Бывший крепостной — создатель курорта европейского уровня

Какую роль в развитии Гурзуфа и всей России в целом  сыграл российский промышленник — Петр Ионович Губонин?30.08.2019 Gubonin PI 200x281 Бывший крепостной   создатель курорта европейского уровня Губонин Петр Ионович (около 1825-1894) родился в селе Борисово Коломенского уезда в семье крепостных. В 1858 году получил вольную.

*********

Именно он преобразовал небольшой прибрежный поселок Гурзуф в первоклассный европейский курорт, причем сделал это со свойственной ему основательностью и упорством.Купив в 1881 году за 250 тыс. руб. имение в живописной  деревушке Гурзуф, предприимчивый и энергичный Петр Ионович превратил его в первоклассный европейский курорт.

Он построил в Гурзуфе гостиницы, почтово-телеграфную станцию, ресторан, торговые лавки, аптеку, православный храм. Курорт, построенный Губониным, стал вскоре серьезным конкурентом Ялте и слава о нем шагнула за пределы Крыма. Богатая публика, в том числе московская, стала выбирать Гурзуф себе местом отдыха.30.08.2019 2720607 original 200x133 Бывший крепостной   создатель курорта европейского уровня Но почему он решил покинуть обжитое место, свою малую родину, и обосноваться в Крыму? На этот счет высказываются две версии. Первая сводится к тому, что, будучи человеком практичным, Губонин решил, что гостиницы на берегу Черного моря в ближайшем будущем принесут немалый доход, оттого и поспешил застолбить место. Но странно, однако, что он начал строиться в Гурзуфе, куда в конце XIX века и дорога-то сносная не была проведена, не говоря уже о прочей инфраструктуре.

Вторая версия вроде бы все объясняет: Петру Ионовичу  по душе пришлось именно это место — Гурзуф, а для человека, проложившего пять тысяч верст железных дорог и построившего несколько металлургических заводов, обеспечить поселок электричеством, водопроводом и канализацией не составляло особого труда.Так кем все же был Петр Губонин — прожженным дельцом или романтиком, готовым бросить все и уехать на край света?

Петр Ионович Губонин был человеком явно незаурядным. Он родился в 1825 году в крепостной крестьянской семье в деревне Борисово Коломенского уезда Московской губернии. Окончив три класса приходской школы, он, как и его отец, начал работать камнерезом. Работа эта крайне тяжелая, требующая большой физической силы, но Петр (в переводе с древнегреческого это имя означает «камень»), судя по всему, неплохо с ней справлялся. В 1845 году он уже был принят десятником к купцу Русанову, работавшему на сооружении Брестского шоссе.

В отличие от других десятников, которые щедро раздавали рабочим зуботычины, Губонин, шутя ломающий подковы, на рабочих даже не повышал голос, а потому пользовался немалым авторитетом. Известно, что в качестве подрядчика он принял участие в облицовке гранитом цоколя Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге и в возведении московских набережных. Денег, которые он заработал, хватило на то, чтобы в 1858 году выкупиться у помещика Бибикова из крепостной зависимости и записаться в третью гильдию московского купечества.30.08.2019 2720412 original 200x86 Бывший крепостной   создатель курорта европейского уровня Тем временем Россия переживала перемены: печально окончившаяся для страны Крымская кампания продемонстрировала отставание огромной империи во многих отраслях, в первую очередь в протяженности железных дорог. Для решения этой задачи потребовались люди особого склада — предприимчивые, но преданные интересам дела. Губонин как раз был одним из них. Все началось с того, что он получил подряд на строительство каменных мостов и обустройство некоторых участков Южной железной дороги.

Качество выполненных работ было отменным, а потому Губонина и его компаньонов привлекли к обустройству Московско-Рязанской и Орловско-Витебской железных дорог. Вскоре выяснилось, что многие подрядчики безбожно экономили на строительстве железных дорог, из-за чего их размывало после первого дождя. Пришлось Губонину взять на себя не только обустройство дорог и строительство мостов, но и прокладку железнодорожного полотна.

В 1868 году он построил Грязе-Царицынскую железную дорогу, в 1870 году — Балтийскую, в 1870–1875 годах — Лозово-Севастопольскую, в 1875–1878-х — Уральскую горнозаводскую дорогу. В ходе прокладки уральской магистрали проектировщики допустили ошибки, однако Губонин не остановил строительство, хотя вынужден был работать себе в ущерб — фактические затраты оказались гораздо выше расчетных.

