Нынешние беды российской космонавтики

12.03.2019 P3edY6O8FA4 1024x502 200x98 Нынешние беды российской космонавтики От редакции сайта.Больно сознавать, как трудно приходится в условиях капиталистического хозяйствования российской космонавтике, прославившей Советский Союз в прошлом.Тем не менее, мы предлагаем этот материал нашим читателям…

*********

«Скотобаза»: что творится в Роскосмосе, и можно ли все это изменить

Один из менеджеров Роскосмоса назвал московские хрущевки «скотобазой» и был под напором негодующей общественности немедленно и показательно уволен, чем на собственном примере доказал беззащитность даже менеджеров среднего звена госкорпорации перед произволом руководства.

А между тем этот человек поднял очень важный вопрос. Пожалуй, один из самых важных в последние годы для нашей страны – как окружающая, мягко говоря, грустная действительность формирует сознание россиян и их отношение к жизни.

Могут ли внутренние изменения общества самостоятельно привести к положительной трансформации социальной среды? Или нужен внешний толчок, состоящий в волевой государственной политике по возврату большей части граждан к уровню жизни, на котором их начнет заботить хоть что-то кроме выживания? Эти вопросы сегодня, на наш взгляд, крайне актуальны для формирования картины будущего российского государства, которое на полных порах движется к опасной черте полного отчуждения политических элит и общества. Раз уж мы начали с менеджера Роскосмоса, давайте на примере его бывшей компании рассмотрим феномен «скотобазы».

У отечественной ракетно-космической промышленности, которая некогда была советским предметом гордости и «символом веры» и бальзамом на душу для не слишком хорошо и комфортно живущего советского народа, сегодня наблюдаются проблемы, о которых не говорит только ленивый: космическая группировка деградирует, рынок запусков отдали конкурентам, новых технологий, решений или проектов нет, инициатива и престиж утеряны, в мире Россию никто не рассматривает как крупную космическую державу будущего.

При этом критики «Роскосмоса» часто срываются на огульные обвинения, задевающие рядовых инженеров и конструкторов, забывая, что космическая госкорпорация – это всего лишь управляющая компания с 788 сотрудниками (согласно договору медицинского страхования с сайта госзакупок. Кстати, по условиям страхования лишь немногим более 100 из них отнесены к «VIPам»). Они, за редким исключением, ничего не проектируют и уж тем более, не производят, а часто Роскосмос становится вообще первой компанией в их резюме, имеющей отношение к высокотехнологичной промышленности.

Эти люди работают в достаточно современном офисе, неплохо обеспечены материально, но космическая промышленность – это не они. Остатки некогда успешной советской ракетно-космической отрасли – это более 200 тыс сотрудников различных предприятий, разбросанных по всей стране. Большинство из них это рабочие и рядовые инженеры, уровень жизни которых едва ли намного выше (а в регионах зачастую намного ниже) обитателей московских «скотобаз».

Мы решили немного лучше понять, как живут эти люди и провести свое небольшое исследование на основе доступной в сети информации. Мы не претендуем на абсолютную статистическую достоверность – это всего лишь попытка понять, как живут люди. С этой целью мы провели эксперимент – поставили себя на место потенциального кандидата на рядовую инженерную должность в одной из компаний Роскосмоса.

Что обычно интересует кандидата – уровень зарплат и отзывы сотрудников об условиях работы. С этой точки зрения мы и посмотрели на пять важнейших предприятий отрасли.

«Космические» деньги

Мы посчитали среднюю зарплату для каждого из выбранных предприятий (брали среднюю из всех обнародованных на момент публикации инженерных вакансии (1,2,3 категории, без ведущих инженеров и конструкторов)), а также выяснили, на что в основном жалуются сотрудники.

