Россия — Литва.Перспективы взаимоотношений

4.07.2016 CHPP Udal tsov f52263992ed61799b 200x132 Россия   Литва.Перспективы взаимоотношенийИнтервью Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Литве А.И.Удальцова информационному агентству «РИА-НОВОСТИ»

*********

1. Вопрос: Александр Иванович, как Вы оцениваете нынешнее состояние российско-литовских отношений – в политической, экономической и гуманитарной областях? Осуществляются ли сейчас значимые экономические проекты, которые могли бы стать фундаментом восстановления двусторонних отношений?

Ответ: В течение уже нескольких лет наши межгосударственные и политические контакты по инициативе Вильнюса фактически заморожены. Заблокирована работа по линии основных комплексных механизмов двустороннего взаимодействия: последнее заседание российско-литовской Межправительственной комиссии состоялось в 2011 г., а заседание Совета по долгосрочному сотрудничеству между региональными и местными властями Калининградской области России и Литвы – в 2012 г. Заметим, что первую из них с литовской стороны возглавляет министр иностранных дел Л.Линкявичюс, а совет – его заместитель – Д.Скусявичюс. Практически отсутствуют контакты по линии министерств и ведомств, пожалуй, за исключением министерства транспорта, не готовятся и не подписываются договоры и соглашения почти по всем направлениям. Доходит до абсурда. К примеру: российской стороной построен мост через реку Неман рядом со старым мостом им. королевы Луизы, завершается строительство погранперехода с нашей стороны. В этом году мост можно ввести в действие, но для этого необходимо подписать межправительственное соглашение об условиях его эксплуатации. Но, как ни странно, литовские партнеры уклоняются от подготовки к подписанию этого документа, хотя со стороны Литвы вся инфраструктура давно построена. Следует также иметь в виду, что нынешний мост планируется закрыть на ремонт. Другими словами, жители наших стран скорее всего будут вынуждены переплывать Неман, как в свое время Александр I и Наполеон, на плотах.

Приведенные факты свидетельствуют, как надо понимать, что официальный Вильнюс таким образом «наказывает» Россию за ее неприемлемую для Литвы политику. Правда, ряд таких шагов и их эффективность для Литвы в среднесрочной перспективе вызывает все больше вопросов у специалистов: это относится, в частности, и к использованию танкера СПГ «Independence», и к предстоящему выходу страны из электросистемы БРЭЛЛ. И все же литовским властям не удается окончательно «развестись» с восточным соседом.

Как мы видим, в отношении Литвы к России сложились как бы две реальности: одна – официальная, замешанная на нынешней политической конъюнктуре, личных амбициях, а вторая реальность, — идущая от жизни, объективных закономерностей и потребностей. О первой из них говорить не приходится – она на виду, у нее есть своих глашатаи, буквально в ежедневном режиме излагающие свою «неравнодушность» к нашей стране, а вот вторая реальность, на мой взгляд, заслуживает серьезного внимания. Судите сами.

По итогам января-ноября прошлого года объем российско-литовского товарооборота увеличился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 41% и составил 4,2 млрд. долл. США. Российский экспорт вырос на 48% до 3,7 млрд. долл. США, в основном за счет минеральных продуктов; импорт из Литвы увеличился на 3,6% до 488 млн. долл. США. Короче говоря, Россия остается до сих пор главным торговым партнером Литвы.

То же самое касается и динамично растущего российского грузового железнодорожного транзита через территорию Литвы. По данным РЖД, за 2018 год по сравнению с 2017 г. он возрос практически на 27% до 13,5 млн. тонн. Увеличился и пассажиропоток – на 5% до 506,5 тыс. человек. Динамично осуществляется автомобильное сообщение, согласован обмен разрешениями для двусторонних и транзитных перевозок грузов на текущий год, причем количество «дозволов» для литовских перевозчиков удовлетворено полностью.

По данным литовской статистики, в прошлом году наблюдался также рост числа туристов из России – примерно на 10%.

Большой популярностью здесь продолжают пользоваться российские артисты, музыканты и певцы, набирающие полные залы зрителей в ходе своих гастрольных концертов. Однако все это происходит в преобладающей мере на коммерческой основе, поскольку никакие документы в области культурного обмена между соответствующими министерствами не подписаны.

Очевиден немалый потенциал приграничного и регионального сотрудничества. Жители Литвы настроены на развитие связей с соседями, активизацию межчеловеческого обмена, упрощение визового режима. Кстати, недавно такое соглашение было подписано с Латвией. Подчеркну: российская сторона готова поощрять любые двусторонние шаги в этом направлении.