Однако строительством железных дорог Губонин не ограничивался. Он, например, был учредителем нескольких крупных заводов. Так, в 1873 году в партнерстве с князем Тенишевым и инженером Голубевым он учредил «Акционерное общество Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода».

 Так в городе Бежица появилось одно из крупнейших в России машиностроительных предприятий, ныне это Брянский машиностроительный завод. А в 1887 году Губонин основал в Екатеринославской губернии Южно-Российский железопрокатный завод, известный ныне как Днепропетровский металлургический завод. И это далеко не полный перечень предприятий, в учреждении которых Губонин принял участие.

Историк и публицист Константин Скальковский так отзывался об этом предпринимателе:

-»Глядя на Губонина с его чисто русской наружностью, красивыми оборотами речи и мягкими манерами, мне становилось ясно, как бояре и дьяки московской Руси без малейшего образования, кроме грамотности, заимствованной у пономаря или из чтения рукописных переводов нескольких книг византийских церковных писателей, решали с успехом важнейшие государственные дела, искусно вели дипломатические переговоры и лицом в грязь не ударяли при утонченном дворе Людовика XV.

Понятно, что столь впечатляющие достижения Петра Губонина, рост его капиталов, которые он, впрочем, немедленно пускал в дело или жертвовал на благотворительность, не могли остаться без внимания. О миллионах Губонина по всей Москве ходили самые невероятные слухи. Владимир Гиляровский рассказывал, что появление Губонина в Суконных банях вызывало среди банщиков радостный переполох. Они, побросав других клиентов, со всех ног бросались встречать дорогого гостя — а как же иначе, ведь, как объяснил Гиляровскому один из банщиков, «они через день ходят к нам в эти часы и по рублевке каждому парильщику „на калач“ дают».

Конечно, рубль — это для миллионера Губонина были не деньги, но люди, хорошо его знавшие, утверждали, что в быту он был очень скромным. Кроме того, будучи человеком набожным, строго соблюдал посты. А, вот его закадычный друг и компаньон Василий Кокорев действительно любил пустить пыль в глаза, не упуская случая продемонстрировать свои якобы баснословные богатства.

«А ныне, милость божия! —

Досыта у Губонина

Дают ржаного хлебушка,

Жую — не нажуюсь!»

Н. А. Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»30.08.2019 2716792 original Бывший крепостной   создатель курорта европейского уровня В 1881 году  Губонин за 250 тыс. руб. купил имение, построенное в начале века знаменитым герцогом Арманом Эммануэлем дю Плесси Ришелье. После смерти прославленного генерал-губернатора Новороссии и одного из основателей Одессы его имение сменило немало владельцев, но до начала 80-х годов Гурзуф оставался местом тихим и уединенным.

За несколько лет имение Ришелье, прилегающий к нему небольшой татарский поселок, а также соседнее имение князя Барятинского, приобретенное Петром Ионовичем в 1882 году, преобразились. Беспокойная речка Авунда была усмирена и направлена в новое русло, рядом с ней появился великолепный архитектурный ансамбль из семи гостиниц, в каждой из которых были ванны и души с пресной и морской, теплой и холодной водой.

Неподалеку от Гурзуфа, на мысе Суук-Су («холодная вода»), Губонин открыл грязелечебницу.В центре курортного комплекса был возведен фешенебельный ресторан, а чтобы клиенты круглый год могли наслаждаться его гастрономическими изысками, в Гурзуфе построили рыбный завод, пекарни, разбили сад и огород.

Обновленный и существенно расширенный парк имения Ришелье был украшен скульптурами и фонтанами, один из которых — фонтан «Ночь» — Губонин привез с Венской выставки.

Утверждение, что Петр Губонин хотел  только заработать на этом, не соответствует действительности, иначе с какой стати он благоустроил не только свое имение, но и весь поселок, открыл общедоступную аптеку (местному населению лекарства отпускались по льготному тарифу), фельдшерский пункт, почту, телеграф, сберегательную кассу, библиотеку, магазины. Он создавал свой особый мир, в котором всем было бы комфортно жить, где не было бы места взаимной вражде.

Кроме корпусов гостиниц, фонтанов, лечебных саун, ресторанов, аптеки, стараниями Губонина в Гурзуфе были построены мечеть и православный храм. Как вы понимаете, сам Губонин был православным.
Гурзуфская мечеть – была одной из красивейших в Крыму и отличалась оригинальной архитектурой. К тому же  размещена она была весьма удачно – на вершине скалы, поэтому казалось, что здание и высокий стройный минарет буквально парили в облаках, соединяя Небо и Землю.

