Приключения поисковиков в Литве

001.04.2020 foto 2 439x585 200x266 Приключения поисковиков в Литве

 

 

От редакции сайта. «На передовой памяти» — под таким заголовком еженедельник «Литовский курьер» опубликовал интервью с руководителем общественной организации «Забытые солдаты» Виктором Орловым, российским соотечественником. Наши читатели узнают из него много интересного, полезного и поучительного.

_________________

Накануне Дня Победы «ЛК» беседует с руководителем Литовской ассоциации военной истории «Забытые солдаты» Виктором Орловым.

**********

 

– Пандемия скорректировала планы во всех сферах жизни. Даже празднование Дня Победы не стало исключением. Что изменилось в деятельности ассоциации, были ли приостановлены поисковые работы?

– Дело в том, что еще до пандемии у организации произошло много изменений, связанных с тем, что по сути в Литве был введен запрет на поисковую работу, на эксгумационные работы в рамках деятельности ассоциации. И это несмотря на заключенные договоры, в том числе с судебно-медицинской экспертизой, криминалистической лабораторией, помогавшими нам прочитывать документы, смертные жетоны, которые мы находили вместе с останками бойцов, для последующего установления их личностей. Поэтому больших изменений в связи с пандемией мы не почувствовали.

Естественно, мы придерживаемся всех требований карантина, работаем удаленно в архивах, отвечаем на запросы людей, которые все еще пытаются найти своих близких, которые ушли на фронт и не вернулись. Запросы приходят не только с территорий бывшего Советского Союза, но и из ряда европейских стран, где по воле судьбы оказались многие наши соотечественники. И, как правило, желание попробовать еще раз отыскать своих родственников возникает именно в канун Дня Победы или в другие памятные даты, связанные со Второй мировой войной, с Великой Отечественной. В общем, все, что в наших силах, мы делаем.

– Если говорить о приведении в порядок воинских захоронений, то конкретно какие работы вы можете выполнять, не нарушая литовского законодательства?

– Конечно, мы могли бы браться за любую по своим силам работу, но, к сожалению, существует ряд правил, принятых Министерством культуры, инициатором которых выступил Департамент культурного наследия во главе с его директором Дианой Варнайте. Свод этих правил составлен так, что получить официальное разрешение на проведение капитальных восстановительных работ на воинских мемориалах практически невозможно.

Тем не менее, наша ассоциация занимается текущим уходом за воинскими захоронениями. Мы встречаемся с представителями местных самоуправлений, старостами, мэрами районов, то есть постоянно мониторим ситуацию по всей территории Литвы и поэтому хорошо знаем, в каком состоянии находятся воинские захоронения, что конкретно требуется. К моему большому сожалению, около 80 процентов из них требуют незамедлительного ремонта, в том числе и капитального. Скульптуры на мемориалах, плиты, постаменты приходят в негодность, трескаются. Из сезона в сезона ситуация только ухудшается, трещины увеличиваются, а процесс разрушения памятников только прогрессируют.

К сожалению, местные самоуправления очень ограничены в финансовых возможностях, поэтому провести капитальные ремонтные работы они не в состоянии. А заинтересованная сторона в лице посольства Российской Федерации готова была бы взять на себя все расходы, и об этом неоднократно говорилось и даже были предприняты какие-то шаги, но существующий свод правил не позволяет этого сделать.

– Сколько воинских захоронений находится на территории Литвы?

– Всего 286 захоронений, на которых упокоены более 80 тысяч погибших при освобождении Литвы. Судьба тысяч солдат, погибших в начале войны, в 1941 году, до сих пор не известна, как и не известны места их захоронений.

Понятно, что охватить все захоронения силами одной ассоциации мы не может, поэтому на помощь приходят волонтеры, которые выезжают в труднодоступные места. Два раза в год – весной и осенью – мы посещаем захоронения и приводим их в порядок. Обычно около 20 захоронений весной и столько же – осенью в разных уголках Литвы. На протяжении последних лет мы пытаемся таким способом охватить как можно больше территорий. Этой весной мы приводим в порядок 19 захоронений, но еще раз подчеркиваю, что это не ремонт, это только уход.

Год от года нас приятно удивляет, что силами местных администраций за захоронениями присматривают, ухаживают – скашивают траву, убирают листья,вывозят мусор. Понятно, что 100-120 евро в год, которые выделяются из бюджета самоуправлений на уход за захоронениями, спасти ситуацию не могут, тем не менее, люди стараются делать что могут. Сейчас меняется само отношение к воинским захоронениям, мы с благодарностью это отмечаем, и такие положительные тенденции видны повсеместно, куда бы мы ни приехали. Радует, что мы находим понимание у местных властей.

