Достоинства «русских школ» Клайпеды

0000.04.2020 jakob 200x133 Достоинства русских школ Клайпеды

Виталий Якобчук: русская школа в Литве будет жить

Виталий Якобчук твердо убежден: школы с преподаванием на языке крупнейших национальных общин обладают целым рядом преимуществ, они успешно конкурируют в борьбе за учеников на условном отечественном рынке среднего образования. Фото Мартинаса Вайнорюса

**********

1 сентября 2020 года, без сомнения, запомнится всем учащимся, родителям и педагогам. Начало нового учебного года стало принципиально иным – строгие санитарные нормы, полузакрытые коридоры, маски и готовность вновь оперативно перейти на дистанционное обучение. Со всем этим сегодня столкнулись учителя и руководители школ по всей стране, однако наш разговор пойдет не об этом.

В ближайшее время в Литве на суд общественности и Сейма должны представить новый проект Закона о национальных меньшинствах, где одно из ключевых мест уделено вопросам о расширении языковых прав литовских поляков и русских.

Незадолго до начала нового учебного года, в последней декаде августа, журналист „Atvira Klaipėda“ побывал в гимназии „Žaliakalnio“ – «Жалякальне». Вместе с директором школы Виталием Якобчуком мы поговорили об особенностях образования на родном языке, о преимуществах и недостатках сложившейся системы, а также о том, почему русская школа – это важно.

Все пройдет, пройдет и это

«Мы все помним, как некоторое время назад, уже достаточно давно, звучали слова о том, что русская школа изживет сама себя, что русская школа в Литве, в Латвии и в Эстонии – умрет, что это, мол, никому не нужно, но позже эти голоса утихли. С момента восстановления независимости республики минуло уже 30 лет, на дворе 2020-й, но русская школа по-прежнему живет и переживет еще многих. Как оказалось, слухи о ее кончине сильно преувеличены» – иронизирует директор. – Безусловно, немало русскоязычных школ в Литве закрылись – причины были разными. За последние три десятилетия закрывались и литовские школы, но это другая история. Говоря об учебных заведениях с русским языком обучения, скажу следующее: остались те, которые пользовались и пользуются наибольшим доверием со стороны общественности – родителей, детей, педагогов, условной русской общины. Они оказались конкурентоспособнее. Какова ситуация конкретно в Клайпеде? Русские школы существуют, русские школы работают, в русских школах хватает учеников. Государству не нужно финансировать свободные места и латать дыры. Мы полностью оправдываем свое существование. Таким образом, вывод простой: русские школы нужны. Есть живой запрос, есть спрос – есть предложение», – утверждает Виталий Якобчук.

По его словам, разговоры о том, что в школах с преподаванием на русском качество образования хуже, чем в любой другой литовской – миф. Директор гимназии сравнил это суждение с анахронизмом, не выдерживающим никакой критики.

«Иногда приходится сталкиваться с людьми, в том числе и русскоязычными, считающими, что качество преподавания в русской школе – хуже по умолчанию. Хуже, чем в условной самой захудалой литовской школе. Можно ли серьезно относиться к такой точке зрения? Разумеется, нет. В таких случаях я говорю, что это, прежде всего, говорит о неуважении – о неуважении к самому себе, к своему окружению, о внутренних комплексах, надуманных страхах, боязнях и стереотипах. Ставить одних выше других – неправильно. Хоть у нас и множество общих черт, каждая школа – отдельный организм, самостоятельная единица. Школа школе – рознь», – говорит руководитель.

Под другим углом

Виталий Якобчук твердо убежден: школы с преподаванием на языке крупнейших национальных общин обладают целым рядом преимуществ, они успешно конкурируют в борьбе за учеников на условном отечественном рынке среднего образования.

