Любопытный анализ президенства

Четыре недостатка президента04.04.2019 bashnya Gediminasa images Любопытный анализ президенстваЗаканчивается срок пребывания Дали Грибаускайте на посту президента. Начинают оценивать ее работу. У нее немало почитателей,  а высокие рейтинги популярности свидетельствуют о том, что она пользовалась поддержкой  большинства граждан Литвы.

*********

О ней уже ставят фильм, пишут книгу, которые, надо полагать, будут иметь яркий оттенок. Не берусь оценивать достижения и неудачи президента, но хочу обратить внимание на ее недостатки, в связи с которыми она достигла меньше, чем могла бы достичь на главном государственном посту.

Самый важный недостаток президента – считать противниками, а не партнерами правительство и руководство Сейма, тем более неравноправными партнерами. Она не сумела ужиться ни с одним правительством, напряженные отношения были у нее и с каждым премьером. Было бы не целесообразно утверждать, что она не могла бы в психологическом отношении сказать доброе слово о работе правительства или Сейма. Более мягкие, более положительные замечания были в начале каденции новой правящей коалиции, но со временем их поглотил поток критики. Президент не сумела нормально общаться с Андрюсом Кубилюсом, хотя их основные установки были довольно схожи,  тот  хорошо справлялся с последствиями финансового кризиса. Как отметил член команды Кубилюса Виргис Валентинавичюс, во время встреч с Грибаускайте Кубилюс должен был выслушивать двухчасовые монологи. Позднее президент объясняла, что критиковала действия Кубилюса, так как считала, что его правительство должно работать лучше, и добавляла, что от правительства А. Буткявичюса она никогда не ожидала многого, поэтому и требовала мало.

Можно добавить, что и общалась она мало с этим правительством. После скандала с имением Виюнеле (Друскининкай) президент не встречалась с премьером, ее штаб информировал о том, что «деловые вопросы с правительством обсуждаются на уровне советников». Отношения с нынешним правительством настолько враждебные, что легко забыть о том, что на первых порах они были нормальными. Президенту было разрешено назначить министрами Р. Кароблиса и Л. Линкявичюса, прислушивались к предложениям работников президентуры и при назначении других министров. В течение почти года Д. Грибаускайте не ругала власть. Но после первой критики С. Сквярнялис и Р. Карбаускис выступили против, президент не осталась в долгу, и «диалог властей» снизился до базарного уровня.

Президент должна реагировать, если другие институции власти допускают ошибки или работают плохо. Вопрос заключается в том, как на это реагировать. Надо ли выяснять все в частном порядке, давать советы,  предлагать решения? Если критика публичная, то насколько строгая, смягчают ли эту критику положительные оценки? Подчеркивалось ли, что это общее дело, которое надо решать сообща и в сотрудничестве?

Такая установка чужда президенту, тон у которой конфронтационный,  напоминающий замечания рассерженного учителя в адрес неспособного ученика. Когда пресекают путь для совместной работы, то страдает общее дело. Д. Грибаускайте является не единственным президентом, который не уживался с премьерами или Сеймом. Валдас Адамкус тоже не избегал критики в адрес большинства правящих. Критика неизбежна и не только потому, что нет институций, работающих на полную мощность. Президент больше всего в ответе за процветание страны, но большинство важных решений, оказывающих влияние на благосостояние населения, принимает Сейм, а осуществляют правительство и министерства.

Теоретически президент является главой государства, но его реальные возможности довольно ограничены. Поэтому понятно состояние фрустрации президента. В. Адамкус стремился сплотить поддержавшее его политическое движение в 2000 г., а позднее стал наблюдателем событий. Д. Грибаускайте решила ругать неудачников, одновременно подчеркивая свою более почетную должность и статус. Словесную войну она выиграла за счет конкретных достижений.

Второй недостаток – самоизоляция и неспособность общаться. По собственному желанию Д. Грибаускайте стала «пленницей» площади Дауканто и Турнишкес, отгородилась от избравших ее граждан Литвы. С политиками она общалась на минимальном уровне, почти все встречи носили формальный характер и проходили в президентуре. Трудно представить, чтобы президент пригласила бы политиков пообедать вместе с ней, может быть, даже в ресторане. Налицо отказ от традиционных приемов по случаю больших государственных праздников.

У нас маленькая страна, каждый ее уголок легко достижим. Было бы несложно поездить по городам и весям, встретиться с жителями, поделиться мыслями, выслушать их заботы, подбодрить их, сказать, что и они очень важны для Литвы. Визитов президента ждут с энтузиазмом. Д. Грибаускайте лишь изредка покидала Вильнюс. Президент должен соблюдать достоинство, а значит и расстояние. Д. Грибаускайте не такой человек, который может вечно улыбаться и обниматься со всеми. Если у президента нет навыков свободного общения с гражданами своей страны, то он должен их приобрести точно так же, как должен расширить свои познания и выучить английский язык. Этого требует его работа. Самоизоляция Д. Грибаускайте не столько мешала ее непосредственной работе, сколько пресекала возможности действеннее использовать силу институций президента и уникальный нравственный авторитет.

