Гражданский министр обороны

Алексей Григорьев

«Российская газета» — Федеральный выпуск №4622 от 27 марта 2008 г.


ministr Гражданский министр обороны


Гражданский министр

наводит армейский порядок

Армией Анатолий Сердюков командует не только из министерского кабинета. Фото: Леонид Якутин Через несколько дней начнется весенний призыв на военную службу. Впервые новобранцы отправятся в казарму не на полтора-два года, а всего на 12 месяцев.

Сокращение воинской повинности приветствовали даже ярые противники армии. Те, кто еще вчера был готов часами стоять у здания министерства обороны с пацифистскими лозунгами и блокировать КПП армейских гарнизонов, теперь признают: в Вооруженных силах действительно многое меняется к лучшему.

Пусть не так быстро, как хотелось бы, но командиры все-таки наводят порядок в казарме. Солдат стали лучше кормить. Призывники весны-2008 к концу службы, по-видимому, примерят новую — более функциональную и приспособленную к капризам погоды — форму одежды. Решение переодевать новобранцев в «камуфляж» еще на сборных пунктах помогло сократить количество заболевших по дороге.


priz Гражданский министр обороны
Да и сам путь в гарнизоны стал не таким утомительным: ребят уже не трамбуют в вагонах, как селедку в бочке, а расселяют по купе и плацкартам, обязательно предоставляя каждому спальное место.

Министр обороны Анатолий Сердюков отправку призывных команд и встречу молодых солдат в воинских частях считает архиважным делом. Когда-то он, что называется, на собственной шкуре испытал «прелести» первых недель армейской жизни. Поэтому, встав у руля военного ведомства, начал делать все, чтобы этот, самый нелегкий, период солдатской службы протекал как можно безболезненней.

Напомним, что Сердюков — единственный из российских министров обороны, который полтора года был рядовым и сержантом. Свое первое интервью на посту министра он дал «Российской газете», где так вспоминал солдатскую молодость: «Когда я служил, не считал, что это школа для меня. Сейчас, через много лет, я думаю, что в военной службе есть много полезного, что может пригодиться в жизни. Человек приобретает полезный опыт общения со сверстниками в жестких условиях».

Перед увольнением в запас будущий министр обороны закончил офицерские курсы, получил звание лейтенанта. Сейчас этот факт мало кто вспоминает. Зато вспоминают о его невоенной биографии.

Пожалуй, впервые в новейшей истории страны реформированием военного ведомства занялись не сами военные, а стопроцентно гражданский человек. Правда, прежде военных всегда упрекали за то, что генералы проводят реформы в своих интересах и близко не подпускают к этому гражданское общество.

Новые инициативы вызвали резкое неприятие у некоторой части генералитета. Причем не у тех генералов, что командуют дивизиями и армиями, а у так называемых паркетных полководцев.

В ход идет испытанный метод — «слив» в средства массовой информации новостей из военного ведомства, которые подаются в скандальном контексте. Хотя все предстоящие перемены были обнародованы еще в первые дни пребывания министра на посту.

Некоторых явно не устраивает, что Сердюков избавляется от неиспользуемых земель и объектов минобороны. Их продадут на открытых аукционах, а не келейно, по чиновничьей договоренности.

В последнее время резко спорят и о решении министра сократить штаты. Но почему-то забывают, что речь идет только о центральном аппарате военного ведомства. А какой здравомыслящий человек будет возражать против уменьшения чиновничьей надстройки, пусть даже это чиновники в погонах?

По указанию Сердюкова прорабатывается возможность замены части военных должностей в обеспечивающих структурах Вооруженных сил на гражданские. О необходимости таких новаций давно говорили и в самой армии, и в правительстве.

Деньги любят счет

Властные функции в армии — материя тонкая, и рассматривать ее исключительно как возможность покомандовать людьми — значит упрощенно смотреть на вещи. Большие звезды и высокие посты в первую очередь открывают доступ к огромным финансовым потокам, направляемым на безопасность государства. Оборонный бюджет России за последние годы вырос более чем в шесть раз и в 2008-м превысил 500 миллиардов рублей.

На Государственную программу вооружений, рассчитанную до 2015 года, выделят в общей сложности около 5 триллионов. Суммы громадные, и контроль за их эффективным расходованием из внутриведомственной функции превратился в важнейшую задачу государства. Анатолий Сердюков никогда не скрывал, что его назначение в министерство обороны в том числе подразумевает такой контроль. Эту задачу ему напрямую поставил президент.

В армии слишком долго и слишком много средств уходило «налево». Гражданский министр решил положить конец воровству и нецелевому расходованию средств. Толковых специалистов по ценообразованию на продукцию военного назначения и конкурсной закупке армейского имущества, продовольствия и материальных средств в минобороны — раз два и обчелся. Этим нередко пользовались высокие чины. На конкурсах они заключали заведомо невыгодные сделки с «пригретыми» фирмами, а при покупке вооружения и военной техники закрывали глаза на непомерно раздутые цены. Разумеется, не безвозмездно.

Такая тайная экономика приводила к тому, что армия оставалась и без денег, и без всего необходимого. Сколько средств из военной казны было просто разворовано, сейчас и не подсчитаешь. Сердюков как профессиональный экономист, много лет проработавший в Федеральной налоговой службе, «теневые» каналы распределения финансов знает досконально и сейчас пытается так выстроить схему прохождения средств в оборонном ведомстве, чтобы ни один государственный рубль не оказался в чужом кошельке.