Воинские захоронения – это лицо государства, его отношение к своим павшим защитникам. Посольство РФ крайне заинтересовано в сохранении этой памяти, но, к сожалению, между Литвой и Россией нет межправительственного соглашения по уходу за захоронениями. Такие соглашения действуют между Латвией и Россией, между Эстонией и Россией, практически со всеми европейскими странами соглашения есть, а с Литвой – увы, нет.

– Фактически запрет заниматься раскопками не даст возможности для дальнейшей поисковой деятельности. А это значит, что для многих павших солдат война так и останется незаконченной.

– По сути, официального документа, где указано, что ассоциации запрещено заниматься раскопками, нет. Но директивы разосланы по всем инстанциям, с которыми нам приходится сотрудничать, – это местные комиссариаты и полиция, лесничества, местные самоуправления, которым категорически запрещено иметь с ассоциацией «Забытые солдаты» какие-либо отношения, и о любых наших действиях они должны сообщать в Департамент культурного наследия.

Последний руководствуется общими правилами, что поиск металлодетекторами на территории Литвы запрещен. А как лишить нас возможности применять металлодетектор – когда это фактически 80 процентов успеха, что по металлическим остаткам в земле мы можем локализовать искомые места. Кроме того, нельзя с лопатой ходить, нельзя копать, что тоже подпадает под запрет о нарушении почвенного покрова.

Когда это все складывается воедино и когда нам предъявляют обвинения, получается, что мы все время нарушаем какой-то из этих пунктов закона. Хотя запрет на нас напрямую не распространяется, потому что в уставе нашей организации, которая официально зарегистрирована Министерством юстиции ЛР десять лет назад, прописано – поиск, эксгумация, захоронение останков воинов, погибших в военных конфликтах на территории Литвы в XX веке, всех, независимо от принадлежности к армиям.

Что в общем-то на практике мы и подтверждали, пока нас жестко не взяли в кольцо запретов. Причем все проходило параллельно – мы хоронили найденные останки, а в то же время Департамент культурного наследия выписывал нам штрафы за якобы незаконные перезахоронения, незаконные раскопки, не принимая во внимание то, что все эти действия были согласованы с полицией, с лесничествами, с местными самоуправлениями. Мы проходили через суды, доказывая правоту своих действий, в результате выиграли все судебные процессы.

– Ассоциации уже 10 лет. Останки скольких погибших удалось найти и перезахоронить за это время?

– На сегодняшний момент найдено и перезахоронено 148 красноармейцев, 4 солдата Русской императорской армии, погибших в 1915 году, и около 140 солдат Вермахта.

– Всех ли удается идентифицировать?

– Конечно, это бывает не часто, но удается. Например, в братскую могилу на Антакальнисском кладбище нами было перезахоронено семь бойцов, шесть из которых были опознаны, один – так и остался безымянным. Все они погибли в 1944 году при освобождении Вильнюса. Их имена выбиты на надгробной плите, за которую мы опять судились с Департаментом культурного наследия. Это несмотря на то, что при их захоронении участвовала рота Почетного караула Министерства обороны Литвы.

– Может, стоит напомнить нашим читателям, чем закончились судебные тяжбы.

– По судебному постановлению нам был выписан штраф в размере 1400 евро за то, что мы якобы незаконно установили этот памятник и памятник воинам Русской императорской армии, захоронение которых находится рядом. Конечно, с этим решением мы не согласились и подали встречный иск на Департамент культурного наследия. Самое главное, решение было принято в нарушение всех правовых и юридических норм, задним числом.

То есть вначале нас обвинили, потом приняли поправки к существующим правилам, а потом уже на основании новых правил через полгода обвинили в якобы содеянных нами неправомерных деяний в плане перезахоронения и установки памятников, при этом останки бойцов покоились на кладбище уже несколько лет. Более того, штраф был выписан с предписанием самим снести эти памятники. Если мы этого не сделаем, то будет привлечена третья сторона и все издержки по сносу памятников мы обязаны будем компенсировать.

В итоге суд первой инстанции мы выиграли. Естественно, Департамент культурного наследия не устроило такое решение суда, и они подали апелляцию. Верховный апелляционный суд вынес решение, что ассоциация не нарушила законов и обжалованию данное решение не подлежит.

Одним из пунктов обвинения был тот факт, что на памятнике мы якобы отобразили советскую символику – пятиконечную звезду, тем самым нарушив закон, запрещающий демонстрацию советской и нацистской символики. Но закон нарушен не был, потому что мы четко знаем определение, что является по закону демонстрацией и что такое советская символика – это красная звезда с серпом и молотом.

В данном случае на гранитном памятнике была выполнена гравировка пентаграммы – пятиконечной звезды на черном фоне белым контуром. Это не является демонстрацией советской символики, а является всего лишь историческим идентификатором – исторической принадлежностью к тем событиям. И, следуя исторической логике, на захоронении воинов Русской императорской армии был выгравирован православный крест, а на могиле красноармейцев – пятиконечная звезда.

