на смягчение последствий от коронавируса, включая дополнительные вливания в систему здравоохранения, оценивается в 5 млрд. евро. На поддержку рядовых трудящихся и бизнеса власти готовы выделить около 1,5 млрд. евро, но есть нюансы. Так, людям, временно лишившимся работы из-за карантина, государство может выплатить лишь 60% от их зарплаты, а остальную часть обязан покрыть работодатель, который должен сохранить рабочие места. Самозанятые могут рассчитывать лишь на помощь в размере 257 евро в месяц. Уместны ли эти действия или же объем средств мог быть больше?

001.04.2020 94017376 1359301724261186 1140439668219707392 n 200x133 “Это реальный экономический шок”

 

Marius Jurgilas / Lietuvos bankas

- Прежде всего, необходимо осознать, что государство – это не отдельная колония на Марсе, государство – это мы все. Когда правительство заявляет, что оно кого-то спасает, нужно понять, что платить за это, тем или иным образом, будем мы с вами.

Это произойдет за счет налогов в будущем, либо же их соберут сегодня и как-то перераспределят, вливая средства туда, где они больше всего нужны. Истина проста: деньги на дереве не растут. В связи с этим возникает вопрос, адекватно ли сегодняшние мужчины и женщины во власти реагируют на ситуацию? Адекватен ли уровень поддержки?

Ответить на этот вопрос крайне сложно, поскольку ни один профессионал, ни один экономист не может однозначно сказать, какое влияние этот кризис окажет на экономику. Говоря о падении ВВП, даже оценки Банка Литвы варьируются от отметки в 3% до 20% — это огромный интервал. Констатировать можно лишь то, что мы живем в период большой неопределенности. Правительство работает в предлагаемых условиях, у кабинета министров нет методички, нет явного прогноза. По этой причине невозможно четко оценить, какой должна быть помощь.

- Возможно, это тяжело оценить, если речь идет об общих суммах, но ведь понять, кто пострадал больше всех и кто определенно не выдержит без помощи государства не так уж и сложно.

- Насколько я понимаю, объемы поддержки на данный момент определены и представлены широкой общественности. Если понадобится больше средств, будут пытаться найти дополнительные ресурсы. Ключевой вопрос нужно ставить иначе: правильно и разумно ли расходуются нынешние финансы? Направляются ли эти деньги туда, где они действительно необходимы? Мы уже точно знаем, что власти компенсируют проценты по ссудам бизнесу, который столкнулся с трудностями, и проведут реструктуризацию своих займов.

Вопрос в том, целесообразна ли эта компенсация, поскольку сейчас даже у тех предприятий, кто не столкнулся со сложностями, появляется стимул обратиться к своему банку, чтобы воспользоваться льготой от государства. Так создаются неправильные ссуды. Существуют реальные предприятия, нуждающиеся в помощи – те, кто неспособен платить по кредитам. Именно им, а не всем без исключения, необходима поддержка – более целесообразная поддержка.

- В связи с этим встает вопрос, не нужно ли правительству и Сейму оставить место для маневра – закрепить за собой право пересмотреть некоторые установки действующего бюджета, перебросив часть средств туда, где они будут нужны? Мнения ваших коллег среди экономистов по этому вопросу кардинально разделились.

- Этот вопрос лежит в плоскости конституционного права, поэтому, как экономист, я не могу дать четкий расклад по этому вопросу. В то же время, как гражданин, я знаю, что ежегодно власти определяют размеры бюджета, решая, на какие отрасли пойдут те или иные суммы. Вопрос о том, куда выделить больше средств, а куда меньше вызывает многочисленные споры и горячие дискуссии на уровне депутатов и всевозможных интересантов.

Сегодня ситуация такова, что дополнительные вливания составляют около десяти процентов от бюджета, но правительство еще не одобрило и не подтвердило, куда конкретно и на какие сферы отечественного хозяйства будут выделены эти деньги. Мы уже говорили с вами о том, что спектр лиц для поддержки широк: можно помогать крупному бизнесу, можно сохранить малое и среднее предпринимательство, можно направить средства людям, лишившимся работы. Как и каким образом распределять финансы – вопрос из области политического самоопределения. Вопрос к народным избранникам. Пока Сейм не пришел к окончательному консенсусу.

- Кто нуждается в поддержке в первую очередь? Все понимают, что карантин и пандемия не бесконечны. Какому бизнесу властям нужно помочь сегодня, чтобы он помог стране завтра?

- Повторю, что это прерогатива политической власти. Если бы спросили меня, я бы ответил, что мы должны крайне осторожно оценивать свои фискальные возможности. Если я правильно понимаю сложившуюся ситуацию, то эти фискальные мощности сильно ограничены. В таком случае нам необходимо направить свои силы на укрепление того бизнеса, который в долгосрочной перспективе создаст наибольший потенциал для экономического роста. Оценивая перспективы на будущее сегодня, очень грустно признавать, но некоторый бизнес навряд ли сможет создать такой потенциал, он станет камнем на шее государства.

- Учитывая беспрецедентные вливания стран-членов ЕС в отечественные экономики, широкий пакет льгот и выплат рядовым гражданам, исчисляющийся триллионами евро, не спровоцирует ли это скачок инфляции, которая приведет к скрытой девальвации и росту цен на товары?