В этой связи нельзя не отметить осуществляемую в рамках Евросоюза программу приграничного сотрудничества «Россия-Литва». По нашему мнению, это хороший пример реализации совместных инициатив, способствующих социально-экономическому развитию соседних регионов двух стран. Вклад нашей страны в финансирование программы за период с 2014 по 2020 г. составит 8,5 млн. евро из общих 25,5.

Если говорить о значимых экономических проектах, то Литва и от них уклоняется опять же по «принципиальным соображениям». Хотя, заметим, не во всем: несмотря на постоянную жесткую критику «Газпрома», он обеспечивает более половины ежегодных потребностей ЛР в природном газе. Недавно подписано новое соглашение о газовых поставках в Литву на этот год.

2. Вопрос: На первый взгляд, отношения России и Литвы не развиваются, находятся в так называемом «тупике». Видите ли Вы возможность восстановить взаимодействие, от чего зависит выход из тупиковой ситуации?

Ответ: Для того, чтобы вывести двусторонние отношения из тупика, необходимо наличие политической воли обеих сторон для продвижения в этом направлении. С сожалением приходится констатировать: у литовской стороны такая воля отсутствует. Более того, официальный Вильнюс с удивительным упорством выступает за сохранение действующих и введение новых санкций против России, не задумываясь при этом не только об их обоснованности и правомочности, но и об их последствиях для собственной страны. Власти ЛР нагло, а другого слова и не подберешь, вмешиваются во внутренние дела России, периодически собирая на своей территории сходки представителей т.н. несистемной оппозиции из нашей страны, окопавшихся здесь «политэмигрантов», и инструктируя их, ни много ни мало, по методам изменения строя в РФ. Под раздуваемым мифом о «российской угрозе» проводится усиленная милитаризация государства, сюда зазываются для присутствия уже на постоянной основе дополнительные натовские формирования, запрашиваются новые западные вооружения и т.д. и т.п. Важно, чтобы жители этой прибалтийской страны отчетливо понимали: такая военная политика на самом деле серьезно подрывает, прежде всего, их безопасность.

3. Вопрос: Планируется ли в ближайшей перспективе обмен двусторонними визитами на высоком уровне?

Ответ: На всех уровнях литовские представители твердят о нецелесообразности в настоящее время контактов с российской стороной на высшем и высоком уровнях. Вот тут трудно не согласиться с партнерами: такие контакты сейчас бессмысленны в силу отсутствия у нынешних литовских властей какой-либо позитивной повестки для общения с Россией. Мы не сторонники контактов ради контактов, мы сторонники контактов ради практических результатов, полезных для обеих сторон.

Кстати о том, вредны или полезны взаимные визиты, контакты свидетельствует и такой факт. Лет 10-15 назад на Западе еще воспринимали литовцев в некотором роде как специалистов по России, консультировались с ними, исходя из этого посыла. Сегодня же официальный Вильнюс может выступать скорее как дезинформатор о реальном положении в соседней стране и ее политике. И это неудивительно: здесь подпитываются только искаженной информацией по российской тематике и добавляют в нее свою ложку дегтя.

4. Вопрос: Страны Балтии, в том числе Литва, активно продвигают на площадках ЕС и НАТО тезис о том, что Россия представляет собой угрозу, поэтому необходимо развертывание сил Североатлантического альянса вдоль российской границы. Россия, в свою очередь, намерена отвечать на данные действия «зеркально». Не считаете ли Вы, что подобные шаги, как с одной стороны, так и с другой, не несут конструктива, и вопросы лучше решать политико-дипломатическим путем?

Ответ:  Страны Балтии, в т.ч. Литва, не только говорят о необходимости развертывания сил НАТО вдоль наших границ, но и давно и весьма активно этим занимаются.

Численность войск Североатлантического альянса у российских границ возросла в несколько со времен «холодной войны» раз, военная активность этого блока вдоль территории нашей страны достигла небывалого размаха. Постоянно наращивается группировка войск НАТО на «Восточном фланге», прежде всего в странах Прибалтики, где с 2017 г. на ротационной основе размещены так называемые многонациональные батальонные тактические группы этого военного блока. В настоящее время в их состав входят только сухопутные подразделения, но активно обсуждается вопрос об усилении их морским и воздушным компонентами. Руководство Литвы пытается также убедить западных партнеров в необходимости размещения союзнических войск НАТО в регионе на постоянной основе.