Для начала Москва и область. Средняя зарплата рядовых инженеров и конструкторов в ключевых предприятиях Роскосмоса в Москве составила: 34,500р. – в АО «ГКНПЦ им. М.В.Хруничева», 38,400р. – в ПАО «РКК Энергия», 54,440р. – в АО «Российские космические системы» (РКС) и 60,857р. – в АО «НПО им. С.А. Лавочкина». В последнем случае высокий показатель  обусловлен тем, что среди открытых вакансий компании есть «инженер АСУ». Это востребованная специальность и НПО им. Лавочкина предлагает кандидатам на эту вакансию премию в 40%, что доводит налогооблагаемый доход такого специалиста до 70,000р. Вероятно это связано с тем, что на рынке такие специалисты «стоят» существенно больше 100,000р. и надбавка – попытка найти хоть сколько-то квалифицированных специалистов. Аналогичная ситуация с программистами в РКС, которые не вошли в эту статистику, но там тоже предлагаются несколько более высокие, чем у инженеров, но существенно меньшие, чем по рынку зарплаты.

Для сравнения медианная зарплата в столице нашей Родины составляет 48,200р., средняя же зарплата по Москве достигает 78,946 рублей.  Сравним это с релевантными средними московскими зарплатами по отраслям –  «деятельность в области информации  и Связи» – 118903 р., «деятельность профессиональная, научная и техническая» – 99803 р.

Стоит учесть, что сотрудники предприятий Роскосмоса, как правило, получают различные надбавки – молодому специалисту, за выслугу лет, за научную деятельность. Сумма таких надбавок для рядового инженера в Москве редко превышает 40% оклада. Таким образом, при наиболее благоприятных условиях инженер может рассчитывать на облагаемый налогом доход в 70.000 р. Это вдвое больше медианной зарплаты, но недотягивает до средней по региону. Более половины этой суммы съедают кредит на машину или коммунальные платежи, аренда жилья или ипотека. Для жизни в столице остается в лучшем случае порядка 30.000р. При том, что по официальной статистике на покупку продуктов питания в Москве в среднем домохозяйство тратит около 25% дохода, а на «всякие излишества» человеку остается 14% от дохода – 9,800р.

Можно ли выживать на зарплату рядового инженера одного из Московских предприятий Роскосмоса? Безусловно, да. Можно ли чувствовать себя уверено? Вряд ли. Приносит ли такая работа высокий социальный статус? Точно нет.

«Космические» деньги в регионах

Во многих регионах России часто сложно найти работу по специальности для человека с высшим образованием. Все пережившие последние четверть века региональные советские вузы работают, как правило, на одно-два предприятия. Те, кого что-то не устраивает, вольны идти в торговлю и бизнес или ехать пытать счастье в Москве. Наиболее продвинутые уже в годы обучения готовят для себя место где-то за рубежом. Это реалии, в которых живут российские космические предприятия.

Так, к примеру,  АО «Государственный ракетный центр им. академика В.П. Макеева» (Челябинская область), кующий ядерный щит страны, зазывает специалистов на работу средней зарплатой инженера в 11,014р. При этом, на сайте предприятия можно найти разъяснение, подписанное лично генеральным директором Владимиром Дегтярем, что на самом деле зарплаты намного  больше. Почему при этом публикуются вакансии с нереальным доходом, а только окладом – не понятно.

С учетом всех доплат, согласно заявлению Дегтяря, рядовой инженер получает от 41 000 р. до 46 000 р. Это почти 300% доплаты от оклада. Очень странная ситуация, которая, скорее всего, обусловлена бюрократическими требованиями, низкой нормой прибыли при выполнении гособоронзаказа и действием Закона об оборонном заказе N 275-ФЗ, который жестко регламентирует все расходы, включая фонд заработных плат, и зачастую плохо согласуется с реалиями жизни.

Медианная зарплата в Челябинской области составляет 23,500р., а средняя – 32,759р. По последнему показателю область занимает 34 место в стране. Из этого можно сделать вывод, что трудоустройство на этом предприятии относительно престижно по местным меркам. Люди, работая в ГРЦ им. Макеева, не чувствуют себя нищими по сравнению с соседями, но, к примеру, чтобы купить приличный смартфон, ноутбук или тур за границу на двоих (о чем-то более серьезном тут говорить не приходится) сотруднику предприятия придется минимум год копить деньги (это если он сможет откладывать по 25% зарплаты каждый месяц, что невозможно, если у него есть кредит, или ему надо снимать жилье). Это сложно назвать комфортным уровнем жизни. Кроме того, учитывая гигантский разрыв со столичным регионом, не говоря уже о загранице, шансов привлечь и удержать на предприятии специалистов высокого уровня нет.