«Во-первых, речь идет о знании языков – мы даем больше возможностей по умолчанию. Если смотреть на экономику и мировые рынки узко, наши взоры будут устремлены лишь на Запад – в этом нет ничего плохого, но ограничиваться этим не стоит. Говоря об уникальном положении нашей страны, экономике и подготовке будущих специалистов, разум должен быть обращен к Западу, а взоры устремлены на Восток. Давайте понимать, что, помимо условного Запада, есть и другие стороны света. Для того чтобы найти себе хорошее место в жизни, нашим абитуриентам приходится выбирать и восточные регионы, и вот здесь выпускники из русских школ находятся в более выигрышном положении. Наши дети учат литовский язык и литературу точно так же, как и литовцы. Разницы в количестве часов нет, но вдобавок к этому они еще и полноценно изучают русский язык и литературу, а также два иностранных языка. В итоге всего – четыре. За счет этого география выбора для наших абитуриентов после школы существенно расширяется. По сути, они могут поехать, куда угодно. Одни едут в страны ЕС, другие в Великобританию, некоторые в Россию, причем, как правило, речь идет о ключевых центрах – Москве и Санкт-Петербурге, где они добиваются не меньших высот, успехов и ничем не уступают местным. На мой взгляд, это очень хорошо. Говоря о «Жалякальне», наших выпускников можно найти в самых разных уголках мира», – делится мыслями директор гимназии.

Особый микроклимат

Помимо прочего, Виталий Якобчук напоминает: обучение подростков – сложный процесс. Когда речь заходит об учебе, должна главенствовать доверительная и комфортная атмосфера. Иными словами, школы должны создать благоприятную среду для получения знаний. Именно поэтому образование на родном языке он считает естественной необходимостью и благом. По его логике, не нужно подвергать ребенка стрессу.

«Как гласит народная мудрость, можно кинуть человека в воду – тогда он, мол, сразу научится плавать, но есть один нюанс – может и не научиться. Для кого-то, возможно, все сложится благополучно, а для других – нет. Я сторонник иного подхода – учить нужно постепенно, без морального прессинга и стрессовых ситуаций», – подчеркнул он, рассуждая о том, что случилось бы, если бы все школьное образование перевели на литовский, а условные русскоязычные или польскоязычные дети должны были бы одномоментно окунуться в другую языковую среду.

Он отметил, что, основываясь на конкретном примере «Жалякальне», можно сделать вывод о том, как работают и другие школы с преподаванием на русском языке.

«Отношение ученика и учителя должны базироваться на взаимопонимании и сотрудничестве. В наших русскоязычных школах обычно с этим проблем не возникает. Когда к нам приезжают гости, в том числе и из-за границы, в рамках европейских и международных проектов по обмену, они очень удивляются, в хорошем смысле слова, уровню наших взаимоотношений. В этом году у нас были голландцы и испанцы – их искренне порадовал тот уровень теплоты, вовлеченности и общения педагогов с учениками, которого мы достигли. Мы гордимся устоявшейся практикой в нашей школе и готовы делиться опытом с коллегами», – говорит Якобчук.

По словам директора, конкретно в подведомственной ему школе учится немало представителей из смешанных семей. Аналогичные случаи известны и в клайпедской русскоязычной гимназии «Айтваро».

«Я убежден, что школа с русским языком обучения была, есть и будет, и никто не помешает ее существованию», – утверждает наш собеседник.

Госэкзамен по литовскому языку – много шума из ничего

По данным Национального экзаменационного центра, в этом году государственный экзамен по литовскому языку и литературе сдавали 943 учащихся школ национальных меньшинств (остальные выбрали облегченный школьный), 20,8% из них не набрали минимальный проходной балл.

Для кого-то это послужило поводом заявить о системных проблемах. С другой стороны, за год результаты учащихся школ нацменьшинств улучшились на 4%, при этом два ученика получили наивысшую отметку – 100 баллов. Таким образом, не все так плохо, особенно, учитывая тот факт, что в целом по стране результаты государственного экзамена по литовскому и литературе ухудшились: в этом году в общей сложности экзамен сдавали почти 17 000 выпускников, более 1 800 (10,77%) потерпели неудачу, что на 200 больше, чем в прошлом году.

