Забытые солдаты России


soldat Забытые солдаты России
Литва в XX веке дважды становилась ареной сражений между немецкими и русскими солдатами. В отличие от 1941 года, когда немцы заняли всю Литву чуть ли не за пару дней, в 1915 году упорные бои продолжались здесь более восьми месяцев. Решающие события разворачивались в конце лета. Из-за последовавшей вскоре революции ратные подвиги русских солдат на Первой Мировой войне оказались незаслуженно забыты. Настало время исправить эту несправедливость.Топили немцев на море

В начале ноября 1914 года российские эсминцы «Пограничник», «Сибирский стрелок», «Генерал Кондратенко» и «Охотник» выставили 140 мин в районе Мемеля (ныне Клайпеда). Тогда это был германский город на границе с Российской империей. Не прошло и двух недель, как на этих минах подорвался бронированный крейсер «Фридрих Карл». Он затонул около Мемеля после пяти часов отчаянной борьбы за живучесть. Вышедший ему на помощь легкий крейсер «Эльбинг» также получил повреждения на минном заграждении, выставленном русскими моряками.

Сейчас мало кто знает, что последнее крупное морское сражение на Балтике в Первую Мировую войну также было связано с Мемелем. Русская эскадра в составе 4 крейсеров была выслана, как пишут военные донесения тех лет, «в набег для бомбардировки Мемеля». То есть в задачу военных кораблей российского флота входил обстрел города из мощных артиллерийских орудий. 2 июля 1915 года вблизи острова Готланд они встретились с двумя германскими крейсерами. Ввиду явного превосходства русских сил один германский крейсер ушел, а другой был вынужден вступить в бой. В результате он был расстрелян и выброшен на берег. По признанию военных историков, в ту войну Готландское морское сражение было последним значительным событием на Балтийском море.

…А военные корабли Балтийского флота все-таки пришли в Клайпеду – через 14 лет. Но уже не для обстрела города, а с дружеским визитом. И не к германскому кайзеру, а к литовскому президенту Сметоне. Потому что к тому времени Клайпеда уже принадлежала Литве.

Оборона Ковенской крепости


soldat2 Забытые солдаты России


С первых же дней Первой Мировой войны Литва оказалась в зоне военных действий. В 1914 году русская армия генерала Самсонова вторглась в Пруссию, но была там разгромлена. В 1915 году германские войска начали крупномасштабную наступательную операцию по всему восточному фронту с целью заставить Россию выйти из войны.

В отличие от 1941 года, когда немцы заняли всю Литву всего за несколько дней, в 1915-м упорные бои продолжались здесь восемь месяцев. К лету, сломив оборону русских войск, немецкие войска заняли юго-западную Литву, города Шауляй и Паневежис. Кайзеровские войска дважды пытались взять в окружение русскую 10-ю армию, но каждый раз их планы срывались умелыми действиями славян.

В середине июля началась битва за Ковно (ныне Каунас). Ковенская крепость считалась крепостью первого класса. На сооружение ее фортов в конце XIX века русским правительством были потрачены огромные деньги. Ковенская крепость занимала территорию в 65 квадратных километров, имела свою железную дорогу и гарнизон почти в 90 тысяч человек. В их число, кроме пехотной и пограничной дивизии, входили морской батальон, жандармские части и даже Каунасская рабочая дружина.

В ходе начавшейся битвы упорней всего оборонялись I, II и III форты, хотя они были построены из кирпича и меньше других приспособлены к современной войне. Поначалу оборона Ковенской крепости шла вполне успешно – русские войска контратаковали, выбивая немцев с занятых позиций, часть вражеских атак захлебнулась под огнём крепостной артиллерии. Немцы несли большие потери. Тогда в конце июля они доставили в район боевых действий огромные гаубицы, со стволами калибром от 210 до 420 миллиметров. Каждый выпускаемый ими снаряд весил около тонны! У русской армии такой мощной артиллерии не было. Специально для подвоза гаубиц и боеприпасов к ним немцы соорудили 11-километровую железную дорогу. Чудовищные гаубицы стреляли на 14 километров. Вместе с ними германцы использовали и обычную полевую артиллерию. Выпуская до 20 000 (!) снарядов в сутки, они подчас открывали настолько ураганный огонь, что защитники Ковенской крепости не могли выйти из убежищ.

На конец июля потери русской армии на основном участке атаки в первом секторе обороны составили от 50% до 70% личного состава. Тем не менее, атаки немцев успешно отбивались. С началом обстрела связь командования крепости с гарнизонами I, II и III фортов и батарей была потеряна, доставки боеприпасов из-за сильного огня противника практически не было. Гарнизоны оборонялись самостоятельно, почти не координируя свои действия с центром.

