Праздник перед бурей

Ровно 80 лет назад в межвоенной Клайпеде люди в последний раз мирно встречали Новый год

07.01.2019 MemelL k rnaU ern hoOrlaKlp Праздник перед бурейОставалось всего три месяца до аннексии края. Напряжение достигло такого предела, что даже ученики литовских школ подвергались нападкам и избиению по политическим мотивам. Ситуацию обостряли и выборы, состоявшиеся в канун праздников.

*********

«Увеселения запрещаются»

Декабрь 1938 года. Прогермански настроенные жители Клайпедского края не скрывают своих симпатий и ожиданий, когда же наконец их «освободят» немецкие нацисты.Литовское правительство в Каунасе, похоже, лишь тогда осознало, что Клайпеде уделялось слишком мало внимания, и она уже выскальзывает из рук. Хотя в Берлине по-прежнему утверждали, что у Германии нет никаких притязаний в отношении этой бывшей территории Восточной Пруссии.Однако более проницательным литовским политикам эти речи казались неубедительными. Они ждали самого худшего.06.01.2019 Lietuva2 RU 200x143 Праздник перед бурейПраздник: 1935 год, бал-маскарад клайпедского женского общества «Globa», иллюстрирующий, как клайпедчане наряжались в те годы и как отмечали большие зимние праздники.

Фото из архива Исторического музея Малой Литвы

Оставалось чуть больше трех месяцев до того дня, когда в Клайпеду шагнут гитлеровцы. 12 декабря 1938 г. в популярной в те годы литовской городской газете «Vakarai» появилась лаконичная публикация: «24 декабря увеселения запрещаются. Управление Клайпедской полиции сообщает, что в канун Рождества (в Сочельник) не дозволяется устраивать музыкальные, драматические, театральные представления и киносеансы, а также увеселительные мероприятия, которые не носят серьезный художественный или научный характер.

Решение о том, насколько серьезный художественный или научный характер имеет то или иное мероприятие, принимает руководство местной полиции. За разрешением на проведение мероприятий можно обращаться до 17 декабря в управление городской полиции».Этот запрет был четким предупреждением «вздымавшейся антигосударственной стихии», что никакие нацистские сборища приветствоваться не будут.

А для тех, кто не умел читать между строк, на следующий день появилась еще одна информация: «В Клайпеде запрещаются массовые мероприятия. На основании 10 параграфа, ст. 17 Общего права страны, с учетом параграфа закона от 12 ноября 1926 года («Valdžios žinios», с. 688 и далее), также в крае запрещаются все политические собрания. Клайпеда, 13 декабря 1938 г. Директория Клайпедского края».

Напряжение и кровопролитие

Руководство края наивно верило, что бумажными запретами сумеет обуздать обострявшиеся прогерманские настроения, тем более – на фоне подготовки к выборам в Сеймик. А предвыборная кампания тогда выглядела совершенно иначе, чем сегодня.

Газета «Vakarai» писала: «Избирательная комиссия литовских списков обратилась в магистрат за разрешением вывесить на улицах и литовские плакаты, которые имеют весьма сдержанное содержание и никого не задевают, в то время как содержание немецких плакатов местами даже очень агрессивно. Магистрат места литовским плакатам на улицах снова не дал. Литовские плакаты вывешиваются только на частных домах».

Кульминацией политического противостояния стала насильственная смерть литовца Бянаса Йонушиса в ресторане в Прекуле. Мужчина был убит на национальной почве.«Этой ночью в Прекуле, в ресторане был до смерти избит 20-летний рабочий Б.Йонушис, уроженец деревни Тарвидай из волости Вейвирженай. Йонушис служил у Рашаса, работал на его кирпичном заводе. Вечером, накормив лошадей, он зашел в ресторан, где заметил выпивавших немцев.