 Достоинства русских школ Клайпеды

 

Виталий Якобчук полагает, что решение о внедрении единых стандартов оценивания на госэкзамене по литовскому языку изначально было ошибкой. По большей части, что русскоязычные, что польскоязычные учащиеся справляются с заданиями, но процент тех, кто не сдал экзамен среди нацменьшинств, безусловно, немного больше, но это вполне нормально. В конце концов, среднестатистический ученик, который говорит на русском, не может знать литовский язык лучше литовца, который впитывает его с молоком матери, считает он.

«Откровенно говоря, все экзамены нужно менять. В этом году в Литве была большая проблема с математикой. Все хватаются за голову и думают, в чем же причина ухудшившихся результатов, хотя работники сферы просвещения понимают, почему… Видимо, это произошло из-за финансируемых государством мест в вузах, но эта другая тема для разговора. Говоря о литовском языке, выпускница гимназии «Айтваро», например, в этом году получила 100 баллов. Часть наших детей получили по 80-90 баллов. В прошлом году наша выпускница получила 98 баллов… Иными словами, не нужно говорить, что русские абитуриенты плохо знают государственный язык – это заблуждение и неправда. Кто-то знает лучше, кто-то знает хуже. В литовских школах ситуация в целом идентична, так как многие литовцы предпочитают сдавать школьный, а не государственный экзамен, но трагедии из этого никто не делает. С другой стороны, на наш взгляд, система оценивания однозначно должна быть изменена – мы должны вернуться к той практике, которая уже существовала. Критерии оценки должны быть разными. Необходимо человеческое отношение. Нельзя противопоставлять абитуриентов из русскоязычных школ литовскоязычным ребятам. Это очень нехорошая тенденция», – отчеканил собеседник.

Помимо прочего, директор «Жалякальне» отметил, что ни он, ни его коллеги не согласны с решением Минобразования об отмене школ-двеннадцатилеток. В 2012 году Литва отказалась от обучения с 1-го по 12-й класс в одном учебном заведении – школы разделили на начальные, основные, прогимназии и гимназии. Позже порядок изменили, оставив лишь прогимназии (с 1-го по 8-й класс) и гимназии (с 9-го по 12-й).

По словам Якобчука, это навредило общей системе образования, негативно сказалось на результатах учащихся, о чем свидетельствует и международный рейтинг PISA, в котором Литва, кстати, уступает Латвии и Эстонии. Также он посетовал, что сама по себе реформа работает избирательно, так как для некоторых школ сделали исключения – к одним применяются жесткие правила, а другим, по разным причинам, позволяют обучать детей с 1-го по 10-й и даже с 1-го по 12-й. Это порождает нездоровую конкуренцию и сталкивает лбами школьные коллективы.

«Вместе с коллегами мы были на стажировке, организованной Британским советом, по обмену опытом в Эстонии. Хочу отметить, что наши северные соседи не отказались от практики обучения с 1-го по 12-й класс. Школы учат детей с малолетства вплоть до совершеннолетия – что эстоноязычные, что русскоязычные. Таким образом, педагоги отлично знают детей, ведут их от начала и до конца – это непрерывный процесс. Что мы видим в итоге? Результаты эстонских учеников, согласно всем международным рейтингам, на порядок выше, чем в Литве», – говорит он.

Эстония традиционно входит в пятерку стран, чьи учащиеся демонстрируют наилучшие результаты по тем или иным дисциплинам. Согласно исследованию PISA от 2018 года, навыки учащихся эстонских школ в математике, чтении и естественных науках были лучшими в Европе.

Денис Кишиневский
2020-09-03

https://www.atviraklaipeda.lt/ru/2020/09/03/виталий-якобчук-русская-школа-в-литве