После того как мощная германская артиллерия почти сравняла с землей I, II и III форты, их пришлось оставить. К сожалению, защитники других, более современных и надежных фортов, построенных уже из бетона, не проявили такого же героизма и упорства. Поэтому германские войска смогли сравнительно легко переправиться через Неман и занять железнодорожный вокзал. К утру 5 августа (по старому стилю) в руки немцев перешли IV и VI форты. К середине дня были заняты последние форты: V, VIII, IX, X. В немецкий плен попало 20 тыс. русских солдат и офицеров, было захвачено 1358 орудий и миномётов, а также большое количество другой военной техники, амуниции и продовольствия.

В этом поражении во многом виноват комендант крепости, генерал Григорьев, который позорно бежал, когда его войска еще пытались построить оборону вокруг VI форта. Увы, история не сохранила имена отважных солдат и офицеров, сражавшихся в I, II и III фортах до последней возможности. К великому сожалению, в историю «попал» только трус — генерал Григорьев. Командующий почему-то воспринял потерю этих фортов как поражение всей крепости, хотя большая часть новых фортов даже не успела вступить в серьёзный бой с противником.

Немногочисленные православные мирные жители, оставшиеся в Ковно после отступления, похоронили погибших русских солдат в братской могиле рядом с Воскресенской церковью. А бывший комендант Ковенской крепости генерал Григорьев был арестован, обвинён в дезертирстве и приговорён к смертной казни. Впоследствии был помилован: высшую меру наказания ему заменили 15 годами каторги. Однако 1 мая 1918 года большевики освободили его из петербургских «Крестов» по амнистии. Советская власть в трусливых действиях экс-коменданта не усмотрела ничего преступного.

Виленская операция

Противник, овладев 9 августа Ковно, нанес удар между реками Вилия и Неман. Немцы снова попытались окружить главные силы 10-й армии, сосредоточенные к северу и северо-западу от Вильно. В ходе Виленской опрерации, которая проходила в августе и сентябре 1915 года, 10-й русской армии под командованием генерала Радкевича удалось остановить наступление германских войск. Во встречных боях, продолжавшихся до конца августа, обе стороны понесли большие потери.

27 августа (9 сентября по новому стилю) врагу удалось прорваться на стыке 10-й и 5-й русской армии. Германские кавалерийские дивизии начали громить русские тылы. 10-й армии пришлось отступить и оставить врагу Вильно. А 5-я армия отошла к Двинску (Даугавпилсу). 3-4 (16-17) сентября германская кавалерия была остановлена на подступах к Молодечно, а затем начала отступать под натиском русских войск. К 19 сентября (2 октября) 1915 года фронт стабилизировался и обе стороны перешли к позиционной обороне.

Трофеи и потери войны

За три года (1914-1917) исключительно тяжелой борьбы на полях Первой Мировой войны русской армией было взято 2 200 000 пленных и 3850 орудий. Из этого числа германцев – 250 000 пленных и 550 орудий, австро-венгров – 1 850 000 пленных и 2650 орудий, турок – 100 000 пленных и 650 орудий. За то же время Францией было взято 160 000 пленных и 900 орудий, Англией – 90 000 пленных и 450 орудий, а Италией – 110 000 пленных и 150 орудий. То есть, русские трофеи в шесть раз превысили трофеи Франции, Англии и остальных армий Антанты, вместе взятых! Русский фронт для немцев оказался вдвое убийственнее англо-французского. Именно здесь Германская империя понесла основные потери.

По мнению военных историков, ни одна другая армия мира не смогла бы выдержать удары такой силы, какие приняли на себя русские войска в 1915 году. В тот год Германия хотела во что бы то ни стало вывести Россию из войны. Но сделать это на поле брани ей так и не удалось. Задуманное получилось реализовать лишь в 1917 году, при содействии большевиков, с помощью политических интриг и секретных операций.

Чем мы хуже англичан?

Еще во времена президента Сметоны, в Каунасе был установлен памятный крест русским солдатам Первой Мировой. При советской власти его тихо убрали. После обретения Литвой независимости этот крест был восстановлен: он находится рядом с православным храмом на проспекте Витауто. Сейчас вокруг памятника благоухают цветы, заботливо посаженные прихожанами.

«152 русских воина, павшие в Великую войну» – гласит надпись на скромном гранитном памятнике, расположенном в Клайпеде рядом со стадионом – на месте, где когда-то было кладбище для иностранцев. Надпись на монументе сделана не только на русском языке, но также на литовском и немецком. Примечательно, что памятник этот уцелел во Вторую мировую войну. Немцы не тронули его, как не тронули и монумент литовским воинам, погибшим в боях за Клайпеду в 1923 году. Такая толерантность по отношению к павшим солдатам вражеских армий не может не вызывать уважения.