В рамках миссии Североатлантического альянса по охране воздушного пространства Прибалтийских государств на литовской авиабазе Литвы «Зокняй» дислоцированы дежурные силы ВВС НАТО. Причем, если в составе первой смены в 2004 г. дежурили четыре истребителя, то, к примеру, в 2017 г. их количество доводилось до 14.

Вооруженные силы Литвы совместно с американскими инженерами завершают модернизацию военного авиаполигона в Казлу-Руде. Объект находится в 60 км от границы с Россией. По заявлению руководства альянса, его планируется использовать в качестве тренировочной площадки ВВС НАТО, в частности, для отработки ударов по наземным целям с воздуха.

Литовские власти активно продвигают среди союзников тезис о необходимости скорейшего развертывания в странах Балтии региональной системы противовоздушной обороны, как это уже сделано в Румынии и планируется осуществить в Польше. Однако хорошо известно, что данные системы могут использоваться не только как оборонительные.

Согласитесь, что приведенные факты никак не свидетельствуют об укреплении миролюбивого начала в политике соседнего государства. В сложившихся условиях Россия вынуждена принимать ответные адекватные меры. В их числе развертывание новых частей и подразделений национальных Вооруженных сил в западной части РФ, изменение направленности военного планирования для гарантированного обеспечения суверенитета и территориальной целостности России.

Вы правы в том, что вопросы безопасности, в т.ч. в военной сфере, лучше решать политико-дипломатическим путем, и мы постоянно к этому призываем наших партнеров. Однако НАТО фактически приостановило взаимодействие с нашей страной. Отказывается сотрудничать с Россией в военной области и Литва. Вот один из примеров: в позапрошлом году власти выдворили отсюда российского военного атташе и не дали согласие на кандидатуру нового. Впрочем, в «избавлении» от российских дипломатов Литва давно находится в передовиках: в 2014 г. власти выдворили из страны под абсолютно надуманным предлогом генерального консула России в Клайпеде, в 2017 году министр Л.Линкявичюс вручил роспослу список из 9-ти дипломатов, занимающихся «не тем, чем надо», в прошлом году Вильнюс горячо поддержал организованное Лондоном массовое выдворение сотрудников российских дипмиссий, причислив к ней троих наших работников. В таких случаях российская сторона, естественно, отвечала и будет отвечать, исходя из принципа взаимности. Кстати, поиск «российских шпионов» — это один из приоритетов литовских властей. Новая широкая волна такой охоты поднимается сейчас в период предвыборной кампании. Цель ее очевидна: запугать людей, вытравить из них любые симпатии к России.

5. Вопрос: Предоставляли ли прибалтийские страны доказательства мнимой российской угрозы?

Ответ: Если говорить о фактах выдворения, то никаких доказательств нам не представляли. О том же, как в Литве формируется перечень «российских угроз», убедительно свидетельствует такой свежий факт. Мэр Вильнюса Р.Шимашюс, питающий особые «симпатии» к нашей стране, пытается любыми средствами не допустить открытия в городе почти достроенного «Дома Москвы». Не добившись успеха, он обратился с запросом в ДГБ на предмет того, не является ли этот культурно-деловой центр угрозой национальной безопасности Литвы. Быстрый и утвердительный ответ главной спецслужбы ЛР не заставил себя долго ждать.

6. Вопрос: Еще одни вопросом, омрачающим российско-литовские отношения, является проблема благоустройства и реставрации мемориалов советских воинов. Посольство РФ утверждает, что длительное время не может заниматься мемориальной деятельностью в связи с измененными правилами благоустройства значимого для иностранных государств недвижимого культурного наследия, находящегося на территории Литвы. В связи с этим участникам проекта «Миссия Сибирь» Россия прекратила выдавать визы в РФ, ребята в прошлом году отправились с миссией в Казахстан. Как планируется изменить ситуацию в этой сфере?

