Сейм Литвы: сто лет назад и сегодня

001.05.2020 1920 seimas 200x108 Сейм Литвы: сто лет назад и сегодня

 

Почти за два с половиной года Учредительный Сейм принял основополагающие законы, на которые и опиралась Литва.

Заседание Учредительного Сейма, 1921 г. Фото Библиотеки Академии наук Литвы им. Врублевских

**********

Первый парламент Литвы работал два с половиной года. Последнее заседание началось 6 октября 1922 года, но затянулось и закончилось утром следующего дня – в 3 часа. Сейм принял 268 законов.У представителей власти тех лет были свои принципы. Они придерживались той идеологии, тех идей, с которыми избирались в Сейм: политики левых взглядов оставались левыми, а правые – правыми.

001.05.2020 1921Kauno teatras 200x148 Сейм Литвы: сто лет назад и сегодня

 

В Каунасе 15 мая 1920 года в 18 час. 15 мин. был сделан первый шаг в истории литовского парламентаризма. Так что же общего у современных парламентариев и их предшественников, правивших страной сто лет назад, и в чем их различия?

На снимке-здание театра в Каунасе,где открылся и работал Учредительный Сейм.

 

Состав первого парламента

В Учредительном Сейме, который закрепил парламентскую демократию и заложил основы независимого Литовского государства, насчитывалось 112 членов. За два с половиной года их стало на 38 человек больше, поэтому в общей сложности в Сейме работало 150 парламентариев.

Парламент – лицо общества своего времени. По словам научного сотрудника Института истории Литвы Артураса Свараускаса, таковым был и Учредительный Сейм. Его члены, именовавшиеся в те годы представителями народа, были зеркалом этого народа. По своему происхождению абсолютное большинство парламентариев были из крестьян, некоторые – из крупных землевладельцев, и лишь единицы имели дворянские корни. Членов Сейма из числа горожан было немного и в большинстве все они были не литовцами, а представителями других национальностей – несколько евреев, один немец.

Парламентариями были избраны пятнадцать земледельцев, семеро рабочих, четверо ремесленников, тринадцать педагогов, по одиннадцать юристов, врачей и аптекарей, пятнадцать чиновников и служащих, по трое писателей, инженеров и агрономов, семеро военнослужащих.

Также в состав Сейма вошло одиннадцать священнослужителей. Как отметил А.Свараускас, такова специфическая черта этого и других парламентов межвоенного времени. В те годы в сельском обществе священник являлся не только религиозным лидером, но и авторитетом.Интеллигенции было мало, поэтому священники включались в политику.

«В истории нашего государства был и такой случай, когда священнослужитель исполнял обязанности главы страны. Вице-председатель Сейма Юстинас Стаугайтис имел право замещать председателя Сейма Александраса Стульгинскиса, который до выборов президента занимал и этот пост. Ю.Стаугайтису довелось замещать А.Стульгинскиса, так что у нас был священник, исполнявший обязанности президента», – поведал историк.

001.05.2020 1419923872 24 seimas lr 200x147 Сейм Литвы: сто лет назад и сегодня

 

Члены первого парламента, как и само Литовское государство, были очень молоды: треть – в возрасте до тридцати лет, 40 % – в возрасте от 31 до 40 лет и лишь десятая часть – старше 50 лет.

На первом заседании Учредительного Сейма председательствовать должен был самый старший по возрасту – 60-летний представитель еврейской фракции Симон Розенбаум, но поскольку он не говорил по-литовски, эта честь выпала писательнице и общественному деятелю 59-летней Габриеле Пяткявичайте-Бите.

В Сейм было избрано пять женщин, а в течение всего избирательного срока в парламенте их было восемь. В контексте Европы того времени избрание женщин в парламент считалось явлением исключительным.

Сегодня в нашем Сейме работает 141 парламентарий, однако и население Литвы сейчас больше. В Учредительном Сейме не было представителей оккупированного поляками Вильнюсского края и администрируемого французами Клайпедского края.