Рядом с памятником русским солдатам находятся могилы двух английских военных того же периода. Чтобы почтить их память, сюда приезжают высокие армейские чины и сотрудники посольства Великобритании в Литве. А вот к 152-м русским солдатам представители РФ пока не приезжали. Получается, что эти воины, павшие на территории Литвы в начале XX века, оказались почти забыты. По крайней мере, на официальном уровне. Чем же они, павшие «за царя и отечество», хуже солдат Второй Мировой войны, которым мы ежегодно отдаем почести 9 мая?

Союз «Равноправие», «Русский альянс» и «Союз русских Литвы», решив, что настала пора восстановить историческую справедливость, выступили с инициативой возложить 25 августа цветы к монументам в Каунасе и Клайпеде. Впервые память русских солдат Первой Мировой почтят и официальные представители России. Генеральный консул РФ в Клайпеде Леонид Баснин выразил намерение принять участие в церемонии.


soldat3 Забытые солдаты России


На фото: памятник в Клайпеде и документальные фото времен Первой Мировой войны

Владимир Нырко. Клайпеда

От РЕДАКЦИИ САЙТА.

Разместив статью нашего писателя-историка, мы ожидали реакции на нее со стороны читателей Информационного Агентства РОСБАЛТ. И она проявилась благожелательными уточнениями и замечаниями.Приводим некоторые из них, скрытые под псевдонимами:

«DIOXIN

Всё бы ничего в статье. Только о пленных напряг сильный.

«За три года исключительно тяжелой борьбы на полях Первой Мировой войны русской армией было взято 2 200 000 пленных .

Из этого числа германцев – 250 000 пленных , австро-венгров – 1 850 000 пленных».

Чехи, венгры, хорваты и солдаты других народов Австро-Венгрии целыми полками во главе с офицерами сдавались в плен,

т.к. не хотели воевать против русской армии.

ВАНЮША.

Однако и здесь современные авторы пытаются сбрехать и показать злобную мощь России, которая могет тока численностью победить… хотя все было несколько иначе.

Морской бой у шведского острова Готланд между русской 1-й бригадой крейсеров (5 крейсеров, 9 эсминцев) под командованием контр-адмирала М.К. Бахирева и отрядом германских кораблей (3 крейсера, 7 эсминцев и 1 минный заградитель) 19 июня 1915 г. Бой носил характер артиллерийской дуэли между русскими и германскими кораблями. В ходе перестрелки немцы потеряли 1 минный заградитель «Альбатрос». Он получил сильные повреждения и, объятый пламенем, выбросился на шведский берег. Там его команда была интернирована. Затем произошло столкновение со второй группой немецких кораблей (крейсера «Роон» и «Любек»). С ними вступили в бой крейсера «Баян», «Олег» и подошедший вскоре к ним на помощь крейсер «Рюрик». Получив повреждения, немецкие корабли прекратили огонь и вышли из боя. Готландский бой знаменит тем, что в нем русский флот впервые использовал для ведения огня данные радиоразведки.

Да и о влиянии большевиков в развале армии и сдаче позиций немецкой армии слухи, как всегда, сильно преувеличены под влиянием советской же пропаганды. В России в те годы были очень сильны прогерманские настроения, и первые попытки в связи с неудачами на фронте вести переговоры о сепаратном мире с немцами предпринимались Николаем II ещё весной 1915 года при посредничестве шведского короля Густава. А уж к концу 1916 года армия просто разваливалась без всяких большевиков, о которых практически никто и не слышал.

ВР

Ну, «современные» авторы-журналисты ладно, у них знаний – на копейку. Поэтому и умудряются со своего шестка кидаться фразами типа «сейчас мало кто знает…». Продолжая при этом путать «Ундину» с «Альбатросом»… Но все равно комментировать надо тщательнее – раз уж взялись.

Начнем с того, что с нашей стороны фигурировал Отряд особого назначения, а не просто «1-я бригада крейсеров», пусть и составлявшая костяк отряда (если не считать 2 линкора-додредноута в обеспечении). Эсминцы. Откуда Вы насчитали аж 9 штук? Формально в операции должны были принять участие 12 кораблей, но 6-й дивизион Н.И.Паттона (7 эсминцев) так и проболтался на якорях у о-ва Вормс из-за тумана, в операции не участвовал, а 7-й дивизион («миноносцев II ранга») был отпущен Бахиревым в 5 утра еще 18 числа. Т.е. фактически в операции принимал участие один только «Новик». Количество эсминцев не стоит недооценивать — их отсутствие стало серьезным основанием для Михаила Коронатовича вести бой предельно осторожно – из-за боязни подводных лодок. Иначе группе геноссе Гопмана светил качественный каюк. Не стопудовый, но очень вероятный. «Рюрик» их в одиночку бы отодрал — скорости для преследования хватало.

