Прокурор из легенды

К 100-летию Главного военного прокурора генерал-полковника юстиции А.Г. Горного


AGorny Прокурор из легенды


Артём Григорьевич Горный родился 6 апреля (24 марта — по старому стилю) 1912 года в селе Лезнево Проскуровского района Каменец-Подольской области, в украинской семье рабочих.

Отец его, Горный Григорий Ананьевич, в 1924 году был выдвинут на юридическую службу и закончил её в должности старшего помощника прокурора Винницкой области.

Артём Григорьевич окончил семилетнюю трудовую и профессионально-техническую школы, три курса экономического факультета института инженеров водного транспорта, но защитить диплом не получилось из-за заболевания туберкулёзом. Выходила его бабушка деревенскими снадобьями и щедро сдобренной жиром гречневой кашей.

С 1932 года он уже был на комсомольской работе в Одессе и Виннице; в 1934–1936 годах по призыву служил в 38-м пограничном отряде, окончил школу младшего начальствующего состава. После увольнения в запас вернулся в Винницу, где работал инспектором отдела кадров в областном земельном управлении, заведующим отделом обкома комсомола.

Близко знавшие тогда Артёма Григорьевича люди отмечали его волю, недюжинные организаторские способности, веру в светлые идеалы.

Время в стране было тяжёлое, Горного неожиданно обвинили в «троцкистском уклоне», но ему удалось на пленуме обкома прорваться на трибуну.

Темпераментное выступление, в котором уже тогда прозвучали ораторские задатки блестящего государственного обвинителя (достаточно вспомнить вошедшее в историю дело предателя Пеньковского), помогло защититься от навета. Однако с комсомольской карьерой пришлось распрощаться.

В то же время тучи сгустились и над головой его отца. На одном из процессов против «группы вредителей» Григорий Ананьевич выступал государственным обвинителем. Свою речь он заключил требованием освободить подсудимых прямо в зале суда.

Эта сенсация из областного масштаба вскоре вышла на республиканский уровень, и он слёг на нервной почве. Судьба его всё же миловала, волна репрессий уже шла на спад…

В мае 1938 года Артём Горный поступает на службу в органы прокуратуры и работает в Виннице помощником городского прокурора. В сентябре следующего года его вновь призывают в РККА, и до января 1940-го он работает старшим секретарём военного трибунала 37-го стрелкового корпуса Киевского особого военного округа (КОВО).

Затем — служба следователем военной прокуратуры в этом же корпусе и 141-й стрелковой дивизии. Его профессионализм и организаторские способности не остались незамеченными, и перед самой войной, 17 апреля 1941-го, он был назначен военным прокурором войсковой части № 9250 КОВО.

С первого до последнего дня Великой Отечественной войны Артём Григорьевич находился в составе действующей армии. Последовательно занимал должности помощника военного прокурора военной прокуратуры армии, Крымского, Северо-Кавказского, Юго-Восточного, Сталинградского фронтов, военного прокурора корпуса, заместителя военного прокурора военной прокуратуры 4-го Украинского фронта.

В боевой обстановке в полной мере раскрылись его организаторские способности, воля и личное мужество.

После войны Горный служил на руководящих должностях в военных прокуратурах Прикарпатского и Киевского военных округов, Группы советских оккупационных войск в Германии.

В 1949-м окончил Всесоюзный заочный юридический институт. В период 1951–1957 годов был военным прокурором Дальневосточного военного округа, Тихоокеанского флота. А 11 февраля 1957 года полковник юстиции А.Г. Горный был назначен Главным военным прокурором.

19 февраля 1957-го в Москве шёл снег, в тот день Горный прилетел из Владивостока в связи с состоявшимся назначением. Мало веривший в приметы, он тем не менее записал в дневнике: «Говорят, что приезд в дождь, снегопад сулит счастье в жизни и работе».

Эта примета оправдалась. Главную военную прокуратуру он успешно возглавлял на протяжении 29 лет. Примечателен тот факт, что Артёму Григорьевичу первому из Главных военных прокуроров было присвоено воинское звание генерал-полковник юстиции (21 февраля 1969 года).

На тот период и долгие годы в последующем он был единственным в стране военнослужащим в указанном звании.

Первые месяцы на посту были особенно трудными. Возглавлявший военное ведомство волевой маршал Жуков не особо жаловал военных юристов. Прокурора в звании полковника, который осмеливался оспаривать противоречившие закону распоряжения прославленного полководца, подолгу держали в приёмной, а порой вовсе отказывали в приёме.

И всё же Горный устоял, при всех сложностях отношений с министром его объединяло с Георгием Константиновичем стремление навести в армии железный порядок. Следует отметить, что усилия эти увенчались успехом — через 1,5 года преступность в Вооружённых Силах резко пошла на убыль.

«Про таких, как Артём Григорьевич, говорят: самородок, -отмечал его преемник на посту Главного военного прокурора Борис Сергеевич Попов. — Убеждён, ему принадлежит историческое место в укреплении органов военной прокуратуры. Благодаря его огромному опыту работы и авторитету военная прокуратура заняла достойное положение в системе правоохранительных органов.

Что всегда отличало А.Г. Горного, так это умение подходить даже к отдельным фрагментам работы с государственной точки зрения и придавать ей при необходимости государственный размах».

