Россия – это больше, чем страна

15.04.2018 DSC0229 200x82 Россия – это больше, чем страна

 

В чем разница между Россией и Францией, Россией и Германией, Россией и Канадой?

Разница не в размере и не в географическом положении. Даже не в климате, хотя у нас он куда более суровый.

Разница в том, что Россия это цивилизация, а Франция, Германия и Канада это страны. Это части Западной цивилизации. Мы же не страна, мы уникальная цивилизация. Русская цивилизация. Русский мир.

********

Мы должны это осознавать и понимать. Это важно для выстраивания нашей внешней, да и внутренней политики.

О том, что Россия уникальная цивилизация я говорил уже давно: в 2014 году, до этого – 6 лет назад в 2012-м.

Вот недавно – в эфире программы телеканала НТВ сказал, когда сидящий в студии и не понимающий этой цивилизационной уникальности России, либерал, вновь завел пластинку о необходимости интеграции «внутрь» Запада.

https://vk.com/video-9828339_456241819

****

На днях Владислав Сурков опубликовал интереснейшую статью, в которой рассуждает на эту важную тему. Есть в этом материале такая фраза:

«И все-таки вряд ли мы третья цивилизация. Скорее, сдвоенная и двойственная. Вместившая и Восток, и Запад. И европейская, и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская вполне».  

Вот с этим не могу согласиться. Мы, как раз и есть эта третья цивилизация. Их, цивилизаций, в мире, много. Помимо Запада, Востока, России, есть ещё уникальная китайская цивилизация.

Ко всем ним мы относимся с уважением. И хотим, чтобы с таким же уважением относились и к нам. К уникальной Русской цивилизации. Где русский народ есть даже не государствообразующий народ, а народ – образующий отдельную цивилизацию. Вокруг которого сплотились другие евразийские народы.

Свободный союз евразийских народов вокруг цивилизационнообразующего русского народа – вот, что такое Россия.

Предлагаю вашему вниманию мое интервью газете «Вечерняя Москва» от 2012 года и ту самую статью В.Ю Суркова.

1.Россия — больше чем страна, это целая цивилизация

15.04.2018 Starikov hd f178f7da21 200x150 Россия – это больше, чем страна

 

Россия — больше чем страна, это целая цивилизация.

И так сложилось, что наша русская цивилизация всегда соперничала с англосаксонской.

В конце XX века в этой многовековой борьбе одержали верх англосаксы и подмяли под себя большую часть мира.

Но русская цивилизация никуда не делась.

Источником её сохранения является сильное государство. В нашу цивилизацию входят и русские, и кавказцы, и якуты, и башкиры — целый сплав народов. Важно, что каждый, даже самый малочисленный, народ, войдя в эту общность, не потерял идентичность и оригинальность: никто не исчез, все сохранили свои традиции, обычаи и веру.

Вместе мы являемся альтернативой Западу, цивилизацией со своим особым взглядом на жизнь. Любой из нас, кто был в Европе или других западных странах, приезжая туда, чувствовал ментальную пропасть, существующую между нами. И если в России чеченец чувствует определенные отличия от русских, то приезжая в Европу, он для всех становится русским.

Между государствами и цивилизациями во все века существовала конкуренция, борьба за доминирование. Мы знаем, что крестовые походы были направлены не только против мусульман, но и против России. Запад все время нес нам «свободу» и хотел навязать свой взгляд на мир. Это делали и шведский король Карл XII, и Наполеон, и Гитлер. При этом завоеватель всегда стремится привлечь симпатии со стороны населения страны, которую завоевывает. Для этого он прикрывается красивыми лозунгами.

Сегодня англосаксы несут «демократию» разным народам на кончиках своих боеголовок, как в древности завоеватели несли свои ценности на кончиках мечей.

К сожалению, после распада в 1991 году Советского Союза от русской цивилизации искусственно оторваны её части. Один народ разделен на несколько государств. Такое бывало в истории. Скажем, немецкий народ был искусственно разделен после Второй мировой войны. Сейчас Германия воссоединилась.

