Труд на благо государства

29.07.2019 43eef7cf534d98a503b106423cef5507 200x127 Труд на благо государстваС начала июля Литовскую высшую морскую школу возглавляет клайпедчанин Вацлав Станкевич. За его плечами – не только солидный опыт моряка. Он – бывший политик и дипломат, один из тех людей, кто внес весомый вклад в дело безопасности Литвы, какой мы видим ее сегодня.

*********

Родина – город Крево

– В вашей биографии указано, что вы родились в Беларуси.

– Да, я родился в Беларуси в 1954 г. Но в 1958 г., когда мне было четыре года, наша семья переехала в Литву. Мой отец, механизатор широкого профиля, получил назначение на работу в колхозе Буйвиджяй. Я вырос в Литве, жизнь в Беларуси не помню, только знаю, что там моя родина, и этого не скрываю.

– И как же зовется ваша малая родина?

– Родители жили в Сморгонском районе, в деревне, а родился я в историческом месте – в городе Крево. Именно здесь в 1385 году была подписана первая уния между Великим Княжеством Литовским и Королевством Польским. Там до сих пор сохранились развалины замка тех времен.

Сходство с президентом?

– Это правда, что вы родились в один день с президентом Беларуси Александром Лукашенко?

– Не совсем. Да, А.Лукашенко родился в 1954 г., как и я, но только в Восточной Беларуси, а я – в Западной. А это большая разница, поскольку Западная Беларусь попала под влияние Советского Союза лишь осенью 1939 года, а ее восточная часть стала советской уже в 1917-м. Западная Беларусь до 1939 года принадлежала Польше. Когда 1 сентября 1939 г. немцы начали войну с поляками, то уже через несколько недель, 17 сентября, часть территории Польши заняли Советы. Так эта территория стала советской, а до того там были польские порядки.

И по сей день Западная Беларусь заметно отличается от Беларуси Восточной. В Западной Беларуси сейчас 80 % населения – католики, и у нас в семье тоже все католики. А в Восточной Беларуси доминируют православные. И когда меня спрашивают, где я родился, то я всегда подчеркиваю, что в Западной Беларуси. Кто хоть немного интересуется историей, тот поймет, в чем разница. Так что с А.Лукашенко мы родились в один год, но в разных частях Беларуси, я – 6 августа, а он – 30-го.

– Вам никогда не говорили, что у вас есть внешнее сходство с президентом Беларуси?

– Во время работы в Сейме, где я трудился два срока полномочий, я был председателем комиссии по делам НАТО, поэтому часто встречался с иностранцами. Помню, была у нас встреча с бельгийской делегацией. Сидим, беседуем. И вдруг один бельгиец спрашивает меня: «Are You Mr. A.Lukoshenka?» («Вы господин А.Лукашенко?»). Мы похожи, это правда.

– Вам доводилось общаться с президентом А.Лукашенко?

– Нет, общаться не доводилось. Хотя, не буду скрывать, работая в Сейме, я был неравнодушен к делам Беларуси, поскольку прекрасно помню о своем происхождении, стараюсь не забывать белорусский язык. Будучи членом Сейма, с журналистами из Беларуси я всегда разговаривал по-белорусски. Для них это было большой неожиданностью, что литовский парламентарий общается с ними без переводчика. Но с самим президентом А.Лукашенко общаться мне так и не пришлось, он – глава государства, а я – всего лишь член Сейма.

Но в Беларуси бывать доводилось, однажды я даже выступил в их парламенте с речью – как член литовской делегации в составе Европейского совета. Я говорил об отмене смертной казни. Выступать мне пришлось по-английски. Я должен был выразить позицию Европейского совета относительно того, как важно развивать гуманизм и добиваться отмены смертной казни во всей Европе.

Но вступительная часть моего выступления прозвучала по-белорусски. Для них это было совершенно неожиданно. Я видел, что это произвело впечатление. Увы, не все в Беларуси знают белорусский язык, там два государственных языка – русский и белорусский, каждый делает свой выбор. Но для меня, рожденного в Беларуси, очень важно не забывать родной язык.

И овцы целы, и волки сыты

– Где вам работалось сложнее всего – в море, в Сейме или на дипломатической службе?

– Мой путь, как бывшего профессионального моряка, был нетрадиционным. 17 лет я провел в море, потом оказался в Сейме, затем – в Министерстве иностранных дел. Всюду начало было нелегким, особенно в парламенте, где мне пришлось привыкать совсем к другому порядку, не такому, как на флоте.

– В Сейме вы занимали должность председателя комиссии по делам НАТО, когда Литва еще только готовилась стать членом НАТО. Чем занималась возглавляемая вами комиссия?

– В 2000 году это был политизированный пост, а тут к тому же во главе комиссии оказался не литовец. Наша комиссия очень много работала и делала, что могла, чтобы только мы могли вступить в НАТО.

– В этот период до 2004 года были какие-то сомнения, что нас могут и не принять?

– Были. Но представители разных структур нашей страны, которые занимались этим вопросом, в том числе и комиссия Сейма, постоянно ездили, общались, беседовали с представителями государств НАТО. Я лично бывал и в США, говорил с их парламентариями. У некоторых реакция была очень разной. Прекрасно помню, что немцы и французы высказывали сомнения, стоит ли нас принимать. Все эти сомнения представителей стран НАТО были вызваны тем, что никто не хотел портить отношения с Россией. Приходилось лавировать так, чтобы Литва была принята в НАТО и при этом Россия осталась довольна, ну, или почти довольна.

– Но Россия осталась недовольна?