Все эти годы он принимал активное, деятельное участие в совершенствовании структуры органов военной прокуратуры, оптимизации форм и методов её работы. Только человеку с такими качествами в то время под силу было добиться принятия «Положения о военной прокуратуре», которым законодательно утверждались её статус и роль в укреплении правопорядка в Вооружённых Силах.

Обнародование даже не проекта, а общих принципов этого документа вызвало ожесточённое сопротивление командного состава и политорганов, не желавших оказаться под «оком государевым»…

В своём дневнике в марте 1965 года Артём Григорьевич писал: «К сожалению, наши крупные военачальники… далеки от правовых вопросов… Военно-юридическая служба должна, по их мнению, и в таких вопросах повиноваться диктату начальников, независимо от того, насколько их действия и приказы сообразуются с законом».

Горному удалось всё же добиться принятия этого важного документа, который предусматривал, что при выявлении нарушения законности военный прокурор вносит представление, которое соответствующий орган обязан рассмотреть и, приняв меры к устранению нарушений, в месячный срок о них сообщить.

Это многим представлялось посягательством на армейские устои.

Кроме того, на командование возлагалась обязанность обеспечивать военные прокуратуры помещениями, транспортом, связью. Положение было утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР 14 декабря 1966 года.

4 августа 1981 года было утверждено новое Положение о военной прокуратуре, его концептуальные положения сохранились и в настоящее время.

Насколько Артём Григорьевич пользовался непререкаемым авторитетом у командования, настолько он был доступен и открыт для рядовых сотрудников как центрального аппарата Главной военной прокуратуры, так и подчинённых военных прокуратур.

Он состоял на первичном партийном учёте в организационно-инспекторском отделе ГВП, лично выступал на партсобраниях как рядовой коммунист, а порой и выслушивал критические замечания в свой адрес, которые воспринимал с должным пониманием.

По воспоминаниям очевидцев, Артёма Григорьевича интересовали практически все стороны жизнедеятельности военной прокуратуры.

Он редко сидел в своём кабинете, часто общался с офицерами ГВП, интересуясь как вопросами их жизни и быта, так и предложениями по совершенствованию служебной деятельности.

Решая проблемы организации и деятельности подчинённых военных прокуратур, Горный регулярно посещал военные прокуратуры окружного и гарнизонного звеньев, лично участвовал в обучении их сотрудников, прививал навыки взаимодействия с должностными лицами органов военного управления, территориальных правоохранительных органов.

Исключительное значение в борьбе с правонарушениями он придавал предупредительной работе.

Артём Григорьевич требовал, чтобы по всем уголовным делам о преступлениях против собственности ущерб возмещался до копейки. В аттестации военного следователя обязательно указывалось, как тот работает по возмещению ущерба государству.

Он также не уставал повторять: «Мы должны так работать, чтобы даже если спустя десятилетия поднимут любое дело военной прокуратуры, в нём не нашли бы ошибки».

Его богатый практический и жизненный опыт пригодился при организации деятельности военных прокуратур в условиях ведения боевых действий в Афганистане. Артём Григорьевич с нарастающим беспокойством следил за развитием событий в этом государстве, где в связи со служебной необходимостью бывал неоднократно.

С учётом результатов анализа ситуации в войсках им неоднократно направлялись предложения в самые высокие инстанции, вплоть до ЦК КПСС, о мерах по укреплению законности и правопорядка в соединениях советских войск.

Большой вклад был внесён Горным в развитие теоретических и практических положений уголовного права и процесса, утверждение в Вооружённых Силах правового всеобуча. Им лично и в соавторстве с известными учёными-правоведами изданы десятки монографий, учебных пособий, научно-практических комментариев, статей.

Во многом благодаря усилиям Артёма Григорьевича Горного военная прокуратура сложилась как правоохранительная структура, запас прочности, которой оказался достаточным, чтобы выдержать нелёгкое начало 1990-х годов. И в настоящее время в обществе нет сомнений в необходимости её существования.

Умер Артём Григорьевич 7 января 1986 года, до последнего дня находясь на своём посту. Военной службе он отдал 47 лет. В 2003 году его бюст был установлен в Главной военной прокуратуре.

Традиции самоотверженного служения Родине, утверждению которых так много сил отдал генерал-полковник юстиции А.Г. Горный, сохраняет и приумножает новое поколение отечественных военных прокуроров.

Полковник юстиции Павел КОЧЕТОВ,

заместитель начальника организационного управления Главной военной прокуратуры.

22.03.2012

_________________________

Первый комментарий к статье:

-Анатолий ЛАВРИТОВ

Говорят, что случайностей не бывает. Могу согласиться с этим. Сегодня заглянул на сайт «Красной Звезды» и решил ознакомиться с материалами по истории Отечества! Статья о прежнем руководителе — начальнике по прошлой военной службе в военной прокуратуре напомнила о многом.

Полностью согласен с автором в оценках генерал-полковника юстиции Горного Артема Григорьевича! Не счесть количества донесений и докладных записок, исполненных мною в разном качестве. Это был уникальный человек! Его приказы и распоряжения, его требовательные резолюции, с которыми нас знакомили непосредственные начальники, отличались мудростью и доброжелательностью в то же время, когда следовали «разносы» и наказания.

Отцовская забота о подчиненных была свойственна Артему Григорьевичу! Я закончил службу в Военной прокуратуре Балтийского флота в год его ухода из жизни. Было искренне жаль прощаться с человеком, который дал мне «путевку в жизнь»!

П.Кочетов