Увидев Йонушиса, они стали кричать «жямайтиец» и всячески старались его задеть. В итоге Йонушис подвергся нападению с их стороны и получил повреждение головы», – писала газета «Vakarai» в номере за 5 декабря 1938 г.Через несколько дней молодой человек скончался от травм, полученных в результате избиения. Подобные нападки в Клайпеде и окрестных местечках случались постоянно.

Примерно в это же время в Юкнайчяй молодые немцы в униформе сильно избили двух работников почты.В самой Клайпеде оскорблениям подверглись работники железной дороги: «Когда они проходили мимо, несколько немцев пристали к ним и осыпали бранью».

Нападение на ребенка

Чуть ли не весь декабрь в номерах газеты описываются случаи нападений на людей на национальной почве – не только на взрослых, но и на детей.«В субботу, 10 декабря, в 18.40 на улице Лиепояус, недалеко от кинотеатра «Capitol» прохожие стали очевидцами жуткого разгула мужчин в униформе. Когда со двора вышел мальчик 10–12 лет, какой-то мужчина, следовавший за ним, вдруг закричал по-немецки: «Er hat Messer!» («У него нож!»). Мальчик понял, что ему угрожает опасность, и перешел на другую сторону улицы. Здесь к нему подбежал другой мужчина в форме правоохранительной службы (Ordnungsdienst) и ударил его кулаком по лицу.

В это время на улице появились и другие немцы. Один из них в кожаном фартуке тут же схватил мальчика за горло и, повалив на землю, начал душить. Между тем мужчины в униформе заломили мальчику руки и, удерживая его, стали пинать сапогами на толстой подошве», – писала газета «Vakarai» в номере за 12 декабря 1938 г. А за несколько дней до того на страницах газеты появилась публикация об инциденте в поезде, во время которого от нападения немцев пострадали три ученицы литовской гимназии.

«Три ученицы литовской гимназии «Спартяснёйи» в Клайпеде – Марите Рейсгите из Дрейжяй, Марите Рядвейките из Гропишкяй и Марта Кайрите из Мяжяляй – вчера, 8 декабря, во второй половине дня после уроков ехали в поезде из Клайпеды на станцию в Прекуле. В поезде на них напали трое немцев: Клаус Мослер, Вернер Кламмрот и Пауль Кляйн, все из Прекуле. Они прибежали из другого вагона и, увидев этих девочек, стали бить их кулаками по лицу», – писала газета «Vakarai».

Между тем в других клайпедских газетах – «Memeler Dampfboot» и «Lietuviška ceitunga» – утверждалось, что литовцы сами провоцируют подобные инциденты и являются причиной разного рода происшествий.Чуть ли не каждый день эти газеты сообщали о том, будто литовские дети нападают на детей клайпедских немцев. Таким образом, обстановка в крае была крайне напряженной и покоем в ожидании праздников в воздухе не веяло.

Патриотические лозунги

Ситуация в Клайпедском крае в конце 1938-го становилась трудно контролируемой и по причине приближавшихся выборов в местные органы власти.Поэтому каждый день на страницах газеты «Vakarai» крупным шрифтом печатались патриотические лозунги, призывавшие литовцев голосовать и способствовать победе своих кандидатов.

Однако результаты выборов в Сеймик 1938 г. для литовской части населения Клайпедского края все же были неблагоприятными.Тем не менее, после выборов газета «Vakarai» с помпезностью сообщила: «Невзирая на невиданное давление, литовцы провели четырех представителей. От литовских списков в Сеймик вошли два представителя Общественного союза и по одному представителю от земледельцев и рабочих».Но вряд ли стоило этому радоваться, поскольку это было меньше пятой части всех мандатов Сеймика Клайпедского края.

Пострадал и американец

В те дни имя Клайпеды оказалось и на первых страницах британской печати. В передовице газеты «Daily Telegraf» выражалась озабоченность – дескать, политическая напряженность в мире растет, и новым поводом для беспокойства становится ситуация в Клайпеде.