Большинство наших сегодняшних парламентариев пребывают в более солидном возрасте, чем их предшественники сто лет назад: согласно подсчётам Главной избирательной комиссии, средний возраст членов Сейма, избранного в 2016 году, – свыше 51 года, а самому старшему из них – Юозасу Имбрасасу – было 75 лет. Однако следует учитывать, что в двадцатые годы прошлого столетия средняя продолжительность жизни составляла около 50 лет, в то время как сейчас люди живут в среднем на 25 лет дольше.

В 2016 году в Сейм было избрано 111 мужчин (76 %) и 30 женщин (24 %). В то время как в европейском контексте двадцатых годов прошлого века и пять женщин-парламентариев считалось много.

Говорить о составе парламента, исходя из профессий парламентариев, можно лишь в отношении тех, кто был избран в Сейм впервые, – почти 50 % депутатов либо работали в Сейме предыдущего созыва, либо вернулись туда после перерыва, поэтому можно сказать, что их профессией стала политика. В отличие от парламента, который был сто лет назад, сегодня в Сейме ни священнослужителей, ни военных нет – согласно современным законам баллотироваться на выборах в Сейм они не могут.

Можно ли говорить о том, что нынешний Сейм – лицо сегодняшнего общества? По мнению Лаураса Белиниса, профессора Университета им. Витаутаса Великого, если выборы являются свободными, значит, кто бы как ни считал, но парламент отражает социальные и идеологические установки избирателей.

Активность избирателей – 80 %

Учредительный Сейм был избран в ходе первых в истории Литвы всеобщих прямых и равных выборов путём тайного голосования, состоявшихся 14–16 апреля 1920 года.

Как отмечает А.Свараускас, это был и своеобразный референдум. 16 февраля 1918 года было восстановлено национальное Литовское государство, но лишь в 1920-м Учредительный Сейм провозгласил его демократической республикой, установив форму государственного правления: Литовское государство будет не монархией, не государством какой-либо иной формы правления, а именно республикой. Голосуя, народ не только выбрал членов Сейма, но и поддержал идею такого государства.

По словам А.Свараускаса, закон о выборах был весьма либеральным: хотя самостоятельные кандидаты баллотироваться не могли – на выборах конкурировали лишь списки членов партий, групп, организаций, обществ, но чтобы зарегистрироваться в Главной избирательной комиссии, им было достаточно в своих избирательных округах собрать подписи всего 50 избирателей. В выборах принимали участие кандидаты по 31 списку.

Каждая партия сама определяла рейтинг своих кандидатов, избиратели делать это не могли – они должны были опустить в урну для голосования выбранный список целиком.

Как поведал историк, списки разрешалось печатать не только Главной избирательной комиссии, но и самим партиям, однако список должен был соответствовать установленной комиссией форме. Более состоятельные партии печатали свои списки, а потом их представители разъезжали по провинции и раздавали эти списки людям, поэтому избиратели приходили голосовать на участки уже с избирательными бюллетенями на руках.

Выборы прошли слаженно и активно

«Когда была объявлена дата выборов, начался настоящий подъём гражданской активности: создавались гражданские организации, партии, интенсивно шла агитация – печатались брошюры, листовки, газеты, агитаторы ездили по деревням. В эти события втянулись и крестьяне. На сельских площадях агитаторы возвещали, что все получат землю. Крестьянин, даже малограмотный, стал понимать, что и от его голоса тоже что-то может зависеть», – рассказывает А.Свараускас.

На первом заседании Учредительного Сейма А.Стульгинскис, избранный его председателем, объявил, что в выборах приняло участие 90 % избирателей. Однако, по словам А.Свараускаса, историки считают, что тогда проголосовать могло не более 80 % избирателей. Вообще точное число граждан, имеющих право голоса, было неизвестно. У многих отсутствовали паспорта, но в то время достаточно было выписки настоятеля о том, что человек принадлежит к тому или иному приходу, и с этой бумажкой уже можно было отправляться голосовать.

По словам историка, в 1919–1920 годах  из России начали возвращаться беженцы Первой мировой войны. Однако в преддверии выборов литовские власти относились к репатриантам настороженно, опасаясь импорта революции, поэтому многие из них были лишены права голоса.

