Успехи сирийской операции и пока нерешённое

6.10.2019 EFeeYPuXUAAduXh 200x112 Успехи сирийской операции и пока нерешённоеЧетыре года российской военной операции в Сирии: успехи, проблемы и перспективы

Четырёхлетие российской военной операции в Сирии, о начале которой было официально объявлено 30 сентября 2015 года, позволяет ещё раз оценить её промежуточные итоги, достигнутые результаты и сохраняющиеся проблемы.

*********

Нам уже неоднократно приходилось писать о том, что на тот момент положение официального Дамаска, несмотря на поддержку со стороны Ирана и «Хизбаллы» было, без преувеличения, безнадёжным. Террористические банды фактически осадили центр столицы, спецслужбы могущественных врагов «режима Асада» действовали напористо и слаженно, количество боевиков «вооружённой оппозиции» исчислялось десятками тысяч. На востоке страны (и в соседнем Ираке), в полном соответствии с геополитическими планами внешних игроков, разрасталось «раковая опухоль» террористического псевдо-«халифата».

Сегодня, четыре годы спустя, ситуация коренным  образом изменилась. От боевиков освобождены контролировавшиеся ими крупные городские агломерации и былые бандитские анклавы, за исключением района Идлиба. Переломное значение имело освобождение к концу 2016 года, несмотря на ожесточённое политико-пропагандистское (и не только) противодействие со стороны западных партнёров, «северной столицы» Алеппо.

Разгромлено как территориальный субъект запрещённое в России «Исламское государство», хотя его сохраняющиеся «спящие ячейки» (особенно при сохранении трансграничной подпитки) могут ещё доставить некоторые проблемы. Сопряжёнными усилиями военных и дипломатов удалось расколоть казавшийся некогда единым фронт внешней поддержки конгломерата, известного как запрещённая в России террористическая группировка «Хейят Тахрир аш-Шам», следствием чего стала череда её серьёзных поражений (включая недавнюю потерю Хан Шейхуна).

Неоднократные попытки обвинить сирийских военных и российскую армию в «преступлениях против гражданского населения» обернулись провалом, особенно на фоне массовых неизбирательных бомбардировок сирийских поселений авиацией так называемой «международной коалиции» под американским водительством.

Планы военной экспансии в Сирию со стороны США, НАТО, Саудовской Аравии и Катара не были реализованы, а Дональд Трамп, хотя бы и на словах, объявил о планах сворачивания военного присутствия в стране. Конечно, серьёзной проблемой остаются планы Турции по расширению на севере соседней страны «буферной зоны» под предлогом борьбы с «курдской угрозой», однако Анкара остаётся хотя и ситуативным, но всё-таки партнёром в рамках «астанинского» переговорного формата.

Разумеется, минувшие четыре года не обошлись без потерь со стороны российских военных, однако, учитывая уровень противника, не знавшего отказа практически ни в чём (включая компоненты химического оружия), за исключением разве что ядерных зарядов и некоторых видов тяжёлых вооружений. Участие в военных действиях сил специальных операций позволило развеять злорадные прогнозы скептиков, твердивших о неизбежной якобы «афганизации» конфликта.

Вместе с тем, действия некоторых соседних государств, объективно работавших на противника, доставляют (и, к сожалению, будут доставлять, несмотря на периодические консультации высокого уровня) немало проблем. В частности, обстрелы сирийской территории силами Израиля способны дестабилизировать обстановку в регионе, на что указал министр иностранных дел России Сергей Лавров:-«Что касается произвольных воздушных ударов Израиля по сирийской территории, то мы никогда не скрывали негативного отношения к подобным действиям, которые дополнительно дестабилизируют обстановку, могут привести к эскалации и даже выходу ситуации из-под контроля».