«После антисемитской кампании, последствия которой доставили много проблем Европе, появились «требования Клайпеды», которые, похоже, с трудом согласуются с заверениями, что после решения судетского вопроса у Германии нет никаких дальнейших территориальных притязаний», – цитировала газета «Vakarai» своих британских коллег. В предчувствии интересных событий перед самыми выборами в Клайпеду съехалось много зарубежных журналистов, поэтому в гостиницах города «не осталось ни одного свободного номера».

Среди них был и американский журналист Роберт Селлмер, который сотрудничал с такими газетами как «Esquire», «Newyorker» и «Ken». Решив прогуляться по Клайпеде в ночь перед выборами, он подвергся оскорблениям – его обозвали «Amerikanischer Jude» (американским евреем) и избили в полицейском участке. А все из-за того, что на улице журналист не ответил на приветствие группы нацистов «Хайль!» и попал в полицию, где ему пришлось столкнуться с полицейским, который говорил по-немецки, ни слова не понимал по-английски и не умел сдерживать кулаки.

«Возможно, я заслужил привода в полицейский участок, поскольку из-за меня был нарушен общественный порядок. За это я полицию не обвиняю, но с учетом того, что сопротивления я не оказывал, непонятно, для чего нужно было применять в отношении меня силу, т. е. бить», – написал Р.А.Селлмер, подчеркнув, что его отец вовсе не еврей, а немец, а мать – чешка.Как бы то ни было, об этом инциденте было сообщено представительству США в Каунасе, а события в ночь перед выборами в Клайпеде были широко освещены в американской печати.

Массовые распродажи

В декабре 1938 г. выборы в Сеймик завершились, близились праздники. Клайпеду сковали холода, по ночам стоял двадцатиградусный мороз, днем температура поднималась до минус пятнадцати.«Внезапный мороз сейчас для клайпедчан является самой большой сенсацией, ведь после выборов в Сеймик пока больше нет тем более актуальных, чем мороз», – писала газета «Vakarai».06.01.2019 port Lietuva1 RU 200x135 Праздник перед бурей

Ретро: на этих рождественских открытках межвоенного времени – фотокадры кретингского фотографа Костаса Ягутиса (1896–1974), который с 1932 года жил и работал в Клайпеде.

Фото из архива Исторического музея Малой Литвы.

«Прошлой ночью в Клайпеде выпал снег. Это первый снег в этом году. Снега выпало немного, санного пути пока нет. Остается надеяться, что к Рождеству снега будет больше», – говорится на последней странице номера газеты за 20 декабря 1938 г.Первый снег, ожидание Рождества и беспокойство о будущем – такими настроениями жили клайпедчане 80 лет назад, предчувствуя грядущие роковые события.

«Во второй половине 1938 г. в Клайпеде отмечалось массовая продажа недвижимости. Евреи распродавали свое имущество, спешили уехать и те, кто следил за событиями не только в Клайпеде, но и в Европе. Однако люди все еще пытались себя успокоить в надежде, что, может, ничего и не случится, ведь официально в то время Германия никаких претензий к Клайпеде не декларировала», – отметила историк Зита Гянене.

Но это была обманчивая тишина перед бурей. Тогда никто и не подозревал, что снова праздновать литовское Рождество в Клайпеде можно очень не скоро.

Аста Диковене

5 января 2019 года.

От редакции сайта. В нашем распоряжении этот материал появился после письма главному редактору еженедельника на русском языке:

-Уважаемый Саулюс, здравствуйте!
В первом же номере газеты «Клайпеда» на русском языке опубликован материал — исторический очерк Асты Диковене «Праздник перед бурей».Внимательнейшим образом я прочитал его и сразу скажу, что произвёл он  на меня очень хорошее впечатление не только исторической точностью  описанной обстановки того времени, но и её авторскими оценками.Хотелось бы разместить материал на нашем сайте, чтобы наши читатели также почувствовали дух того времени и теперь уже известных событий.
Всего доброго Вам и коллективу редакции в 2019 году!Анатолий Лавритов
5 января 2019 года.