– В последнее время да. Когда мы вступали в НАТО, ситуация была иной. В России в связи с этим не происходило никаких демонстраций, никто не выражал недовольство. Хотя тогда президентом уже был Владимир Путин. Помню, с визитом к российскому президенту летал лидер США Джордж Буш, который попытался его убедить, что, принимая в свой состав Балтийские страны, НАТО не имеет никаких стремлений к противостоянию с Россией.

Он говорил о том, что Литва, Латвия и Эстония не хотят оставаться в «серой» зоне. Президент Дж.Буш очень много сделал для того, чтобы договориться с Россией. И компромисс был найден. Мы вступили в НАТО 29 марта 2004 г. Я находился в составе делегации президента Валдаса Адамкуса, когда мы отправились в Прагу, на встречу НАТО в верхах, получив официальное приглашение. С учетом нынешней геополитической ситуации, сегодня нам было бы намного труднее стать членами альянса.

Кто наши друзья?

– Вы упомянули о том, что нашлись те, кто сомневался, стоит ли принимать нас в НАТО. А друзья, которые нас поддерживали, были?

– Конечно, и прежде всего – это США (их вклад был очень весомым) и Польша, которая входила в альянс с 1999 г. У Литвы было большое преимущество перед другими странами-кандидатами, которое состояло в том, что у нас имелась общая граница с Польшей – государством НАТО, у которого уже был твердый голос в структурах альянса. В этом вопросе поляки нам очень способствовали, их военные много помогали нашим. Поэтому в числе друзей первыми после США я бы назвал поляков.

– Может, поэтому Президент Гитанас Науседа с первым своим визитом отправился именно в Польшу?

– Несомненно, ведь и сегодня вопрос безопасности остаётся актуальным. Польша – большая страна и влиятельная. Думаю, что если нам потребуется помощь, то прежде всего мы получим ее от Польши.

– А сегодня в Польше еще помнят о вкладе Литвы в дело спасения интернированных польских военнослужащих, которые нашли здесь приют, когда в 1939 г. в Польшу вторглись гитлеровцы?

– Об этом они точно не забыли. Могу это засвидетельствовать, ведь когда я находился на дипломатической службе в Польше, они постоянно вспоминали этот исторический момент. Они считают, что Литва тогда поступила очень благородно. Поляки до сих пор благодарны Литве, невзирая на то, что отношения двух государств тогда были сложными на фоне оккупации Вильнюсского края.

Поиски точек соприкосновения

– Сегодня некоторые политики порой высказывают предположения относительно того, что, возможно, нам не нужно было вступать в НАТО. Как вы оцениваете такую позицию?

– Помните историю, когда десять лет назад одиннадцать моряков-клайпедчан безосновательно оказались в американской тюрьме? Тогда мы с послом Литвы в США Вигаудасом Ушацкасом прилагали огромные усилия, чтобы добиться их освобождения. Мы настойчиво акцентировали, что они являются гражданами Литвы – не какой-то там третьей

страны, а государства НАТО. И мы своего добились. Сегодня Литва находится в наибольшей безопасности, чем когда-либо. Литва – признанное государство, она заметна и уважаема. Думаю, Литва выглядела бы блекло, если бы не была в составе НАТО и ЕС, ведь это элитные клубы. В жизни не бывает так, чтобы все на сто процентов соглашались с теми или иными аспектами, но большинство наших граждан поддержало вступление страны в НАТО, чтобы мы могли обеспечить себе безопасную, свободную и независимую жизнь.

– Но ведь в последнее время у нас очень напряженные отношения с Россией?

– Несколько лет я работал генеральным консулом Литвы в Калининграде. Мне много доводилось общаться с представителями местной власти. Судя по их настроениям, там доминирует диктат Кремля, с которым они, возможно, не всегда согласны. В частных беседах мне доводилось слышать и другие мнения. Обострение государственных отношений налицо, но я не думаю, что ситуация безнадежна.

Давайте вспомним девяностые годы, когда россияне поддержали стремление Балтийских стран стать независимыми государствами. И это была не спонтанная акция. Все понимали, что в результате некоторых не совсем честных исторических событий мы оказались в советском пространстве. Полагаю, что с Россией мы еще найдем общий язык. У них свое видение, у нас – свое, но нам нужно искать точки соприкосновения.

Аста Диковене a.dykoviene@kl.lt

Еженедельник «Клайпеда» на русском языке — №30/2019

________________

Визитная карточка

Возвращение: после долгих лет политической работы в Сейме и дипломатической службы морской капитан В.Станкевич наконец вернулся в Клайпеду.29.07.2019 file23579078 ad38d4a8571278b04f 200x187 Труд на благо государстваРодился 6 августа 1954 г. в Крево, Беларусь.В 1958 г. вместе с родителями переехал в Литву.В 1971 г. окончил среднюю школу в Буйвиджяй.

В Клайпедском мореходном училище приобрел специальность судоводителя.В 1978–1984 гг. учился в Калининградском техническом институте, где получил диплом инженера-судоводителя.В 1985–1991 гг. в этом же институте приобрел специальность инженера-экономиста.

В 1974–1991 гг. – помощник капитана на судне производственного объединения «Литрыбпром», затем – старший помощник капитана, капитан-директор.

В 1992–2000 гг. – вице-президент предприятия «Klaipėdos transporto laivynas».

В 1997–2000 гг. – член горсовета Клайпедского самоуправления.В 2000–2008 гг. – член Сейма.

С 2009-го по 2014-й возглавлял Генеральное консульство Литвы в Калининградской области.

В 2015–2019 гг. – консул Литвы в городе Сейны, Польша.

Награжден Большим крестом Командора ордена Витаутаса Великого.

В 2005 г. журналисты газеты «Клайпеда» удостоили его титула «Самый толерантный человек года».

Жена Рима, сыновья Алексей и Андрей.

_____________________________

UAB Diena Media News

"Klaipėdos" dienraščio redakcija
www.kl.lt