Ответ: Посольство неоднократно излагало свою оценку действий литовских властей, направленных на блокирование военно-мемориальной работы российской стороны на территории Литвы. Делалось все это в несколько этапов. В декабре 2017 года абсолютно необоснованно был приостановлен процесс установки в н.п. Обеляй Рокишкского района отреставрированного памятника советским воинам. Далее нам предложили дожидаться новой редакции «Правил благоустройства значимого для иностранных государств недвижимого культурного наследия, находящегося на территории Литовской Республики», которые появились лишь в конце июня 2018 г. Замечу, что это сугубо ведомственный, а точнее, департаментского уровня документ, который, как мы видели, может быть изменен в любой момент, регулирующий важную сферу двусторонних отношений ЛР с зарубежными странами. На основании этих «Правил» мы попытались выстроить свою работу в этой сфере. Однако, как показала практика, этот громоздкий (37 пунктов) «свод правил», запутанный и зачастую непонятный самим местным самоуправлениям порядок процедуры согласования, призван максимально усложнить и в результате приостановить проведение нами ремонтно-восстановительных работ на захоронениях советских воинов. В частности, Департамент культурного наследия при Минкультуры Литвы в нарушении тех же «Правил» требует включения местными самоуправлениями в текст соглашения о взаимных обязательствах с нашим Посольством пункта об изготовлении и установке (причем, за наш счет!) т.н. «информационных табличек», текст которых необходимо согласовывать с Центром исследования геноцида и резистенции жителей Литвы. Он, как выяснилось, должен основываться на искаженном изложении освободительной роли Советской Армии и итогов Второй мировой войны. Соучастие в подобного рода «поисках исторической правды» абсолютно не приемлемо для нас. Министерство культуры рассылает инструкции самоуправлениям, которые противоречат изобретенным этим же ведомством правилам.

Кстати, сравнительно недавно мы активно обсуждали с литовской стороной проект межправительственного соглашения о местах захоронений военнослужащих и гражданских жертв войн и репрессий, который определял бы порядок проведения нами работ в Литве и граждан ЛР в России в местах ссылок литовцев. Литовская сторона, к сожалению, стала без объяснения причин отказываться от обсуждения и подписания этого документа. Однако мы, основываясь на духе этого соглашения, исходили и будем исходить из логичной увязки понятий «советские воинские захоронения в Литовской Республике» и «литовские захоронения в Российской Федерации» и действовать в этой важной для двусторонних отношений сфере на основе принципа взаимности. Собственно, мы уже предприняли шаги в этом направлении.

7. Вопрос: Как известно, Литва активно выступает против строительства Белорусской АЭС. Ведем ли мы переговоры с литовскими партнерами, чтобы убедить их изменить позицию?

Ответ: Непосредственным заказчиком строительства Белорусской АЭС является Белоруссия. Поэтому переговоры по этому проекту ведет, естественно, белорусская сторона, как в двустороннем формате, так и в рамках международных организаций, в частности, МАГАТЭ, которая по ключевым параметрам уже квалифицировала станцию как соответствующую общепринятым требованиям безопасности. При этом белорусская сторона выполняет все сделанные ей рекомендации. Запуск первого энергоблока БелАЭС состоится в конце этого года.

Поскольку проект реализуется российской корпорацией «Росатом», то, безусловно, мы используем все имеющиеся возможности для разъяснения заинтересованным сторонам различных аспектов функционирования такой станции.

Что касается перспектив изменения позиции литовских партнеров, то здесь, как мне кажется, особых иллюзий питать не стоит: для Вильнюса БелАЭС неприемлема в принципе.

До приезда в Литву я, будучи Послом по особым поручениям, участвовал в бесконечных объяснениях с литовской стороной по поводу Балтийской АЭС, строительство которой тогда активно велось в Калининградской области. Набор претензий, озабоченностей и требований был тот же, что и сейчас в отношении Белорусской атомной станции. И та, и другая АЭС оказались в «опасной близости» от границ Литвы. Помню, что мы передали литовским партнерам в общей сложности более 2 тысяч страниц всевозможных разъяснений, причем переведенных на английский язык (так они хотели).

Кстати, о географическом аспекте. Литва до недавнего времени вынашивала планы о строительстве своей атомной станции в Висагинасе, которые, естественно, оказались несбыточными. Так вот, она должна была располагаться непосредственно у границы с Белоруссией.

8. Вопрос: Реален ли, по вашему мнению, полный выход Литвы из БРЭЛЛ? Не приведет ли это к тому, что Вильнюс в результате будет вынужден закупать энергию с вышеупомянутой АЭС?

