Повторение пройденного не всегда полезно

001.01.2020 82920899 1283354125189280 1359102985904324608 o 200x150 Повторение пройденного не всегда полезно

 

Глава Союза журналистов: демократия в Литве под угрозой

Новые поправки, расширяющие возможности спецслужб, вызвали широкий общественный резонанс. Часть экспертов считает, что это укрепит национальную безопасность, другие же настаивают, что обновленный закон станет прямым посягательством на неприкосновенность личной жизни граждан.

**********

Президент Литвы Гитанас Науседа предложил внести поправки в закон о разведке, которые существенно расширят полномочия спецслужб. Сотрудники органов госбезопаности смогут вызывать отдельных людей на “превентивные разговоры”, если есть сведения, что человек “может быть связан с деятельностью, способной увеличить риск или представлять угрозу национальной безопасности Литвы или государственным интересам”.

Помимо этого, представители разведслужб получат право производить административные аресты и запрашивать всю информацию о ваших банковских счетах без санкции суда. Поправки поддерживает директор Департамента государственной безопасности Дарюс Яунишкис, но среди политиков единства по этому вопросу нет. Окончательное слово за Сеймом.

Корреспондент “Экспресс-недели” Денис Кишиневский встретился с председателем Союза журналистов Литвы Дайнюсом РАДЗЯВИЧЮСОМ и попросил его изложить свою позицию по этому вопросу.

- Господин Радзявичюс, какие эмоции вызвали у вас предложения президента?

001.01.2020 82694235 1283354778522548 4386463985034067968 n 200x217 Повторение пройденного не всегда полезно

 

- В голове сразу возникает множество вопросов. Когда появляются такого рода инициативы, необходимо понять, почему, зачем и кому это нужно.

Должны преследоваться какие-то цели, но здесь изначально было непонятно, какие именно. Речь идет о “превентивных беседах”, а что это вообще такое… Я очень не люблю слово превенция, такое слово крайне редко должно присутствовать в юридической практике.

В любой демократической стране превенция это возможность для самого человека не делать чего-то плохого, но когда за это берется государство, это автоматически означает, что мои права и возможности будут ограничены или будут ограничиваться только потому, что кто-то в госструктурах считает, что это плохо. Получается, что кто-то посягает на мои права. Тем более что, в данном случае речь идет о структуре, которая сама по себе является несколько таинственной и засекреченной.

Когда заходит речь о госбезопасности и мы слышим, что есть желание узаконить какой-то разговор о чем-то для того, чтобы что-то было, сразу возникает вопрос, а зачем это нужно? Зачем структуры, подконтрольные власти, хотят узаконить разговоры? Мне было непонятно, но позже советник президента четко ответил, что все-таки это не просто беседы – это возможность собирать улики против того человека, с которым будут беседовать… Вот когда я услышал такое объяснение, это был шок!

Получается, что уголовное право, досудебные расследования, права человека, которому присвоен тот или иной статус, будут ущемляться. Каждому человеку и так тяжело проходить через все эти процедуры, если его в чем-то подозревают или считают, что он виноват, хотя он вообще может быть не виноват…

Суть этих поправок такова: формально с человеком, который ничего плохого не сделал, будут беседовать, но эта беседа подразумевает под собой то, что против тебя, возможно, будут собирать улики, чтобы ты потом сел в тюрьму. Это порождает не очень здоровую практику. Ты можешь считать, что ты ничего плохого не делаешь, но решать это не тебе, а некоему чиновнику или госслужащему, который будет руководствоваться своими представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо.

- Вы считаете, что это угроза демократии?

- Конечно, это шок. В моем понимании для правового государства такие меры неприемлемы. Я считаю, что эта законотворческая инициатива априори неправильная. Если тебе что-то угрожает, то госслужбы в любом случае должны о тебе заботиться. Любая госструктура – от полиции вплоть до президента – должна позаботиться обо мне как о человеке, если они знают, что мне грозит какая-то угроза. Если же я плохой человек и подозреваюсь в совершении преступления, для этого существует уголовное право, суд и все возможности привлечения к ответственности в рамках законодательства. Никаких иных инструментов между этим быть не может. Это моя принципиальная позиция.