Я убежден, что и наша страна должна обязательно воссоединиться. Таможенный и Евразийский союзы станут той платформой, на которой будут происходить интеграционные процессы по восстановлению русской цивилизации. При этом я считаю, что не нужно слепо копировать то, что уже было. Да, дважды войти в одну и ту же реку невозможно. Но можно восстанавливать великую страну, единство частей одного народа, который был предательски расчленен 20 лет назад. Наша задача — взять все лучшее из того, что было в советский период, самое лучшее из Российской империи. Тысячелетняя история России непрерывна, и мы не должны вырывать из нее какие-то куски.

Мы знаем из своего исторического опыта: каждый раз, когда Россия пытается встроиться в западный мир, стать «второй Европой», у нас ничего не получается, и все заканчивается ломкой. Россия — уникальная, самодостаточная цивилизация, ей надо не встраиваться куда-то, а сохранять и развивать себя. Англосаксонский мир противоречит нашей ментальности. Там нет ценностей, которые являются для нас базовыми, например, ценности справедливости. На Западе социальное неравенство людей является одним из базовых принципов. Для русского человека смысл жизни не может определяться только количеством колбасы и сыра на прилавках, возможностью каждые три месяца покупать новый сотовый телефон, а каждые два года — новую машину. Для нас важны ценности другого порядка.

Что необходимо для процветания нашей страны? Конечно, сильная власть, которая имеет поддержку народа и может проводить независимую политику в национальных интересах. А идеи, на которых мы будем строить новую великую Россию, — суверенитет и социальная справедливость».

 2.Одиночество полукровки

15.04.2018 Surkov inx960x640 200x133 Россия – это больше, чем страна

 

Россия четыре века шла на Восток и еще четыре века на Запад.

Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены.

Теперь будут востребованы идеологии третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима…

Разные бывают работы. За иную можно браться только в состоянии, несколько отличном от нормального. Так, пролетарий информационной индустрии, рядовой поставщик новостей это, как правило, человек со всклокоченным мозгом, пребывающий как бы в лихорадке. Неудивительно, ведь новостной бизнес требует спешки: узнать быстрее всех, скорее всех сообщить, раньше всех интерпретировать.

Возбуждение информирующих передается информируемым. Возбужденным их собственная возбужденность часто кажется мыслительным процессом и заменяет его. Отсюда – вытеснение из обихода предметов длительного пользования вроде «убеждений» и «принципов» одноразовыми «мнениями». Отсюда же сплошная несостоятельность прогнозов, никого, впрочем, не смущающая. Такова плата за быстроту и свежесть новостей.

Мало кому слышно заглушаемое фоновым медийным шумом насмешливое молчание судьбы. Мало кому интересно, что есть ещё и медленные, массивные новости, приходящие не с поверхности жизни, а из ее глубины. Оттуда, где движутся и сталкиваются геополитические структуры и исторические эпохи. Запоздало доходят до нас их смыслы. Но никогда не поздно их узнать.

14-й год (2014-ред.) нашего века памятен важными и очень важными свершениями, о которых всем известно и все сказано. Но важнейшее из тогдашних событий только теперь открывается нам, и медленная, глубинная новость о нем теперь только достигает наших ушей. Событие это – завершение эпического путешествия России на Запад, прекращение многократных и бесплодных попыток стать частью Западной цивилизации, породниться с «хорошей семьей» европейских народов.

С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто ( двести? триста?) лет геополитического одиночества.

Вестернизация, легкомысленно начатая Лжедмитрием и решительно продолженная Петром Первым, за четыреста лет была испробована всякая. Чего только ни делала Россия, чтобы стать то Голландией, то Францией, то Америкой, то Португалией. Каким только боком ни старалась втиснуться в Запад. Все оттуда поступавшие идеи и случавшиеся там трясения наша элита воспринимала с огромным энтузиазмом, отчасти, может быть, и излишним.