Между тем агитационная кампания перед выборами в Сейм 2016 года была вялой, свою волю в первом туре изъявило чуть больше половины избирателей, а во втором и того меньше. Сейчас Сейм избирается не только по партийным спискам, но и в одномандатных округах, хотя в большинстве развитых государств, как и в Литве в 1920 году, применяется пропорциональная система выборов.

Выросла значимость партий

Как поведал А.Свараускас, в Учредительном Сейме литовцы объединялись во фракции и их блоки согласно идеологии, а национальные меньшинства – евреи, немцы, русские, белорусы участвовали в выборах со своими списками, не обращая внимания на идеологические различия, – исключительно по национальной принадлежности.

В то время партии были явлением новым. По словам историка, хотя партии как таковые формировались уже с начала ХХ века, они являлись узкими объединениями интеллигенции. Однако с конца 1918-го, особенно с приближением выборов, партии заметно активизировались.

«Вся политическая жизнь была связана не с отдельными личностями, а с партиями. Партии имели большую значимость, и люди с энтузиазмом в них вступали. Правда, более активно они действовали в городах, а в сельской местности имели лишь своих представителей или группу», – рассказывает А.Свараускас и тут же добавляет, что этот подъём длился недолго: вскоре обществу надоели разногласия в Сейме, и переворот 1926 года многие встретили довольно апатично.

Самой многочисленной была Христианско-демократическая партия, насчитывавшая около 9 тыс. членов. И самый большой блок в Сейме – Блок христианских демократов (59 членов Сейма), в который входили фракции Союза сельских хозяев, Федерации труда, Женщин-католичек и Христианско-демократической партии.

В Блоке крестьян-народников, который состоял из фракций Социалистической народно-демократической партии и Крестьянского союза, насчитывалось 29 членов. Остальные объединения были меньше: фракции социал-демократов – 14 членов, еврейская фракция – 6, фракция поляков – 3. В Сейме был и один представитель Литовского немецкого комитета. За весь срок полномочий Учредительного Сейма в его составе было два парламентария, которые не относились ни к какой фракции.

Сегодня самая многочисленная партия – Социал-демократическая партия Литвы, насчитывающая 16,6 тыс. членов.

В 2016 году в Сейм избрано 54 представителя Партии крестьян и «зелёных», 31 – от партии «Союз Отечества – Христианские демократы», остальным партиям повезло меньше.

Избирательной акции поляков Литвы – Союзу христианских семей досталось восемь мандатов, что намного больше, чем получили их предшественники в 1920-м, однако не нужно забывать, что тогда Вильнюсский край был оккупирован. Как и сто лет назад, представители польского национального меньшинства участвуют в выборах на национальной, а не на идеологической основе.

В 2016 году в Сейм избрано семеро поляков, один русский, один еврей, все остальные – парламентарии литовской национальности.

Приоритет – земельная реформа

В новых государствах, появившихся в Восточной и Центральной Европе после Первой мировой войны, поднялась волна послевоенной ультрадемократии – они хотели быть более демократичными, чем государства старой Европы. К примеру, в Балтийских странах женщины уже имели право голоса, в то время как француженки и швейцарки завоевали его лишь спустя несколько десятилетий.

Выборы 1920 года проходили под флагом социального радикализма. Как подчёркивает историк, партии, которые не давали никаких обещаний в социальной сфере, ничего и не выиграли. В их числе оказалась и Партия национального прогресса президента Антанаса Смятоны вместе с такими политическими звёздами как Йонас Басанавичюс, Аугустинас Вольдемарас.

Наиболее актуальной и часто склоняемой в печати темой была земельная реформа. Здесь в обещаниях состязались буквально все партии, за исключением Партии национального прогресса. Обещали отнять землю у помещиков и бесплатно раздать её крестьянам. Это обещание было выполнено.

Учредительный Сейм принял много радикальных и демократических законов – Конституцию, правовые акты, касавшиеся земельной реформы, национальной валюты – лита, были закреплены принципы западного демократического парламентского государства, свобода совести и вероисповедания, свобода слова, равенство полов и национальностей перед законом.