Еще одно крупнейшее предприятие Роскосмоса – АО «Информационные спутниковые системы» имени академика М.Ф. Решетнёва» (Красноярский край), производит почти все отечественные спутники связи, а также навигационные спутники системы ГЛОНАСС. Здесь, исходя из опубликованных вакансий средняя зарплата рядового инженера составляет – 24,790р. При медианной по региону 31,321р., а средней – 42,157р. Опять таки, наверняка сотрудникам выплачиваются надбавки, однако, судя по их отзывам в социальных сетях, надбавки эти не так велики и не для каждого. В итоге средняя зарплата рядового инженера на предприятии, по нашей оценке, примерно равняется медианной по региону. Красноярский край – довольно богатый регион, где будет несложно найти работу с условиями поинтереснее, да и дорога в столицу тоже всегда открыта.

Похожая ситуация и на входящем в АО «ГКНПЦ им. М.В.Хруничева» Воронежском механическом заводе (производит двигатели для ракет-носителей). Средняя зарплата рядового инженера тут составляет по нашим расчётам 26,062р. при медианной зарплате по региону 23,440р., а средней – 28,633р. До Москвы на машине – 7 часов. Как говорится, комментарии излишни.

Пять кругов «Скотобазы»

Многочисленные отзывы в сети Интернет ярко рисуют невеселую картину повседневности российской космической промышленности.  Не смотря на заметно отличающийся социальный статус, эти люди чем-то похожи на уволенного менеджера Роскосмоса. Они тоже вынуждены жить внутри «скотобаз», ненавидят все то, что видят вокруг, но не могут вырваться из этого и им остается только изливать свое горе и ненависть в социальных сетях и на тематических сайтах.

Круг пятый: безденежье12.03.2019 OmmvPr8ovNA 1024x576 200x112 Нынешние беды российской космонавтики Основная проблема – низкие зарплаты и отсутствие их роста, а главное – полное непонимание того, почему так много получают начальники (разница выплат руководителям предприятий с рядовыми инженерами может доходить до 10 и более раз) и что надо сделать, чтобы получать больше.

Вот, к примеру, отзыв сотрудника Центра им. Хруничева:

«Зарплата копейки и за них нужно работать. .з.п. инженера 3 категории 30,000р. Работают в основном пенсионеры, от безысходности».

А вот как видят соотношение собственных ожиданий и реальности потенциальные сотрудники РКС:

«Начальник, с которым “собеседовался”, говорить даже не стал: сделал круглые глаза по поводу з.п.».

Круг четвертый: кумовство

Вторая по степени вызываемого раздражения сотрудников проблема – кумовство. Очевидно, что к системе выплат,  а также к возможностям карьерного роста есть серьезнейшие вопросы.

Вот, к примеру, отзыв сотрудника «Энергии»: «Руководители ПАО “РКК “Энергия” на должности инженеров принимают персонажей без какого-либо научно-технического образования! Инженерами числятся и получают заработную плату, грубо говоря, блатные, юристы, экономисты, менеджеры и прочие гуманитарии!».

Другой сотрудник «Энергии» подтверждает такое положение дел:

«Кумовство и блат на всех уровнях, перспективы карьерного роста почти нулевые при отсутствии поддержки свыше. Большие расслоения по з/п, зависящие только от степени родства, умноженное на личное отношения непосредственного руководства».

Стоит ли удивляться, что лучшие кадры из некогда знаменитого КБ С.П.Королева бегут в частную S7 Space, где  условия лучше и перспективы понятнее и можно заниматься любимым делом, а не перекладыванием бумаг.

