Россия на пороге социальных преобразований

002.10.2019 image big 170406 200x142 Россия на пороге социальных преобразованийС экономическими кризисами и потрясениями человечество знакомо как минимум с неолитической революции и часто выходом из этого состояния была серьезная трансформация и экономики, и общественных институтов.

*********

Известный экономист, руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов в своей новой монографии утверждает, что сегодня мир стоит на пороге именно таких глобальных преобразований и Россия как часть этого мира также не избежит влияния происходящих процессов.

Накануне.RU поговорило с автором книги «Капитализм кризисов и революций: как сменяются формационные эпохи, рождаются длинные волны, умирают реставрации и наступает неомеркантилизм«.

– Василий Георгиевич, и вы, и многие ваши коллеги постоянно говорят о том, что мы сейчас стоим на пороге нового глобального финансового кризиса, вот-вот все рухнет, будет повторение 2008 года. Ваша книга об этом? Хотя даже по оглавлению понятно, что к вопросу вы подошли намного, так сказать, глобальнее и шире…

– Я считаю, что серьезно никто у нас до сих пор не исследовал природу экономических кризисов в целом, на большом материале и в динамике. Была одна работа и все. Все, что написано и сказано о том же кризисе десятилетней давности – 2008-2009 гг. – это все-таки, на мой взгляд, беллетристика. Ну, кризис, мол, случился, бывает. Кризис наступил, потом бывший президент США Обама вышел и сказал – все, кризис закончился! И, вроде, все вздохнули с облегчением – закончился кризис! Понять, исходя из этого, где и в какой точке истории мы находимся, невозможно.

– И вы предложили собственную концепцию кризисов в мировой истории? От неолита, через падение Римской империи, через XIV век к «Славной революции» и так далее?

– На этих материалах я проследил все более или менее известные волны подобных явлений, длинные волны. Тот же упомянутый вами мощнейший кризис III столетия похоронил не только Римскую империю, но и Китай. Именно после него начинается классическое Средневековье.

Кризис XIV века в массовом сознании ассоциируется прежде всего с чумой, которая выкосила от трети до половины населения Европы, но там много чего и другого было. Из этого бедственного состояния мир вышел другим, началась эпоха капитализма, развития промышленности. По большому счету, что бы нам ни говорили о «конце истории», о мире постмодерна, мы все, так или иначе, продолжаем жить в эпоху промышленного капитализма. И так будет продолжаться, видимо, еще долго. Но приходит конец мифам о неолиберализме, свободной торговле и многим, многим понятиям и вещам, тому, что нам вдалбливали в головы в последние лет тридцать…

– Вы еще в 2008 году довольно четко и ясно высказались в одном из докладов, что тогдашний кризис – никакое не случайное явление, что он быстро будет преодолен, и оказались правы. Так в какой точке истории мы, по-вашему, сейчас находимся, с прицелом, конечно, на нашу страну?

– Я говорил и сейчас это повторяю – кризис десятилетней давности дал старт множеству самых разнонаправленных процессов в мире. И он, кризис этот, не закончился ни в 2009 году, ни в следующие годы. Экономика Россия после некоторого оживления, как мы все помним, испытала потрясения 2014 года, потом был обвал 15-го и так далее. Но и мир в это время так же трясло!

Посмотрите, сегодня разворачиваются торговые войны с Китаем, США жестко «наехали» на Турцию, мы сами – российская экономика – находимся под санкциями, примеры можно множить. Отсюда и вывод – мы находимся в точке многолетнего болезненного перелома, трансформирующего мировое хозяйство и жизнь общества кризисов.

– Вы прямо обрадуете своих читателей тем, что кризисные явления не закончились и будут продолжаться и продолжаться. Какой выход из всего этого?

– Да, понимаю иронию, но это так. Если обратиться к более недавним временам, для аналогии, можно вспомнить великий кризис капитализма образца 70-х годов прошлого века. Всем известны голливудские боевики, правильно, все эти погони, перестрелки в заброшенных зданиях заводов. А вы спросите себя, откуда у киношников появилось столько декораций для съемок? Это же бывшие фабрики и заводы, которые работали в Штатах, часть была перестроена в офисы, а часть так и осталась и пригодна для съемок.

Зато мощнейший импульс в связи с переносом массового производства в Азию, прежде всего в Китай, получили эти страны. И сегодня в результате той болезненной перестройки, трансформации, мы видим и знаем мир таким, какой он есть. Кстати, выходом из того кризиса также явилось наступление эры компьютеров, мобильных телефонов, интернета и так далее.

– Это все очень коррелирует с теорией экономиста Николая Кондратьева, вы к ней часто обращаетесь, это так?