Самодержцы усердно женились на немках, имперские дворянство и бюрократия активно пополнялись «бродяжными иноземцами». Но европейцы в России быстро и повально русели, а русские все никак не европеизировались.

Русская армия победоносно и жертвенно сражалась во всех крупнейших войнах Европы, которая по накопленному опыту может считаться наиболее склонным к массовому насилию и самым кровожадным из всех континентов. Великие победы и великие жертвы приносили стране много западных территорий, но не друзей.

Ради европейских ценностей (в то время религиозно-монархических) Санкт-Петербург выступил инициатором и гарантом Священного Союза трех монархий. И добросовестно выполнил союзнический долг, когда нужно было спасать Габсбургов от венгерского восстания. Когда же сама Россия оказалась в сложном положении, спасенная Австрия не только не помогла, но и обратилась против нее.

Потом евроценности сменились на противоположные, в Париже и Берлине в моду вошел Маркс. Некоторым жителям Симбирска и Яновки захотелось, чтобы было, как в Париже. Они так боялись отстать от Запада, помешавшегося в ту пору на социализме. Так боялись, что мировая революция, будто бы возглавляемая европейскими и американскими рабочими, обойдет стороной их «захолустье». Они старались. Когда же улеглись бури классовой борьбы, созданный неимоверно тяжкими трудами СССР обнаружил, что мировой революции не случилось, западный мир стал отнюдь не рабоче-крестьянским, а ровно наоборот, капиталистическим. И что придется тщательно скрывать нарастающие симптомы аутического социализма за железным занавесом.

В конце прошлого века стране наскучило быть «отдельно взятой», она вновь запросилась на Запад. При этом, видимо, кому-то показалось, что размер имеет значение: в Европу мы не помещаемся, потому что слишком большие, пугающе размашистые. Значит, надо уменьшить территорию, население, экономику, армию, амбицию до параметров какой-нибудь среднеевропейской страны, и уж тогда нас точно примут за своих. Уменьшили. Уверовали в Хайека так же свирепо, как когда-то в Маркса. Вдвое сократили демографический, промышленный, военный потенциалы. Расстались с союзными республиками, начали было расставаться с автономными… Но и такая, умаленная и приниженная Россия не вписалась в поворот на Запад.

Наконец, решено было умаление и принижение прекратить и, более того, заявить о правах. Случившееся в 14-м году сделалось неизбежным.

При внешнем подобии русской и европейской культурных моделей, у них несхожие софты и неодинаковые разъемы. Составиться в общую систему им не дано. Сегодня, когда это старинное подозрение превратилось в очевидный факт, зазвучали предложения, а не шарахнуться ли нам в другую сторону, в Азию, на Восток.

Не нужно. И вот почему: потому что Россия там уже была.

Московская протоимперия создавалась в сложном военно-политическом коворкинге с азиатской Ордой, который одни склонны называть игом, другие союзом. Иго ли, союз ли, вольно или невольно, но восточный вектор развития был выбран и опробован.

Даже после стояния на Угре Русское Царство продолжало по сути быть частью Азии. Охотно присоединяло восточные земли. Претендовало на наследие Византии, этого азиатского Рима. Находилось под огромным влиянием знатных семей ордынского происхождения.

Вершиной московского азиатства явилось назначение государем всея Руси касимовского хана Симеона Бекбулатовича. Историки, привыкшие считать Ивана Грозного кем-то вроде обериута в шапке Мономаха, приписывают эту «выходку» исключительно его природной шутливости. Реальность была серьезнее. После Грозного сложилась солидная придворная партия, продвигавшая Симеона Бекбулатовича уже на вполне настоящее царство. Борису Годунову пришлось требовать, чтобы присягая ему, бояре обещали «царя Симеона Бекбулатовича и его детей на царство не хотеть». То есть, государство оказалось в полушаге от перехода под власть династии крещеных Чингизидов и закрепления «восточной» парадигмы развития.