Оптимист

Ценность статьи Владимира Нырко в том, что он открывает нынешним молодым, да и старым людям, забытое, неизвестное из истории русского народа, охаиваемого теми, кто недавно называл его «старшим братом», а затем в одночасье предал и, выбрав нового хозяина, который кормит его неизвестно какой по последствиям пищей, начал всячески его порочить, да еще и требовать «компенсаций» за не существующие «провинности».

Что же касается политически некорректных накладок, то на сегодняшний день они уже не актуальны, ибо из пропасти, в которой Россия по вине правителей 90-х годов прошлого века оказалась, она потихоньку выбирается и не имеет смысла повторять домыслы и несправедливую критику политических противников. Тогда они оправдывали экскурсами в Историю свои провалы в экономике и ухудшение жизни народа. Теперь же надо заниматься конкретными делами!

Memelis

Знатоки базарят тут о кораблях. Наверное, они во многом правы. Но ведь статья вовсе не о морских сражениях. Больше о сухопутных и о том, что ратные подвиги тех солдат почти забыты. А ведь они воевали гораздо лучше, чем Красная Армия…Они тут восемь месяцев сражались! Но почему тогда Правительстов России выделяет огромные деньги на поддержание памятников второй мировой, а героям первой ноль внимания? Почему на могилу двух английских солдат в Клайпеду приезжает Посол Великобритании и военный атташе, а на могилу 152 русских не приезжал никто?

Уже после этой публикации прислали вице консула с венком…

Разве это не плевок на могилу героев первой мировой?

Оптимист

Замечание «MEMELIS»а о том, что не вице-консулу, а самому генеральному консулу РФ в Клайпеде следовало явиться с венком к могиле павших воинов

Первой мировой войны не совсем корректно, так как существует дипломатический этикет, предусматривающий ранг представительства в том или ином случае. И именно Генконсулу принадлежит такое право определять, кто должен участвовать в том или ином мероприятии.

Поэтому не надо «вмешиваться во внутренние дела» дипломатического учреждения иностранного государства!

Хорошо уже то, что на это мероприятие Генеральное консульство откликнулось впервые за много лет после открытия.

А что касается завязавшегося спора о количестве участвовавших в сражении кораблей, их вооруженности и оценок действия командиров, так это хорошо! Не дилетанты прочитали статью и серьезно отнеслись к ее содержанию и выводам. Спор на пользу всем, в том числе и автору!

MEMELIS.

Ответ Оптимисту.

Вы меня не правильно поняли. Все вопросы не к Генконсулу РФ в Клайпеде, а к Послу России в Литве, который как раз находился в Клайпеде. Генконсул встречал Посла и потому не смог сам явиться на церемонию к могиле солдат первой мировой. Но я не понимаю, ПОЧЕМУ ТУДА НЕ ПРИЕХАЛ ПОСОЛ???

Наверное, потому что российские дипломаты не хотят учиться у английских и брать с них пример. Посол Великобритании и военный атташе приезжают на могилу двух офицеров, которая рядом с нашим монументом. А наш Посол почему-то не счел нужным почтить память 152 русских солдат. Комментарии излишни…

ОПТИМИСТ.

MEMELISу

Дипломатический этикет и дипломатический протокол предусматривают множество процедур согласования поведения иностранных граждан с дипломатическими полномочиями на территории стран пребывания.

Отступление от них чревато всяческими межгосударственными осложнениями, поэтому не следует «гнать пургу» по поводу их поведения в том или ином случае.

Автор наметил проблему, Генконсульство отреагировало, а что делал Посол РФ в Клайпеде в тот день, судить не нам .Может быть просто отдыхал от своих трудов, о чем мог и не уведомлять МИД Литвы.

А если бы он пожелал участвовать в каком-то мероприятии, то обязан был поставить в известность МИД и местные власти о своих намерениях.

Поэтому Ваши замечания о том, что я неправильно понял Вас, очередная ошибка!

Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Литовской республике — не мальчик на побегушках и Ваша запальчивость в отношении его поведения просто неэтична!

MEMELIS.

Возможно, я излишне резко выражаю свое недоумение. Но, полагаю, что если бы Посол действительно пожелал, то и литовцев оповестил бы, и сам посетил бы ту могилу. Время было…

Бог ему судья…Хорошо если лет через сто наши дипломаты научатся уважать своих павших солдат первой мировой так же как англичане».

Примечание.Редакция сайта высказывания участников спора стремилась оставить в неприкосновенности, убрав лишь недопустимые выражения.

Анатолий ЛАВРИТОВ