– Да, по большому счету, наш соотечественник оказался прав, вопрос лишь в распределении по времени всех этих длинных волн и циклов. Повторюсь, в нашу эпоху закончились все эти мифы о свободной торговле, даже глобализации, эти понятия ушли в прошлое и, видимо, никогда больше не вернутся. Сейчас мы видим, что глобальному лидерству США бросили вызов не только, допустим, Китай, но и ряд континентальных евразийских держав типа России, Турции, Ирана. И так будет продолжаться и дальше, и что не менее значимо – по всему миру. Наши успехи за последние годы, например, в Африке говорят о том, что соперничество разворачивается по всему миру.

– Ну если об Африке, то, кажется, мы там с китайцами теперь вынуждены будем дело иметь. И не всегда, видимо, это соперничество будет в режиме «дружба на век». Как вы эти риски оцениваете и, кстати, почему так уверенно говорите об успехах на африканском континенте?002.10.2019 image big 149972 200x123 Россия на пороге социальных преобразований– Да, конечно, надо понимать, что те же Турция, Иран, во многом Китай – никакие нам не «друзья», это вообще не та категория для подобного рода оценок. С другой стороны, взаимовыгодного сотрудничества в Евразии или на других континентах никто не отменял. Потенциал развития евразийских экономик велик и только начинает раскрываться, наши «партнеры» из-за океана это чувствуют.

Что касается Африки, то замечу лишь, что вся местная бюрократия и элита в отдельных странах чувствует себя все-таки более комфортно во взаимоотношениях с Россией, а не с другими странами. У них сильна память о временах колониализма, они тот этап пережили и не хотят возвращаться к нему.

– Вернемся к нашей экономике. Мы правильно понимаем вас, что сегодня стоим на пороге начала длинного-длинного цикла преобразований, трансформаций, который по времени может продлиться еще лет 15, а то и все 30?

– Видимо, это так. И власть осознала, похоже, этот момент, если вы посмотрите на все последние ротации тех же губернаторов, на происходящее во внутренней политике, то есть некоторые отчетливые сигналы.

– Например?

– Ускоряется переход от федеративного к унитарному государству. На самом деле, модернизация часто, модернизация экономики в том числе, практически всегда шла через участие государства. Это неправильно, когда нам говорили, что вот государство уйдет, рынок все будет решать и сам все определит. Это такой же очередной миф типа свободной торговли. Фазовый переход к новой структуре и экономики, и общественных отношений невозможен без участия государства, я убежден в этом. И наша элита увидела этот тренд и, к счастью, начала движение в правильном направлении.

– Оскомину набил этот «транзит власти» через пять лет, и все же не могу не спросить вас: вы видите какие-то новые тренды в управлении, в подходах?

– Если совсем коротко – повторения президентства Медведева, наверное, мы все-таки не увидим. Это и тогда выглядело не очень хорошим решением, а в новых обстоятельствах это тем более недопустимо.

– А что изменилось?

– Мы под санкциями и поверьте, давление на нашу страну и экономику будет только усиливаться. В 2008 году элита была в более расслабленном состоянии и могла себе позволить президента Медведева как руководителя государства, сегодня мир кардинально изменился, обстановка изменилась. Идет поиск новых управленческих кадров и лидеров, не без проблем, но процессы запущены.

Выбор, если совсем просто, стоит за возвратом к курсу на национальные интересы или продолжением курса так называемых либералов. Сегодня у нас прослеживаются две ясные и противостоящие друг другу силы, условно «государственники» и условно либеральная оппозиция. Все остальное, что мы видим в нашей современной политической жизни – это некая имитация.

– Подождите, подождите. Вы же не будете всерьез рассматривать, скажем, того же Навального или Яшина в качестве «рулевых» в стране?

– Я о другом сейчас, те, кого упомянули – за ними стоят другие силы, которые направляют их и финансируют. Я о них говорю. Соответственно борьба будет разворачиваться между теми, кто готов отстаивать национальные интересы, и теми, кто продолжает говорить о «свободном рынке», «свободной торговле», в общем весь этот либеральный набор.

Мир меняется и продолжит меняться, наступает эпоха неомеркантилизма, в которой России предстоит только найти свое место. Мы уже начали это делать, есть определенные заделы и успехи в том же сельском хозяйстве, в том же импортозамещении, необходимо дальше развиваться в этом направлении.

Как бы странно это ни прозвучало, еще раз вернусь к тезису – мы все продолжаем жить в эпоху классического товарного производства! Нас ждет эпоха длительных трансформаций и преобразований, много чего ждет на этом пути, вот об этом рассказывает книга. Уверен, интересно чтение будет не только профессионалам от экономики, но и обычному читателю, который хочет понимать и знать, в каком мире живет.

- Спасибо за беседу и успехов вашей книге!

Автор:Денис Лузин

24.10.2019

https://www.nakanune.ru/articles/115572

От редакции сайта.Нашим читателям предлагаем познакомиться с третьей частью телепрограммы, во время дискуссии в которой подтверждаются меры Правительства по подготовке управленческих кадров страны!

Вечер с Владимиром Соловьевым от 23.10.2019

З-я часть о конкурсе «Лидеров России»

https://www.youtube.com/watch?v=ruf9khfnJEM