Про кумовство и коррупцию говорят сотрудники НПО им. Лавочкина:

«Все структуры в этом НПО пронизаны кумовством и коррупцией. Но не дай бог возмутиться! Да еще громко! За пьянку в этом НПО не выгоняют <…> Но если хоть слово против начальства скажешь, то в один момент окажешься в таких условиях, что сам уволишься».

Не чужды эти проблемы и ИСС Решетнева:  «Маленький закрытый город, на данном предприятии все всем родственники, работать во всем этом не просто…».

Круг третий: не эффективные менеджеры

Редко можно найти в отзывах о любой работе претензии сотрудников к тому, что они ничего не делают в течение рабочего дня. Обычно это относится к плюсам. Но молодые инженеры хотят развиваться, делать что-то новое. Не тут-то было. Начальство не заинтересовано в этом. У них другая задача – получить бонус и сохранить свое место. Эта корпоративная «культура» очень быстро пускает метастазы вниз по всей системе управления.

Довольно много сотрудники предприятий Роскосмоса пишут о том, что руководство этих самых предприятий все делает не для развития технологий, а для сохранения собственных теплых мест внутри этой системы. Это наряду с военным (многие топ-менеджеры предприятий люди в погонах) менталитетом приводит к ужасающим масштабам бюрократии и к совершенно особенной, исторически распространенной в российской штабной армейской среде любви к подхалимству.

Вот, к примеру, отзыв сотрудника РКС о бывшем месте работы:

«…самодурство руководящего сегмента (распределение премий напрямую зависит лишь от личностного подхода и настроения руководителя, то есть нравитесь ему или нет, если Вы подхалим, любите пресмыкаться и держите свое мнение глубже Марианской впадины, то у Вас определенно должна сложиться карьера), не умение ставить четкие задачи, превышение служебных полномочий (напр. принуждение выходить на работу в выходные под угрозой увольнения) и в довершении всего огромная, беспросветная бюрократия во всем и это только малая доля “положительных” сторон работы в одном из подразделений данной организации».

Аналогичное мнение высказывает и сотрудник Хруничева:

«Отношение начальства далеко не замечательное, инициативу здесь не жалуют. Все трясутся за свои места, карьерного роста здесь вы не дождетесь».

Все это накладывается на переизбыток людей. Госменеджеры платят не свои деньги, им их не жалко, да и советская традиция брать людей, просто потому, что под них есть ставка, никуда не делась. Логика такая: вот не возьмешь человека, ставка у тебя в отделе будет пустой, и тебе ее сократят. А потом навалится работы и придется справляться теми силами, что есть. Силы не отличаются (учитывая уровень зарплат) ни высокой компетентностью, ни желанием много работать. В итоге людей держат в избытке, на всякий случай.

Вот как пишет об этом явлении бывший сотрудник РКК «Энергия»:

«Главное – это соблюдать распорядок дня, находиться на рабочем месте и делать вид, что ты делаешь вид, что работаешь. В принципе даже сам начальник на это намекнул. Распорядок дня это прибытие на раб место, убытие, обед».

А вот и рассказ о положении дел с менеджментом в некогда легендарном создателе советских «Луноходов» НПО им. Лавочкина:

«Руководство, в большинстве своем, безграмотное и старомодное. Одним словом – “совок”. За свои места держатся до посинения, молодежи расти не дают. Ждут когда вперед ногами вынесут! В общем молодому человеку долго задерживаться нельзя, если только ввиду каких-нибудь обстоятельств, год-два, дальше наступает полная деградация».

Круг второй: HR

Как ни странно, для космической промышленности оказалось характерно ужасное отношение к потенциальным сотрудникам. Казалось бы, отделы кадров должны из кожи вон лезть, чтобы привлечь нужных специалистов на такие маленькие зарплаты,  ну и просто быть как минимум профессиональны со всеми соискателями, учитывая «серьезность» организаций. Но это совсем не так.

Больше всего нареканий вызывает отдел кадров столичного РКС:

«Оформление на работу может занять месяц из-за проверок и затянутости всех процессов. Очередь в отдел кадров (и отстоять ее надо не один раз). Анкету для оформления переписывал несколько раз. Очередь в столовую (народу на предприятии много). Закупка даже офисных принадлежностей и техники – дело долгое и требует кучи бумажек».