Однако ни у Бекбулатовича, ни у потомков ордынского мурзы Годуновых не было будущего. Началось польско-казацкое вторжение, принесшее Москве новых царей с Запада. При всей мимолетности правлений Лжедмитрия, задолго до Петра огорчившего бояр европейскими замашками, и польского королевича Владислава, они весьма символичны. Смута в их свете представляется не столько династическим, сколько цивилизационным кризисом –
Русь отломилась от Азии и начала движение к Европе.

Итак, Россия четыре века шла на Восток и еще четыре века на Запад. Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены. Теперь будут востребованы идеологии третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима…

И все-таки вряд ли мы третья цивилизация. Скорее, сдвоенная и двойственная. Вместившая и Восток, и Запад. И европейская, и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская вполне.

Наша культурная и геополитическая принадлежность напоминает блуждающую идентичность человека, рожденного в смешанном браке. Он везде родственник и нигде не родной. Свой среди чужих, чужой среди своих. Всех понимающий, никем не понятый. Полукровка, метис, странный какой-то.

Россия это западно-восточная страна-полукровка. С её двуглавой государственностью, гибридной ментальностью, межконтинентальной территорией, биполярной историей она, как положено полукровке, харизматична, талантлива, красива и одинока.

Замечательные слова, никогда не сказанные Александром Третьим, «у России только два союзника, армия и флот» – самая, пожалуй, доходчивая метафора геополитического одиночества, которое давно пора принять как судьбу. Список союзников можно, конечно, расширить по вкусу: рабочие и учителя, нефть и газ, креативное сословие и патриотически настроенные боты, генерал Мороз и архистратиг Михаил… Смысл от этого не изменится: мы сами себе союзники.

Каким будет предстоящее нам одиночество? Прозябанием бобыля на отшибе? Или счастливым одиночеством лидера, ушедшей в отрыв альфа-нации, перед которой «постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства»? От нас зависит.

Одиночество не означает полную изоляцию. Безграничная открытость также невозможна. И то, и другое было бы повторением ошибок прошлого. А у будущего свои ошибки, ему ошибки прошлого ни к чему.

Россия, без сомнения, будет торговать, привлекать инвестиции, обмениваться знаниями, воевать (война ведь тоже способ общения), участвовать в коллаборациях, состоять в организациях, конкурировать и сотрудничать, вызывать страх и ненависть, любопытство, симпатию, восхищение. Только уже без ложных целей и самоотрицания.

Будет трудно, не раз вспомнится классика отечественной поэзии: «Вокруг только тернии, тернии, тернии… б***ь, когда уже звезды?!»

Будет интересно. И звезды будут.

9.04.2018

 Владислав Сурков

Статья опубликована в новом номере журнала «Россия в глобальной политике».

Источник: globalaffairs.ru

14.04.2018

https://nstarikov.ru/blog/92463

От редакции сайта. Русская цивилизация — это данность, историческая и геополитическая основа которой кроется в движении лавы из жерла вулкана, расплавляющей захватываемые фракции окружающего ложе. Но в какой-то момент лава застывает, превращаясь в стекловидную массу. Так и Россия, оформленная в федеративное образование, является своеобразной ИМПЕРИЕЙ нового типа — на иных цивилизационных основах, в которых просматриваются и Римская империя, и прочие другие империи феодальной Европы, делившие мир на метрополии и колонии в разных уголках мира с народами, жившими по своим понятиям. Советский Союз стал прообразом новой конфигурации мира, не предусматривавшей эксплуатации человека человеком, не говоря уже об эксплуатации одних стран другими с существованием «золотого миллиарда» и обязанных содержать его 5 с лишним миллиардов людей населения Земли. Автор остановился на полпути к окончательным выводам по молодости и неопытности, по пути отвергая другие теории развития Человечества. Не стоит зацикливаться на полукровном происхождении, поскольку это уже пройденный этап мышления после приговора Нюрнбергского Трибунала по меркам того же англосаксонского и континентального права!