Однако, как отмечает А.Свараускас, удалось сделать не всё. Не было средств на содержание армии, поэтому, как и во время Первой мировой войны, была сохранена реквизиция – у крестьян изымалась провизия, корма, одежда. Людям объясняли, что иначе армию содержать будет не на что и тогда Литву оккупируют поляки или Советы.

Учредительному Сейму не в полной мере удалось решить и социальные вопросы: закон о больничных кассах, пенсионные дела с трудом пробивали себе дорогу. По словам историка, Сейм не заботили и вопросы культуры. Школы искусств, театральные, художественные галереи и прочие идеи в сфере культуры исходили от общественности и лишь спустя время принимался соответствующий закон и художественная школа или галерея переходила в ведение государства.

Большинство в Сейме составляли христианские демократы, а они ориентировались на своего доминирующего избирателя – на крестьянское, верующее общество, на женщин. Горожане таким вниманием не пользовались, напротив, говорилось о том, что деревня всех и без того содержит, а для горожан бремя налогов нужно увеличивать.

Сегодняшние правящие «аграрии» тоже не скупились на обещания сократить социальную и региональную отчуждённость, обещали реформы в таких областях как просвещение, налогообложение, здравоохранение. Однако реформы обернулись различными запретами и идеями, которые противоречат законам экономики. Возможно, поэтому провалилась идея с ваучерами, государственными аптеками и государственным банком, а также замысел перенести два министерства в Каунас.

Правда, росли размеры зарплаты и пенсий, ВВП. Тем не менее, по мнению Л.Белиниса, трудно сравнивать стремления и обещания первых Сеймов – Учредительного и Восстановительного – и сегодняшнего рядового Сейма. Цели исторических Сеймов былистратегически чёткими, а рядовые парламенты решают рутинные задачи. Поэтому нынешний Сейм отличается от предыдущих только тем, что его повестку дня корректировал COVID-19.

Не обошлось без конфликтов

В зале заседаний Учредительного Сейма порой становилось очень жарко.«Ни у кого не было опыта парламентской работы, но у всех была решимость установить в государстве порядок. С первых минут вспыхнули споры о том, как выбирать президиум, что делать в первую очередь, а чего не делать вообще. Было резкое идеологическое расхождение между левыми и правыми, и даже делался популистский акцент – мы такие, а вы – другие», – рассказывает А.Свараускас.

Больше всего споров было вызвано идеологическими, мировоззренческими аспектами. К примеру, трудно было прийти к консенсусу относительно места церкви в государстве, вспыхивали споры о принадлежности земли церкви в ходе земельной реформы. Велись дискуссии, какой должна быть школа. Идеалом христианских демократов была конфессиональная школа, однако в итоге парламентарии пришли к соглашению о введении лишь обязательных уроков религии. Тем не менее, споры велись два года, поэтому закон о начальной школе удалось принять только в 1922 году.

Споры кипели и вокруг учреждения университета. Христианские демократы хотели, чтобы главным факультетом был факультет теологии, а левые стремились к тому, чтобы университет готовил больше специалистов технических профессий, агрономов, юристов.

В дискуссию о Конституции активно включились и представители национальных меньшинств. По словам А.Свараускаса, бурными были не только речи. Самый крупный инцидент случился в 1921 году. Тогда ситуация с Польшей была очень напряженной, и три представителя польской фракции написали жалобу в Лигу Наций – в те годы важнейшую международную организацию в Европе: якобы в Литве преследуются национальные меньшинства, нарушаются их права. Польская печать тут же подхватила и растиражировала это послание: в Литве нет условий для проживания национальных меньшинств.

«Когда об этом узнали члены Сейма, в сторону польской фракции полетели стулья. На этот инцидент опять-таки отреагировала печать Варшавы, расписав, будто польским представителям чуть ли не ножом угрожали. После этого представители поляков покинули Сейм», – рассказывает историк.

Члены Сейма были недовольны и своими условиями труда. По словам А.Свараускаса, в 1920 году жалованье парламентария составляло около 2 тысяч ауксинасов (золотых) плюс по 30 ауксинасов за каждое заседание комиссии. Председатель Сейма А.Стульгинскис дополнительно получал ещё 2 тыс. ауксинасов на репрезентативные нужды.