Также у сотрудников РКС есть претензии к оформлению трудовых соглашений: «очень мутный трудовой договор, в котором отражен только оклад. Про премии так же сказано, что они есть, но не указан размер».

Не лучше дела с трудоустройством обстоят в НПО им. Лавочкина:

«3 раза нужно было проездить в Химки на предприятие. ПОТРАЧЕНО ВРЕМЯ, НЕОБХОДИМОЕ ДЛЯ ПОИСКА РАБОТЫ. Затем звонят из отдела кадров и отменяют, по очень непонятным причинам. В результате потрачено время, отказано другим работодателям. Наплевательское отношение к людям!».

Круг первый: бытовой ад

Кроме упомянутого выше люди часто жалуются на завышенные и, как им кажется, нерациональные требования безопасности. Тут сложно сказать, насколько это можно отнести к недостаткам – безопасность, в том числе информации, на подобных предприятиях должна быть безупречна, поэтому жалобы на отсутствие доступа к Интернету выглядят несколько странными. Что не скажешь про отсутствие современной вычислительной техники или плохое ее обслуживание. А также жалобы сотрудников на ужасные бытовые условия – старые неотремонтированные офисы, текущие туалеты, отсутствие вентиляции, текущие крыши и так далее.

Что со всем этим делать?

Самый знаменитый тезис исторического материализма «бытие определяет сознание» подвергся критике во второй половине XX века как универсальный принцип для объяснения человеческой истории, но, пожалуй, каждый из нас на собственном опыте знает, что, как минимум, в отношении отельных людей в нашу эпоху он работает. Бывает так, что в семье алкоголиков вырастают гениальные дети, но, все мы понимаем, что это хотя и довольно распространенное, но все же исключение, подкрепленное определенными внешними позитивными воздействиями социума и институтов и стечением обстоятельств.

Пирамида Маслоу (не менее критикуемая, чем истмат, но очень наглядная для нашего случая) демонстрирует последовательность удовлетворения потребностей человека – от естественных потребностей и стремления к безопасности, до творческих. К сожалению, сейчас львиная доля россиян находится на первых двух ступенях, окружённые всеми прелестями социальной «скотобазы». К этому еще стоит добавить исторический фатализм и безынициативность русского народа, сформированные вековым отсутствием понятия справедливости, выраженной в традиционной системе клиентелы, отсутствии доступа к справедливому суду и отчуждении от принятия решений о личном будущем и будущем своего сообщества.

При этом элиты от народа хотят творчества и инициативы. К примеру, российские чиновники очень любят говорить о недостаточной производительности труда в нашей стране. Об этом часто упоминает советник президента Андрей Белоусов и министр финансов Антон Силуанов, не так давно об этом заявил и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Он призвал уменьшать долю госсектора в экономике и «повысить роль регионов и развивать агломерации, которые растут и дают больший ресурс, чем отдельные города». И он совершенно прав, только как можно приватизировать предприятия, которые, очевидно, не смогут существовать в условиях рынка и всецело зависят от госзаказа. Формально, они и так АО, а государство ими владеет через разные «прокладки» в виде Росимущества, управляющих компаний и холдинговых структур.

Передача их вместе с госзаказом в частные руки в современных условиях не повысит их эффективность, а просто еще больше повысит уровень коррупции при одномоментном сокращении большого количества сотрудников. Владельцам в условиях отсутствия возможностей у сотрудников сопротивляться, будет проще всего повышать свою прибыль за счет сокращения персонала и лишь незначительного повышения зарплат.

Другими словами, при простой приватизации того, что есть, продолжится экстенсивная эксплуатация имеющихся советских заделов, произойдет рост социального напряжения, а вот модернизация системы управления – вряд ли. По сложившейся в России традиции новыми владельцами, почти наверняка, станут нынешние госменеджеры. Скольких из них сдерживает от нормальной работы госрегулирование, а сколько непрофессионализм, точно не знает никто, но вполне можно предположить, что имеется сильный перекос в сторону последних.