- Власти говорят, что речь идет лишь о предупреждении и увеличении доверия к спецслужбам…

- Да, премьер-министр Сквернялис говорит, что это вопрос доверия, но давайте не будем юлить. Схема максимально проста: если государство доверяет мне, то я доверяю своему государству. Никаких “превентивных бесед” здесь быть не может. Они не то, что не нужны Литве, но их просто нельзя вводить – нельзя и точка.

- Говоря о беседах и проверках, в закон предлагается ввести формулировку, которая звучит так: “лицо, которое может быть связано c деятельностью, способной увеличить риск или представлять угрозу национальной безопасности Литвы или государственным интересам”. А кто у нас определяет, что такое угроза государственным интересам?

- Если мы говорим о конкретных ситуациях, то, очевидно, определять это будет человек, которому платят зарплату за его беспокойство о том, чтобы в стране все было хорошо. Это его прямая задача, за которую он получает деньги. Таким образом, подобные люди – госслужащие, сотрудники спецслужб и прочие – вполне могут сами искать поводы, руководствуясь этими поправками. Учитывая их содержание, для них применить этот закон будет просто раз плюнуть. Абсолютно в любом человеке можно увидеть “возможную угрозу”.

- Иными словами, формулировка крайне расплывчатая.

- Именно. В любом твоем действии при желании можно увидеть угрозу упомянутым “государственным интересам” и “национальной безопасности”. Ты покупаешь дешевую водку в Беларуси? Ага! Значит, ты уже несешь угрозу – подрываешь нашу экономику. Ты торгуешь дорогой белорусской водкой в Литве? Ага! Значит, это тоже угроза: вдруг к нам приедут и займут нашу территорию?! Конечно, я шучу, но в каждой шутке есть доля правды. Тем, кому платят за то, чтобы они искали угрозы, увидеть угрозу в любом человеке очень просто.

Если говорить про формулировку, то она слишком обширно позволяет ограничивать фундаментальные права человека – право думать, право мыслить, право высказывать свою точку зрения. Допустим, что кто-то считает, что в Литве должен быть другой государственный строй, например, монархия. Человек искренне считает, что страна не должна быть парламентской республикой, получается, что он уже несет какую-то угрозу, это можно будет трактовать так.

- Чтобы было понятнее: вы в целом выступаете против появления таких поправок или считаете, что такой проект возможен, но его необходимо совершенствовать?

- Его нельзя ни исправить, ни починить – такой поправки быть не должно. Это мое мнение. Закон такого типа изначально никак не может помочь людям, но зато он позволяет ограничивать, угрожать и запугивать людей, которые мыслят иначе, нежели те, кто будет применять этот правовой акт. Любой чиновник, считающий, что именно его точка зрения правильна, и ему при этом кто-то не нравится, автоматически вступает в конфликт с условным не нравящимся ему человеком.

Он может спокойно использовать эту поправку против него. Против тебя могут собирать улики, против тебя могут применить административный арест, то есть посадить в тюрьму, где с тобой продолжат вести “превентивные беседы”.

Хочу снова повторить: если человек в Литве не нарушил закон, он имеет право жить свободно, если же он что-то нарушил, у нас есть уголовное право, у нас есть все обычные инструменты. Я считаю, что предложения в поправке – это крайние меры, которым не место в правовом демократическом государстве.

- Можно ли утверждать, что за последние годы свободы в Литве стало меньше?

- Свободы слова меньше не стало, но действия наших политиков вызывают множество вопросов, в политическом смысле ситуация ухудшается. Я вижу негативные тенденции, которыми особенно грешат правящие политики. Я нередко говорю, что Литва – это роза в эдаком сортире… Если посмотреть на наших соседей в лице России, Беларуси, Украины, Польши и даже Великобритании и Франции, когда мы говорим о рейтинге свободы прессы, то у нас все не так плохо. На надолго ли хватит этой розы, если мы и все вокруг пойдут вниз по накатанной…

Я был бы очень рад, если депутаты, обещавшие, что мы будем жить лучше, в том числе и президент Гитанас Науседа, который рисует нам идеалистические картины некоего рая в Литве, до конца декриминализировали ту же клевету. Я бы хотел, чтобы у нас было больше свободы. Но пока мы видим то, что премьер и правящая партия ограничили нам доступ к информации, к реестрам. Ситуация в Литве лучше, чем хотели бы политики. Я говорю это с сожалением, так как политические власти должны были бы желать обратного. Пока что они реально хотят, чтобы ситуация в плане свободы стала хуже.