… Гурзуф охотно посещали многие известные люди. В парке постоянно звучали фамилии московских купцов-миллионщиков: Смирновых, Поповых, Перловых… В конце 80-х здесь было построено пятое здание гостиницы. Московских богачей привлекали и роскошные апартаменты, и шикарный ресторан с оркестром, и электрическое освещение парка, и первый в Крыму и, вероятно, в России светящийся фонтан. Словосочетание «губонинская роскошь» стало нарицательным.

Новый курорт отметили своим вниманием и видные члены Св. Синода, и церковные иерархи. Здесь неоднократно бывал обер-прокурор Победоносцев, отдыхали архиепископ харьковский Амвросий, митрополит Петербургский и Ладожский Палладий (они неоднократно высказывали одобрение красоте самого храма, а также красоте его креста, так ярко освещенного электрическим светом в ночи, что он мог даже служить путеводной звездой – маяком мореплавателям)….

Интересно, что территория имения не была отгорожена от поселка забором — местные жители, люди низкого звания могли гулять по парку вместе с отдыхающими.

Марина Шаповалова:

«…Вот, приезжает он на Крымский Южный берег и видит: хорошо здесь, природа ласковая и богатая, но жить неудобно. В Ялте две с половиной гостиницы, воды в них нет, стены сырые: с виду дворцы, а внутри – времянки летние. На постой можно у татар устроиться, но дорого, и тесно в их саклях. Ресторанов хороших нет, в Гурзуфе, татарской деревне из ста дворов, только одна крошечная кофейня, и та грязная. Нечистоты и помои зловонием воздух отравляют.

Узкие улочки Гурзуфа глухими лабиринтами плетутся по холму, у подножья которого весной несутся к морю широкие и бурные потоки речки Авунды. Справа от её поймы, полностью пересыхающей летом,  – бывшее имение герцога Ришелье с домом и роскошным парком.В 40-м ещё году это имение выкупил у наследника герцога сенатор Фундуклей, много вложивший в его развитие и украшение.

Губонин, что называется, сразу на Гурзуф глаз положил: красоты такие напрасно простаивают, никому удовольствия. А в 81-м, после смерти Фундуклея, сторговался с племянницами-наследницами, еще докупил к тому воронцовские и казенные земли в соседней бухте Ай-Даниль, и – закипела работа …»

Все здания, по задумке архитектора Теребенева, строились в едином стиле, с просторными резными деревянными балконами, защищенными от летнего солнца парусиновыми шторами.

Номера в гостиницах, от одной до четырёх комнат, отапливались печами из коридоров и голландками или каминами внутри. Цена за фешенебельные апартаменты, с паркетными полами и дорогой ме**ировкой, доходила до 20 рублей за сутки в сезон.Номера попроще и без пансиона стоили от рубля и меньше. Все гостиницы были телефонизированы, электрифицированы, снабжены лифтами и оборудованы душевыми и ванными комнатами с холодной, горячей и морской водой.

Достопримечательностью курорта стали два ресторана: большой – с двухсветным залом, тремя входами, летними галереями и террасой; и совсем необычный, с «заоблачными» ценами – на ближнем Адаларе, куда посетителей доставляли на лодках.

Население Гурзуфа, традиционно занимавшееся садоводством и виноградарством, снабжало рестораны продуктами и национальными татарскими сладостями, охотники поставляли перепелов и фазанов. Свежая зелень, арбузы и овощи выращивались на разбитых выше Почтовой дороги баштанах и огородах.

Кроме того, провизию поставляли из Ялты, Симферополя и Керчи. Ежедневно подавалась свежея рыба, икра, по сезону – черноморские устрицы. При главном ресторане работала пекарня, булочная, а для хранения продуктов сделаны были ледники с холодильными установками.30.08.2019 2723932 original 200x233 Бывший крепостной   создатель курорта европейского уровня За благотворительность и «содействие общественной пользе» Губонин и получил  звание дворянина. На его гербе император Александр III собственноручно начертал девиз:

«Не себе, а Родине!»

30.08.2019

_________________

Еще больше информации  о курорте Губонина вы сможете прочитать здесь: https://www.chitalnya.ru/work/1791398/

https://picturehistory.livejournal.com/4742410.html30.08.2019 2724532 original Бывший крепостной   создатель курорта европейского уровня