– К тому же надо учитывать, что в братских могилах лежат останки погибших разных национальностей, различных религиозных конфессий.

– Абсолютно. Красная армия по составу была многонациональной, как и Советский Союз, и воевали солдаты под красными знаменами. А в Русской императорской армии, по сути, служили русские, православные. Хотя и были отдельные мусульманские подразделения. С этим никто не спорит. Но государственный строй был монархический.

Когда нас обязали выплатить этот штраф, неравнодушные люди через социальные сети выступили с инициативой организовать сбор средств в нашу поддержку и стали переводить деньги на наш счет. По сути, была собрана почти полная сумма. Сейчас у многих, скорее всего, возникает вопрос: раз дело закрыли, на что были потрачены собранные средства. Отвечаю – да, мы выиграли, но судебные издержки все равно пришлось оплатить, в том числе и услуги адвокатов.

Не надо забывать, что против нас Департаментом культурного наследия был возбужден еще один иск – нас обвинили в незаконной установке памятника на могиле неизвестного солдата, погибшего в конце войны, в 1945 году, в деревне Грабийолай (Grabijolai) Электренского самоуправления. Все прекрасно знали, что там покоится солдат – и могила была, и разрушенное надгробие. По просьбе местных жителей (и когда у нас появилась такая возможность) на этом месте мы поставили типовой памятник, который стоит на Антакальнисском кладбище.

Через какое-то время нас опять обвинили, что мы сделали это незаконно, назначили штраф в размере 1200 евро и велели все снести. Естественно, мы подали в суд и суд первой инстанции опять выиграли. И опять же надо было заплатить судебные издержки, заплатить адвокату. При этом суд еще не закончился, потому что Департамент культурного наследия подал апелляцию. Сейчас мы ждем решения апелляционного суда. Могу сказать, что эти перечисленные средства оказались как нельзя кстати. Они работают на защиту нашего исторического наследия, нашей исторической памяти.

– Виктор, чуть больше года назад вас пытались обвинить в незаконном хранении оружия, в связи с чем у вас в квартире был проведен обыск. Как вы полагаете, какова была истинная цель всех этих действий?

– Конечно, я расцениваю это как один из элементов давления. Естественно, это заставляет о многом задуматься, потому что пришли с обыском, с конкретными обвинениями в хранении огромного количества оружия, взрывчатки, боеприпасов. Непрозрачно намекали о деятельности ассоциации, что, по данным криминальной разведки, я якобы незаконно диспонирую вышеперечисленными вещами. В итоге при шестичасовом обыске в однокомнатной квартире не было найдено ни одного даже гнилого патрона. Но все равно в течение полугода происходили какие-то следственные действия, у меня изъяли аппаратуру, компьютер, телефоны, рабочие записи.

В итоге дело закрыли за отсутствием состава преступления. И еще в течение полугода я возвращал себе те вещи, которые были изъяты. Только в декабре прошлого года мне удалось вернуть все до конца.

– Парадокс: ассоциация занимается таким благородным делом, но при этом со стороны властей вам оказывают жесткое противодействие. Как вы думаете почему?

– Фактически Департамент культурного наследия ведет войну с мертвыми. Как сказал один из чиновников, существуют две параллельные истории: у вас своя история, а у нас – своя, вы неправильно трактуете историю, и для этого существует закон об отрицании советской оккупации, по которому мы можем привлечь вас в любую минуту.

Ведь деятельность нашей ассоциации состояла не только в том, чтобы найти и перезахоронить. В свое время мы много работали в школах, проводили Уроки памяти вместе с ветеранами, старались показать и рассказать подрастающему поколению обо всех ужасах войны. Война ведь коснулась почти каждой семьи. Только в моей семье ушли на фронт и не вернулись три человека, и, где они похоронены, я до сих пор не знаю.

– В канун 75-летия Победы что бы вы пожелали ветеранам, всем тем, кто спас мир от фашизма?

001.04.2020 foto 1 200x133 Приключения поисковиков в Литве

 

Пользуясь возможностью, хочу поздравить всех наших ветеранов, кто подарил нам эту Великую Победу. Хочу пожелать им здоровья, они для нас – настоящий пример крепости духа, стойкости, той боевой закалки, которую они приобрели на фронтах Второй мировой войны.

К сожалению, в эту юбилейную дату Победы, которую так ждали наши ветераны, пандемия внесла свои коррективы. Пусть в этом году этот праздник ветераны встретят дома, зато потом мы вместе отпразднуем юбилей Победы.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Фото из личного архива В. Орлова

001.04.2020 foto 3 200x162 Приключения поисковиков в Литве001.04.2020 foto 4 439x585 200x266 Приключения поисковиков в Литве001.04.2020 foto 5 439x585 200x266 Приключения поисковиков в Литве

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

10.05.2020

https://www.kurier.lt/na-peredovoj-pamyati/