- Основываясь на информации финансовых рынков, могу сказать, что профессиональные участники рынка оценивают и считают, что в перспективе на ближайшие десять лет инфляция составит меньше двух процентов. Разумеется, они могут ошибаться, но давайте я объясню, как сформировалось именно такое ожидание. Дело в том, что в оценке сегодняшней ситуации утверждается, что побуждающий экономику импульс и комплекс мер, который предпринимает не только Литва, но и все страны мира, когда мы говорим об объемах вливаний, не большой, а слишком маленький. Да, вы не ослышались. Слишком маленький с учетом падения мировой экономики, за которым мы наблюдаем в режиме реального времени. По этой причине может быть так, что ярких поводов для роста инфляции вообще не возникнет.

- Если сравнивать сложившуюся ситуацию с кризисом 2009 года, то мы видим, что власти выбрали несколько иную стратегию. 11 лет назад правительство Андрюса Кубилюса пыталось наладить положение с помощью сокращения государственных расходов, соцльгот, зарплат и пенсий, а нынешний кабмин больше склонен тратить, нежели урезать. Разумен ли этот шаг?

- Тогда Литва столкнулась с дилеммой. У страны была возможность брать кредиты под большие проценты, что сегодня нам не грозит, или же уменьшить свои фискальные обязательства, то есть сократить пенсии, зарплаты работников общественного сектора. Проще говоря, затянуть пояса. На тот момент внутренний сектор, те, кто предлагают товары и услуги, промышленность и производства не испытали того шока, который они переживают сегодня.Столь серьезных перебоев тогда не было.

Сегодня же они предстали перед нами во всей красе: люди просто не могут пойти в магазины – они не работают, на границах образовались очереди из большегрузов, так как страны ввели пограничный контроль. Это реальный экономический шок. На фоне такого шока снижение фискальных обязательств, уменьшение государственных расходов было бы смертельной ошибкой. Ни одна страна в мире об этом даже не заикается.

Напротив, государства говорят об интенсивных инвестициях, использовании европейских средств и займах, чтобы спасти мелкий и средний бизнес.Говорить о возможном уменьшении расходов, которые идут на пенсионеров, сотрудников сферы образования или тех, у кого низкие доходы, было бы неправильным. Это мое мнение как экономиста.

- Со стороны ваших коллег из коммерческих банков, бизнесменов и либеральных политиков все отчетливее звучат призывы ослабить карантин. Они приводят в пример Швецию, Японию, Южную Корею, Сингапур, которые отказались от строгих мер, но при этом успешно справляются с эпидемией. В ЕС ряд стран так же постепенно смягчает жесткие условия, хотя ситуация там хуже, чем в Литве. Сторонники этого решения поясняют – длительный карантин добьет ослабленную экономику, породит армию безработных, спровоцирует рост преступности, народные волнения, подорвет психическое здоровье людей, и тогда вспышки коронавируса покажутся «цветочками». Что вы думаете на этот счет?

- Эта проблема не экономического, но прежде всего эпидемиологического характера. По опросам исследовательского центра “Вилморус”, больше 90% жителей Литвы поддерживают очень сильный карантин. Видна широкая поддержка общества, поскольку никто не хочет умирать. Бизнес может объявить о банкротстве, через два-три года предприниматель может создать что-то новое, но если ты потеряешь мать, жену, бабушек или дедушек, то восполнить эту утрату уже не получится никогда.

Может ли мнение общества измениться? Может ли возникнуть социальная вражда, о которой вы упомянули? Безусловно, может. Но пока широкие слои населения не почувствовали прямого влияния и связи между этими процессами. Если государству удастся вырулить из этой ямы с помощью выплат, поддержки, участия власти в поощрении деятельности частного бизнеса, то вполне возможно, что общественной реакции не будет. Мы говорим с вами о стихийном несчастье, придется потерпеть карантин.

- Экономист Вайдас Навицкас выступил с противоречивой инициативой. Он указал на то, что государству следует перенять часть акций предприятий, которым была оказана финансовая поддержка. Как вы оцениваете такое предложение?

- Он просто процитировал мое предложение, которое сегодня в процессе подготовки. Эта мысль не нова, она не радикальна. Ее суть такова: если государство кого-то спасает, нужно задаться вопросом, должно ли оно взять на себя ответственность лишь за риски финансовых потерь, либо же у него есть право принять участие в спасательной операции, поделившись пользой с субъектом спасения. Говоря человеческим языком, государство не дает одну лишь ссуду, где его прибыль фиксируется за счет процентной нормы, но участвует в самом капитале.

Это означает следующее: если предприятию, которое мы спасаем, удастся прийти в себя, если его падение будет длиться недолго, а ценность вновь возрастет, у владельцев компании будет право выкупить акции, принадлежащие государству, то есть государственный капитал. В таком случае деньги вернутся в казну, а наши субсидии не будут простой помощью, которая сегодня направляется среднему и малому бизнесу. Большая часть этой помощи идет на выплату зарплат. Здесь нет ничего общего с коммунизмом. Когда я работал в Банке Англии, там имели место аналогичные меры.

Денис Кишиневский

BALTIC SNOB·18 АПРЕЛЯ 2020 Г.·

001.04.2020 94148890 1359305804260778 1169613422556348416 o 200x145 “Это реальный экономический шок”

 

С оригинальным вариантом этого материала можно ознакомиться в текущем номере газеты-еженедельника “Экспресс-неделя”.

Платформа Baltic Snob — это частный информационный проект. Если вам нравится то, чем мы занимаемся, поддержите автора! Общественная журналистика, отвечающая запросам простых людей, нуждается и в материальной поддержке.
Даже 1 евро поможет нам продолжить нашу деятельность. С другой стороны, быть может Вам самим хотелось бы стать журналистами, опубликовать свой текст – мы открыты и для таких предложений!
Наш счёт: LT 077180500228733797, Denis Kišinevskij