Третий недостаток – нехватка самокритики. Никто не ждет, чтобы президент как какой-то преступник бил бы  себя в грудь и сожалел о своих должностных преступлениях. Не помню такого, чтобы Д. Грибаускайте признала, что она в чем-то ошибалась. В своих ежегодных сообщениях она энергично критиковала другие институции власти, указывала, где они ошиблись, что они не сделали, как не осуществили своих задач. Если ты критикуешь других, то должен открыто посмотреть на себя. Но Д. Грибаускайте ни разу не сообщила о своих годовых планах, важнейших целях, мероприятиях по их осуществлению, иначе говоря, не представила мерки, по которым бы она и другие могли оценивать действенность президента. У нее была склонность представлять себя всезнающей и не ошибающейся, что не очень согласуется с принципами демократической республики.

Четвертый недостаток – неадекватная коммуникация. Президент не хотела или не могла тщательно обосновать свои решения, изложить вехи деятельности, долгосрочные планы, может быть, даже самобытное видение Литвы. Без таких пояснений было трудно понять ее действия, к чему она стремится, на каком основании эти действия предпринимаются. Исключением является только последовательная борьба с коррупцией и отчасти с олигархами. Ее взгляд на Россию был понятен, но она не удосужилась подробнее объяснить свою политику в отношении России, рассказать о ее преимуществах, чем она отличается от отношения к Евросоюзу и НАТО и почему.

При обсуждении чрезвычайно важного Трудового кодекса президент, по сути, молчала, а позже заговорила, когда наложила вето на закон. Она минимально общалась с прессой, пресс-конференции были редким явлением, рамки других бесед были строго установлены, о чем свидетельствовало недовольство Д. Грибаускайте, когда журналист из Латвии задал несогласованный вопрос во время телевизионной передачи в 2015 г.

Пресс-конференция – это прекрасный инструмент представить себя народу, объяснить свои планы и стремления. Пресс-конференций президента почти не было, поэтому ее планы остались мало освещенными. Приходилось довольствоваться сообщениями службы печати, объяснениями советников. Были и настоящие курьезы. В 2015 г. Д. Грибаускайте посетила Румынию, а ее пресс-служба распространила заявление, в котором утверждалось, что «крупнейшую политическую партию, пользующуюся популярностью, один за другим лихорадят скандалы и тень коррупции, приблизившаяся даже к окружению премьера, что снижает доверие людей к политической системе». Почему в Румынии? Не потому ли, что не надо было отвечать на вопросы репортеров?

Кястутис Гирнюс, политолог, доцент Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета

http://www.kurier.lt/chetyre-nedostatka-prezidenta

ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ДВОРЕЦ04.04.2019 IMG 81j24 200x133 Любопытный анализ президенстваПрезидентский дворец, в повседневной жизни зачастую сокращенно называют “президентурой”. Дворец построен на площади S. Daukanto. Симонас Даукантас – воспитанник Вильнюсского университета, в XIX веке написал первую книгу по истории Литвы на литовском языке.

С какой бы стороны вы ни пришли на площадь S. Daukanto, узкая улочка вдруг расширяется и вливается в площадь, где доминируют классицистические строения конца XVIII века – начала XIX века – бывший магнатский дворец с массивными колоннами и президентский дворец. Некоторую помпезность площади смягчают барочные башенки над крышами.

С XVI века во дворце, где сегодня работает глава Литовской Республики, располагалась резиденция вильнюсских епископов. В XVIII столетии, когда Литва была включена в состав Российской империи, дворец был превращен в резиденцию вильнюсского генерал-губернатора. Здесь бывали российский царь Александр I, король Франции Людовик XVIII, император Наполеон Бонапарт, государственный деятель Польши маршал Юзеф Пилсудский. В 1997 году здание было отреставрировано.

Здесь работает президент страны, находится его канцелярия, проходят протокольные встречи глав государств. Развевающийся над дворцом президентский флаг опускается, когда президент уезжает из Вильнюса. Перед дворцом установлены три государственных трехцветных флага, два из которых могут заменяться государственными флагами прибывших гостей.

Каждое воскресенье в 12 час. проходит торжественная церемония (5–10 мин.) смены государственных флагов. В ней участвуют воины роты Почетного караула Литовской армии не только в современных парадных мундирах, но и в средневековых рыцарских доспехах. Облаченные в воссозданные доспехи дворцовой стражи XIV века эпохи Альгирдаса, воины являются символом того, что литовская армия наших дней стоит на страже славной истории страны и является частью ее тысячелетней истории. Более подробная информация www.president.lt