Сложно не усмотреть прямой связи между совершенствованием «беспилотных» технологий ведения боевых действия и регулярными попытками атак российских военных объектов в провинции Латакия (Хмеймим и Тартус). Не прекращаются и попытки их обстрелов из РСЗО, что предполагает строительство и укрепление металлических ангаров для самолётов и вертолётов.6.10.2019 EF7L5kiWsAAW9k8 200x117 Успехи сирийской операции и пока нерешённоеСтроится новая взлётно-посадочная полоса из монолитного бетона протяжённостью около трёх километров. Хмеймим – современная авиабаза Вооружённых Сил России, аэродром первого класса, способный принимать все типы летательных аппаратов, как гражданских, так и военных – от вертолетов до тяжелых «транспортников» и ракетоносцев. В настоящее время на авиабазе Хмеймим в Сирии  дислоцировано коло 30 самолетов и вертолетов, в том числе истребители Су-35. Ранее стратегические бомбардировщики ВКС России (Ту-95МС и Ту-160) наносили ракетные удары по позициям противника с авиабаз в Моздоке и др., будучи в ряде случаев вынужденными дозаправляться в воздухе.6.10.2019 EF7HlcKXUAEq0p4 200x112 Успехи сирийской операции и пока нерешённоеА с 15 октября с.г. заработает в пункте базирования ВМФ России в Сирии судоремонтная мастерская площадью 2,1 тыс. кв. м, предназначенная «для выполнения гарантийных ремонтов, технического обслуживания, регламентных работ кораблей и судов, находящихся в порту Тартус». Основная задача судоремонтного комплекса – оперативное устранение неисправностей, отказов систем и механизмов корабельного оборудования. Как сказал заместитель командира оперативного командования в дальней морской зоне по электромеханической службе Евгений Гущин, вводимая в строй мастерская увеличит эффективность имеющихся в Тартусе мощностей в 10 раз.

Иностранные боевики (разумеется, те которые уцелеют) должны вернуться в страны происхождения, в то время как местные уроженцы могут включиться подключить к процессу примирения, полагают в Дамаске. Между тем, 4 октября предводители группировок  «умеренной оппозиции» возвестили в турецкой Шанлы -Урфе об очередном слиянии в единую регулярную «армию». По информации Anna News, в её состав отрядов из районов операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», а также «зоне деэскалации» Идлиба. Главари «Хайят Тахрир Аш-Шам» пока здесь не засветились, их совместные с «умеренными коллегами» набеги и диверсионно-террористические рейды – скорее правило, нежели исключение.

Помимо Идлиба, где очередное наступление сирийцев к Маарат-ан-Нуману и Саракибу сдерживается по политическим причинам (очередная «дата Х» – 15 октября), из других проблем можно назвать оберегаемое под прикрытием американских военнослужащих бандитское логово в Ат-Танфе, а также разделение страны по Евфрату. Как известно, восточный берег этой реки, частично контролируемый курдскими отрядами, также не свободен от внешнего присутствия.

Конституционный комитет с базой в Женеве, о формировании которого было, наконец, недавно объявлено после долгих согласований, не включает курдов «Рожавы», выводы, таким образом, за рамки переговоров о будущем страны её крупнейшее национальное меньшинство. Усилия российской дипломатии нацелены на максимальный учёт позиций всех заинтересованных сторон, однако, как показывает практика, коридор возможностей здесь достаточно узкий, особенно в контексте нелегитимного внешнего военного присутствия.

В истории войн имеется немало примеров того, что победу за столом переговоров завоевать порой не менее легко, нежели чем на поле боя. По версии официального Дамаска, комитет «под руководством Сирии» совместно с международным посредником (специальный посланник генсека ООН по Сирии Гейр Педерсен) разработает поправки в действующую конституцию 2012 года, либо же подготовит проект нового Основного закона. Выступая в ходе очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел САР В. Муаллем подчеркнул, что комитет будет работать без предварительных условий, его работа «не должна ограничиваться какими-либо условиями или сроками», а будущие рекомендации должны носить независимый характер.

Как мы неоднократно отмечали ранее на конкретных примерах, продолжающаяся диверсионно-террористическая война серьёзно тормозит процесс экономического восстановления страны, национального примирения, возвращения беженцев, что особенно характерно для приграничных районов. Помимо России и Ирана, интерес к преодолению военной разрухи проявляет Китай, а также многие арабские страны, подрывая навязанное извне «единство» в рамках Лиги Арабских Государств.Как подчёркивает глава российской дипломатии, многое здесь будет зависеть от позиции Саудовской Аравии, «к голосу которой прислушиваются и в регионе, и за его пределами».