- Можно ли говорить, что государство последовательно усиливает контроль над личной жизнью граждан, пытаясь шаг за шагом вводить какие-то ограничения? Попытка протащить поправки к закону об информировании общества, упомянутая инициатива президента и спецслужб, постановление о том, что литовский народ не участвовал в Холокосте, возможная ответственность за отрицание этой установки, а также готовящийся закон о конфискации гражданского имущества… Что происходит?

- Это политика отдельных партий, это политика отдельных лидеров. Пока что меня радует, что это еще нельзя назвать официальной политикой государства. Эти инициативы исходят от отдельных политических групп. Однако меня очень волнуют партии, которые изначально занимаются шизофренией или говорят неправду. Я говорю о правящей партии “Союз крестьян и зеленых Литвы”. Они ведь изначально почему-то называют себя “аграриями”, хотя таковыми не являются… Упомянутые инициативы – угроза для нашей демократии. Некоторые пытаются протолкнуть, но я рад, что далеко не все получается, ведь это ошибки.

- Не кажется ли вам, что в последнее время этих ошибок стало слишком много? Почему, на ваш взгляд, у Сейма, правительства и даже президента возник запрос на совершение таких “ошибок”?

- Если вас интересует мое мнение, я считаю, что всему виной некомпетентность и непрофессионализм у определенной части представителей власти. Скажу больше: идей слишком много, а вот профессионализма слишком мало. Когда есть хорошие задумки, но нет знаний, можно нарубить много дров…

Этот непрофессионализм виден даже на уровне формирования министерств. Нам говорят о том, что команду составляют из специалистов, но я вижу обратное. Я сам много лет проработал в министерстве юстиции, поэтому знаю, о чем говорю. Я знаю, как проходит процедура создания законов, как это было в мое время, к сожалению, сегодня эти процедуры не соблюдаются на элементарном уровне.

Приведу простой пример: накануне Минобороны пыталось провести поправки, запрещающие обнародовать информацию, связанную с вопросами, по которым у госструктур или муниципальных учреждений не принято конечного решения. Эти поправки – прямое вмешательство в закон об информировании общества, за который отвечает Минкульт.

Однако министерства ничего не согласовывали друг с другом, а инициативы сразу направили в правительство. Извините, в свое время я работал и при кабмине, и в канцелярии премьера, и в Минюсте, но в жизни не мог бы себе представить, что возможна такая сумятица. Из-за таких ошибок, по меньшей мере, следовало бы кого-то уволить, а ответственные за сам процесс работы – советники, вице-министры и даже министры – должны были бы подать в отставку. К сожалению, сегодня такие ошибки стали практикой.

Денис Кишиневский

С оригинальным вариантом этого материала можно ознакомиться в текущем номере газеты-еженедельника “Экспресс-Неделя”.Платформа Baltic Snob — это частный информационный проект. Если вам нравится то, чем мы занимаемся, поддержите автора! Общественная журналистика, отвечающая запросам простых людей, нуждается и в материальной поддержке.

Наш счёт: LT 077180500228733797, Denis Kišinevskij

16 ЯНВАРЯ 2020

https://www.facebook.com/balticsnob/posts/1283349188523107

_____________________

Справка от редакции сайта:

                        УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О применении органами государственной безопасности предостережения в качестве меры профилактического воздействия

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

Установить, что лицу, совершившему антиобщественные действия, противоречащие интересам государственной безопасности СССР, если они не влекут уголовной ответственности, органами государственной безопасности может быть сделано официальное предостережение о недопустимости такого рода действий с последующим уведомлением прокурора.

Для объявления предостережения это лицо вызывается органом государственной безопасности, а в случае неявки может быть подвергнуто приводу.

Если лицо, которому было объявлено предостережение, совершит преступление, наносящее ущерб интересам государственной безопасности, протокол о сделанном ему предостережении приобщается к уголовному делу.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н.ПОДГОРНЫЙ.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М.ГЕОРГАДЗЕ.

Москва, Кремль.

25 декабря 1972 г.

http://shieldandsword.mozohin.ru/documents/order0150.htm