Однако из жалованья высчитывали по 50 ауксинасов, если член Сейма пропускал три заседания подряд без уважительной причины. Это становилось проблемой для парламентариев из сельской местности, когда начинались сезонные работы.Для сравнения: в 1920 году зарплата учителя, в зависимости от категории, составляла 650–800 ауксинасов.

Кстати, сто лет назад никакое жильё парламентариям не предоставляли. Один из членов Сейма даже жаловался в президиум Сейма, что приезжает в Каунас с семьёй, однако ему недостаёт жалованья на пропитание, поскольку съемного жилья не хватает, а арендная плата очень высокая.

О чем чаще всего спорит сегодняшний Сейм? Как отметил Л.Белинис, в большей мере – о социально-экономических проблемах. Но есть и вечные темы – к примеру, о реформе просвещения дискуссии ведутся все тридцать лет независимости, но договориться парламентариям пока не удаётся.

До сих пор случаются скандалы и в связи с общежитием Сейма – сейчас оно есть, но некоторые парламентарии, пользуясь им, допускают злоупотребления.

Зарплата рядового члена Сейма сегодня – 3414 евро без вычета налогов, а на парламентские расходы они получают еще чуть больше 1 тыс. евро. В этом учебном году, по подсчетам комитета Сейма по вопросам науки и просвещения, среднемесячная зарплата учителя, имеющего полную ставку, составляет около 1200 евро до вычета налогов.

Жизненно важные задачи

Перед Учредительным Сеймом стояла и необходимость встать на защиту родины. Во время боевых действий с Польской армией кто-то делал это с оружием в руках, другие занимались организацией помощи Литовской армии, сплочением людей для сопротивления врагу. Все семеро парламентариев-военнослужащих прямо из здания Сейма ушли на фронт. Антанас Матулайтис, один из самых молодых парламентариев, погиб в бою с поляками. На сегодняшний день это единственный из всех членов Сейма, который жизнь отдал за Литву.

Поскольку Сейм практически в полном составе встал на защиту родины, было решено пленарные заседания временно не созывать, а учредить Малый Сейм из семи человек, который действовал с 22 октября 1920 года до 17 января 1921 года. Ему надлежало выполнять каждодневную работу парламента и демонстрировать, что работа Сейма не прерывается. Однако Малому Сейму не было дозволено принимать законы государственной важности.

Первый парламент Литвы работал два с половиной года. Последнее заседание началось 6 октября 1922 года, но затянулось и закончилось утром следующего дня – в 3 часа. Сейм принял 268 законов, в том числе – основополагающие, на которые и опиралась Литва.

001.05.2020 11898072 200x106 Сейм Литвы: сто лет назад и сегодня

 

Нашему нынешнему Сейму тоже выпало неординарное испытание – пандемия COVID-19.

По словам Л.Белиниса, конституционно сегодня Сейм находится в несколько иной позиции, чем в межвоенное время, поэтому меры по борьбе с коронавирусом находятся в руках у Правительства, которое достаточно хорошо справляется с этим испытанием.

Однако, как с сожалением констатировал политолог, члены Сейма чаще других демонстрировали, что могут пренебрегать правилами, что они выше их, хотя им надлежало являть собой пример обществу.

Чему нынешний Сейм мог бы поучиться у своих предшественников, правивших страной сто лет назад?

«В те годы у представителей народа были свои принципы. Они придерживались той идеологии, тех идей, с которыми избирались в Сейм: политики левых взглядов оставались левыми, а правые – правыми. К тому же члены первого парламента работали с энтузиазмом, одержимые идеей, что созидают Литву», – подчеркнул историк А.Свараускас, считая такую позицию примером, достойным подражания.

В нынешнем Сейме одни фракции распадались, другие формировались, маршруты некоторых парламентариев слева направо и обратно напоминают зигзаги. Смешанная группа членов Сейма выросла до шестнадцати человек, и сейчас  по многочисленности её обходят только «аграрии» и консерваторы.

Аушра Лека a.leka@diena.lt

UAB Diena Media News »Klaipėdos» dienraščio redakcija
Naujojo Sodo g. 1 a, «K centras», 92118 Klaipėda
www.kl.lt