И вот тут опять встает вопрос об эффективности труда, которая в таких отраслях, как космическая промышленность, напрямую зависит от качества кадров. Россия же при нынешней системе ракетно-космической промышленности не может себе позволить участвовать в глобальной конкуренции за лучшие умы. В российской космической отрасли зарплаты в среднем где-то в 10 раз ниже, чем в крупнейших западных компаниях.

При этом рынок глобален, а экономика России очень мала. Наша страна самостоятельно просто не может позволить себе космическую программу масштаба СССР или нынешних США. Этот факт не признается на государственном уровне, но он очевиден. Уже сейчас Россия имеет сугубо формальные космические группировки связи и дистанционного зондирования Земли, которые существуют больше для презентаций, чем для реальной работы. Все соответствующие услуги и данные покупаются за рубежом. Несколько лучше обстоят дела с системой ГЛОНАСС, которая к тому же имеет военное значение, но и она в потребительском сегменте сама по себе никому не интересна.

Все это касается не только ракетно-космической промышленности, но и всей махины отечественного ВПК. Все разговоры о диверсификации остаются пустым звуком, поставки на международные рынки вооружений встречаются с проблемами, а инвестиции в новые образцы вооружений не так эффективны, как бы хотелось руководству страны. На потребительском рынке громадины типа Роскосмоса или Ростеха никогда не смогут конкурировать, а на глобальном рынке промышленных изделий в обозримой перспективе будут вторичны из-за накопленного отставания и неконкурентоспособности в области привлечения кадров. Как говорится – круг замкнулся.

Эффективнее было бы стимулировать создание параллельных частных компаний, стартапов сотрудников существующих КБ и коммерциализацию вузовской науки. Все эти новые предприятия должны постепенно забирать функции советских КБ и производств и поглощать конкурентоспособную часть их персонала. При условии снижения темпов деградации отечественного образования и реинтеграции в мировой рынок это может сохранить заметные позиции России в области исследования космоса и использования космического пространства. Роскосмос в такой системе должен превратиться в компактного администратора научных проектов и развития перспективных технологий, чем должны заниматься авторитетные профессионалы, а не эффективные менеджеры.

При этом сотрудники предприятий должны получить возможность бороться за свои права. Без этого давления не может быть эффективного развития. Кстати, сегодня эта проблема стоит не только в России, но и в США. Там социальная база большей части населения, конечно, намного выше, но наблюдается сильнейшее в истории страны социальное расслоение. И многие ученые видят в этом недостаточное давление со стороны наемных сотрудников на работодателя. Речь тут отнюдь не о гуманизме. Этот фактор объективно мешает развитию экономики.

Вот, к примеру, что говорит об этом экономический советник бывшего вице-президента США Джо Байдена Джаред Бернштейн: «…глубоко укоренившееся нежелание среди влиятельных работодателей делиться преимуществами роста производительности с работниками со средней заработной платой; враждебная политика по отношению к работникам, профсоюзам и трудовым нормам – все они сильно давят в противоположную сторону. До тех пор, пока не появятся противодействующие силы, рост производительности и оплата труда слишком большого числа работников будут продолжать расходиться».12.03.2019 atlKVI8SBBI 1024x682 200x133 Нынешние беды российской космонавтики Целью трансформации госкорпораций должен стать другой подход к кадровой политике – сочетание высокой конкуренции с  обеспечением высокого уровня благосостояния для квалифицированных сотрудников, при котором они смогут заниматься решением творческих проблем, а не вопросами выживания. Изменение уровня жизни людей позволит трансформировать социальную среду «скотобаз» в нормальное европейское общество, которого достойны россияне. И это будет куда эффективнее формальных «реноваций» сверху, которые как, правильно заметил уволенный менеджер Роскосмоса, вряд ли приведут к изменению отношения людей к себе и к жизни вокруг.

11.03.2019

Игорь Орлов

https://sneg.tv/skotobaza-chto-tvoritsja-v-roskosmose-i-mozhno-li-vse-jeto-izmenit/