Привыкшим распоряжаться казенными финансами как собственной зарплатой, эта политика — как кость в горле.

Секвестры в армии идут с конца прошлого столетия. Только осуществлялись они своеобразно: в войсках «под нож» попадали целые дивизии и армии, а в аппарате военного ведомства после очередных оргштатных мероприятий опять вводились новые должности. Чиновничий аппарат, как известно, имеет удивительную способность к самовоспроизводству.

Несколько лет назад в минобороны появился даже 10-тысячный отряд особо привилегированных армейских чинов — своеобразное государство в государстве. Эти люди получают специальную ежемесячную надбавку к должности, которая значительно увеличивает их денежное довольствие. Проще говоря, у полковника из минобороны в раздаточной ведомости значится сумма, примерно в два раза превышающая ту, что выплачивают полковнику в войсках.

Эта несправедливость давно будоражит гарнизоны, и командиры полков и дивизий открыто говорят, что офицеров поделили на «черных» и «белых». Сокращение почти наполовину привилегированного министерского клана полностью проблему не решит, но отчасти снизит градус недовольства строевого комсостава. Что же касается предстоящего секвестра, то, как удалось выяснить «РГ», повального увольнения в штабах, управлениях и главках не планируется.

Тем офицерам и генералам, чьи должности попадут «под нож» и кому возраст и состояние здоровья позволят продолжить службу, предложат новые посты. Правда, кадровики заранее предупреждают, что трудоустроить всех желающих в столице не получится. Однако без квартиры, кому она положена, людей однозначно увольнять не будут. Так что затеянное сокращение коснется лишь москвичей в погонах.

Меняем склады на квартиры

Об армейских квартирах — отдельный разговор.


zilje Гражданский министр обороны
Президент поставил совершенно конкретную задачу перед руководством военного ведомства: обеспечить очередников собственным жильем к 2010 году, а нуждающихся в служебных квартирах — к 2012-му. Сегодня расклад по мин обороны такой: 122,4 тысячи военных семей вообще не имеют крыши над головой или нуждаются в улучшении жилищных условий. Почти 57 тысяч офицеров и прапорщиков надо расселить в «служебках».

Общую потребность министерства в казенном жилье эксперты оценивают в сотню тысяч квартир. Отчасти жилищную проблему в армии решили с помощью президентской программы «15+15″ и системы государственных жилищных сертификатов. Большие надежды люди в погонах связывают и с военной ипотекой. Но без кардинальных шагов военного ведомства все равно не обойтись.

Анатолий Сердюков выход из положения увидел во внутренних резервах министерства. Оборонные активы России — это не только пушки, самолеты и ракеты. Военные сегодня владеют почти 136 тысячами квадратных километров земли — это больше, чем территория Греции или Болгарии. На балансе минобороны стоят 7640 военных городков со 175 тысячами зданий. Причем далеко не все эти строения и эти земли используются по назначению.

Часть движимого и недвижимого имущества сокращенных частей можно спокойно продать на открытых аукционах, а вырученные средства пустить на первоочередные нужды Вооруженных сил, в том числе на приобретение жилья для офицеров и прапорщиков. На стартовый аукцион, который состоится в начале апреля, выставляют участки земли и пустующие здания в престижных районах Москвы — на Рублевском шоссе и Левобережной улице.

Кроме того, Сердюков решил перенести свою приемную из старинного особняка на Мясницкой и переселить Службу расквартирования и обустройства из раритетного здания на Знаменке в главный корпус министерства.

Госпиталь без погон

Шумный резонанс вызвали просочившиеся в прессу сведения о планах армейского руководства снять погоны с военных тыловиков, журналистов и медиков. Между тем такие намерения представители минобороны не раз озвучивали в 90-х годах прошлого столетия и в начале нынешнего века. Пора перейти от слов к делу. Но частично демилитаризовать обеспечивающие структуры армии предстоит не кавалерийским наскоком, а после тщательного и всестороннего анализа того, от каких военных должностей в Вооруженных силах можно смело отказаться в пользу гражданских.

Никакого приказа о штатных перестановках в тыле, военной печати и органах прокуратуры в природе не существует. Но есть распоряжение министра обороны подготовить в штабах и главкоматах такие предложения кадровикам.

Вот как прокомментировал этот документ начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных сил генерал Владимир Шаманов:

- Там речь идет о возможной замене гражданскими специалистами ряда воинских должностей, которые напрямую не влияют на боевую готовность войск. Даже в нашем управлении есть службы и направления, не завязанные напрямую на боевую готовность, и мы порой привлекаем к работе ветеранов военной службы вместо военных специалистов.

Одно дело — военный медик, который непосредственно находится в войсковом звене, либо входит в состав смены боевого дежурства, или является членом команды подводной лодки, и совсем другое — врачи, которые находятся в военных госпиталях, военных поликлиниках, военных санаториях. Последних вполне могут заменить гражданские медики.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Эта статья — ответ и разъяснение на ропот среди военнослужащих и находящихся в запасе и отставке бывших военнослужащих Советской Армии и ВМФ относительно гражданского человека на высокой для военных должности.

Но ведь мы помним, что когда-то был у нас Министр Обороны СССР из гражданских военных специалистов — Дмитрий Федорович УСТИНОВ, который многое сделал для достижения военного паритета с США.

А.Григорьев