Российская военная операция в Сирии погасила «чёрный ветер» «арабской весны», что привело к кардинальным изменениям в регионе, создав почву для новых альянсов – не только тактических, но и более долгосрочных.  Не говоря о том, что не будь этой операции, не только Сирию, но и некоторые другие государства региона постигла бы участь Ливии. На минувшей неделе некоторые источники сообщили об учениях в провинции Дейр-эз-Зор вдоль западного побережья Евфрата российских, иранских и сирийских военных с участием палестинских отрядов.6.10.2019 EF4a2GhX0AIQbpz 200x136 Успехи сирийской операции и пока нерешённоеПогранпереход на границе Сирии и Ирака

В район учений якобы переброшена 17-я резервная дивизия сирийской армии, призванная укрепить позиции на границе с Ираком (с его нарастающим хаосом) после открытия пограничного перехода Абу-Кемаль. Активность «проиранских прокси» внимательно отслеживается израильскими экспертами, иные из которых предполагают, что очередные удары ВВС этой страны по Сирии не заставят себя долго ждать.

«Официальные лица США обеспокоены ростом военной мощи России в Восточном Средиземноморье, хотя Трамп пока не требует, чтобы Россия вывела свои силы из Сирии. Если бы Россию удалось заставить покинуть Сирию сейчас, когда ИГИЛ в основном уничтожено, это было бы в интересах США. Некоторые представители властей США, хотя и не публично, предложили, чтобы такое давление на Россию оказал Израиль. Они подразумевают, что Израиль должен меньше внимания уделять сотрудничеству с Россией в Сирии, а больше тому, чтобы российским силам было труднее там закрепиться», – говорится в недавнем докладе по морской безопасности Консорциума Университета Хайфы и Института Гудзона по Восточному Средиземноморью.

Имеют хождение и домыслы о демонстративном характере вышеупомянутых учений с адресацией к недавним заявлениям МИД РФ о необходимости сворачивания американской оккупации северо-востока Сирии. По словам Сергея Лаврова, единственным легитимным основанием для иностранного присутствия может служить приглашение законных властей или соответствующая резолюция Совета Безопасности ООН:

-«Иран находится в Сирии по просьбе Дамаска. В отличие, например, от США, которые к тому же «прославились» на весь мир противоправными антисирийскими силовыми акциями.  Сегодня, когда основные силы ИГ в Сирии разгромлены, возникают вопросы относительно цели сохраняющегося американского присутствия на сирийской земле. Складывается устойчивое ощущение, что задача Вашингтона — не допустить восстановления территориальной целостности Сирии, что является прямым нарушением резолюции СБ ООН 2254. Рассчитываем, что США выполнят обещание, которое дал Дональд Трамп еще в декабре 2018 года, о выводе американских военнослужащих из Сирии».6.10.2019 aEFnkJWUW4AEHV4X 200x133 Успехи сирийской операции и пока нерешённоеВместе с тем, военным двух стран удалось наладить неплохое взаимодействие в Сирии для обеспечения безопасности полетов авиации. «Предусмотрен специальный механизм, предусматривающий оказание помощи при возникновении кризисных ситуаций, оговорены правила, которым должны следовать экипажи. Благодаря этому удавалось предотвратить инциденты, чреватые угрозами безопасности российских и американских военнослужащих».

Добавим к этому, что к югу от Дейр-эз-Зора и Маядина сохраняется активность боевиков «ИГ», получающих подпитку от «собратьев» в провинции Анбар. Соответственно, в рамках договоренностей Генштабов Сирии, Ирака и Ирана в указанных районах продолжаются совместные антитеррористические операции сирийской армии и её союзников.

«…Мы не даём в этот регион никакого негатива.Мы не приносим сюда никакие свои геополитические замыслы, которые были бы сопряжены с … науськиванием одной страны региона против другой»,– заявил С. Лавров на заседании дискуссионного клуба «Валдай», напомнив о выдвинутой ещё в 2004 году российской концепции коллективной безопасности в Персидском заливе.

Очевидно, как тогда, так и сегодня далеко не все согласны и изложенными в ней принципами и подходами (среди которых – отказ от размещения в регионе иностранных военных баз), однако бурные события минувших наглядно демонстрируют необходимость её предметного и заинтересованного обсуждения. Однако актуальный дискурс едва ли настраивает на излишне оптимистичный лад.

Андрей Арешев

05/10/2019

https://vpoanalytics.com/2019/10/05/chetyre-goda-rossijskoj-voennoj-operatsii-v-sirii-uspehi-problemy-i-perspektivy/