Ответ: Да, реален, исходя из того, что политическое соглашение стран Прибалтики, Польши и Еврокомиссии по этому вопросу достигнуто в прошлом году, в этом году одобрено финансирование первого этапа десинхронизации. Другое дело, что ни Россия, ни Белоруссия до сих пор не получили информации о техническом плане осуществления проекта выхода из БРЭЛЛ. Надеюсь, наши партнеры скоро дадут нам такой ответ – соответствующее письмо за подписью министров энергетики России и Белоруссии было направлено литовской стороне и в Еврокомиссию еще в прошлом году.

Что касается вопроса о закупках энергии с БелАЭС, то эта станция по законодательству Литвы подпадает под определение «небезопасной» с запретом импорта производимого такими АЭС электричества. Думаю, тем не менее, что если желание закупать энергию с этой станции появится, то белорусская сторона, скорее всего, пойдет навстречу литовским партнерам.

9. Вопрос: Ведутся ли переговоры по заключению новых договоров на поставку газа из РФ в Литву? Какие перспективы у российских поставщиков СПГ? Оправданы ли опасения литовской стороны, что РФ может отключить Литве газ?

Ответ: Как я уже говорил, очередной договор на газовые поставки «Газпромом» в Литву на текущий год заключен в январе с.г. Замечу, в 2017 г. объем потребленного российского газа нашим прибалтийским соседом составил 59%, всего было поставлено 1,4 млрд. куб.м. За 9 мес. прошлого года его импорт из России вырос на 8% — 936 млн. куб.м. В связи с этим нет смысла говорить о каких-либо рисках отключения газа, так как «Газпром» добросовестно выполняет все свои договорные обязательства.

Перспективы у российских поставщиков СПГ весьма неплохие. Если речь идет о выходе на мировой рынок, то он уже состоялся. Кстати, в декабре прошлого года «НОВАТЭК» при участии французской „Total“ запустил третью линию завода «Ямал СПГ». Развивается и один из самых конкурентоспособных новых активов по сжижению газа в мире — проект «Арктик СПГ-2». К 2030 году предполагается увеличение производства СПГ до 55-57 млн. тонн в год , а с учетом геологоразведки оно может достичь 70 млн. тонн. Это сопоставимо с показателями ведущего мирового производителя газа — Катара. По прогнозам Минэнерго России, доля нашей страны на мировом рынке СПГ может вырасти до 15% к 2025 году.

Если говорить о прибалтийском регионе, то, безусловно, по цене СПГ проигрывает более дешевому трубопроводному газу. Поэтому, к примеру, недавно созданную инфраструктуру по приему СПГ и его регазификации в Калининградской области, следует рассматривать скорее как альтернативу, обеспечивающую энергобезопасность российского эксклава. Хотя, безусловно, российский СПГ сможет поставляться и другим потребителям, с учетом более низких издержек на его транспортировку, чем на аналогичные поставки из более удаленных стран, таких как США, Катар или Южная Корея.

10. Вопрос: Может ли Россия отказаться от транзита газа через Литву?

Ответ: Как уже было сказано, трубопроводный газ экономически более выгоден и остается основным источником энергоснабжения Калининградской области. Соответствующий долгосрочный договор о его транзите через Литву подписан  с оператором литовской газопередающей системы до 2025 г. Поэтому не вижу каких-либо оснований для отказа нашей страны от сотрудничества с литовскими партнерами по данному вопросу.

11. Вопрос: Не высказывают ли литовские партнеры озабоченность в связи со сломом договора о РСМД? Может ли это угрожать безопасности Литвы?09.02.2019 foto posol 200x144 Россия   Литва.Перспективы взаимоотношенийОтвет: Литва, как нетрудно предположить, с «пониманием относится» к позиции США по поводу Договора по ракетам средней и меньшей дальности и считает виновником его слома Россию. Однако, элемент озабоченности в рассуждениях на этот счет литовских официальных лиц присутствует. Правда, министр обороны Р.Кароблис полагает, что замораживание ДРСМД прямой угрозы для Литвы не представляет, а этот вопрос более актуален для столиц Западной Европы, которые, мол, достижимы для российских ракет средней дальности. А вот президент Д.Грибаускайте призывает НАТО не втягиваться в новую гонку вооружений, выступает за то, чтобы в соглашения такого рода должны быть включены и другие государства, имеющие ядерное оружие.

ССЫЛКА НА ПЕРВОИСТОЧНИК

 7 февраля 2019 г.

https://klaipeda.mid.ru/-/interv-u-crezvycajnogo-i-polnomocnogo-posla-rossii-v-litve-a-i-udal-cova-informacionnomu-agentstvu-ria-novosti-7-fevrala-2019