Смелость города берёт

(К выступлению премьер-министра Израиля в Конгрессе США 24.05.11)


MironAmu Смелость города берёт

Мирон Янкелевич Амусья,

профессор физики

Победитель получает всё!

Д. Лондон, «Мексиканец».

Чем крепче нервы, тем ближе цель.

Народ

_______________________________

Израиль постоянно наполняют слухами о грозящих стране напастях и неприятностях. От сравнительно мелких, до касающихся самого факта его существования. Об этом денно и нощно пекутся СМИ, определённо информируемые политиками. Помогает и собственное растревоженное слухами воображение.

Мне иногда кажется, что нормально в Израиле существовать может лишь человек, выключивший ТВ и радио и не читающий газет. Время, суровый судия пугающих предсказаний, над ними не властно. На смену одним, по счастью не сбывшимся, приходит ворох новых, ещё более пугающих.

Сейчас полюсом страхов стали сообщения о непрестанно растущей международной изоляции Израиля и грядущем в сентябре, с неизбежностью и страхом столкновения Земли с бродячим космическим телом, провозглашении палестинской автономии «в границах 1967 г.» независимым государством, которое ООН тут же и признает. Что делать, как спастись от этой напасти, иначе как отдать немедленно и добровольно всё, чего только шпана из «руководства» автономии, ни пожелает –вот вопрос из вопросов.

Весь изрядно потускневший от бесполезной многолетней работы мозг левого либерализма выдаёт в свете угроз единственное решение – отдать, уступить, отойти, т.е. сделать всё, что требует противная сторона, и даже ещё больше, в порядке жеста особо «доброй воли». Совет этот в решающей мере диктуется страхом перед совместной силой арабов всех стран, объединение которых для Израиля крайне опасно. Сбежит Израиль – они не объединятся и оставят его в покое, ну а нет – лучше о такой перспективе даже не думать.

Мне страхи образования из автономии государства всегда казались лишёнными всяких оснований. Считаю, что государство им не нужно. Слишком эффективно уже много лет работает механизм обогащения вожаков автономии, основанный именно на непрестанной борьбе за собственную государственность, чтобы от такого золотого дна добровольно отказываться.

Тем не менее, общий шквал страшилок действует удручающе, поэтому я решил по возможности внимательно следить за ходом недавнего визита премьера Нетаньяху в США. Помимо встреч с американским Президентом, было запланировано выступление в Конгрессе.

Скажу сразу, слушая выступления в их оригинальном исполнении, а уже потом их интерпретацию, я был потрясён не столько разнообразием мнений аналитиков, что было бы более или менее естественно, сколько прямым, широко используемым враньём, абсолютно искажающим смысл сказанного президентом США и премьером Израиля, и подчас шокирующей некомпетентностью суждений.

Увы, сказанное касалось не только западных комментаторов, но и здешних, израильских, которые во что бы то ни стало утверждали наличие непреодолимых противоречий в американо-израильских отношениях. Очередной раз проявилась предвзятость СМИ, их могущество, приводящее к тому, что не просто ангажированные, но подчас абсолютно некомпетентные суждения людей, знающих «обо всём – ничего» определяют картину мира в глазах сотен миллионов людей.

Это влияние пострашнее религии, где церковный деятель в своей проповеди хоть как-то ограничен текстом, который заранее известен аудитории, и который приходится приспосабливать к собственному восприятию реальности священнослужителем. У комментаторов СМИ даже такого ограничения нет.

Ругать США, обвинять их в антиизраильском диктате стало давно, к сожалению, признаком «хорошего тона», и «аналитики» шли на прямое искажение сказанных слов, чтобы доказать мысль, с их точки зрения очевидную до и без всяких переговоров. Нехитрая мысль эта облекалась в знакомые слова о предпочтении многоцентрового мира перед одноцентровым, о необходимости Израилю искать других союзников, а не только быть столь тесно связанным с США.

Перечень других центров был очевиден – Индия, Китай, Россия. Неуместность назойливого навязывания последней в качестве нового закадычного друга Израиля иллюстрируется не только всем ходом прошлых отношений, но и тем сегодняшним примером, когда во время выступления Нетаньяху в Конгрессе США, под Москвой для «лучшего взаимопонимания» собрали «ближайших друзей» Израиля – Хамас из Газы и ФАТХ из Рамаллы.

Слушая многоцентровую болтовню аналитиков, я подумал, что большой удачей была бы их всеобщая бессрочная забастовка.Должен сказать, что даже в «первом залпе» этой встречи, выступлении Президента США в госдепартаменте, я не увидел того анти-израилизма, который ему был приписан.


BarackObama1 Смелость города берёт


Замечу, что президент должен был быть безумцем, чтобы в самом начале предвыборной президентской кампании США напрягать отношения не только с еврейским лобби этой страны, не только с заметной и влиятельной частью СМИ, но и этак с шестьюдесятью миллионами евангелистов – христиан.

В глазах этих людей жизненные интересы Израиля, вполне близкие и созвучные фундаментальным интересам США, занимают высокое место.

Разумеется, Президент США знаком с азбукой политики, и, вне зависимости от его внутренних взглядов, о чём лично мне мало что известно, должен в острых вопросах быть вполне аккуратен и не провокативен. Так оно и происходило. Помимо неоднократных упоминаний прочной дружбы народов США и Израиля, он говорил о возвращении к «линиям 1967» [1].

При этом чётко указывал на неизбежные отклонения будущих границ от этих линий, с учетом реалий, в том числе демографических, сложившихся за последние более чем сорок лет. Внятно отмечалось, что эти изменения могут быть узаконены лишь в ходе переговоров заинтересованных сторон.

Чётка и однозначна была точка зрения по поводу попытки «президента» Абасса провозгласить «государство Фаластын» без согласия Израиля, на основе поддёржке абсолютного большинства ООН.

«Такой шаг не ведёт к миру и будет отвергнут США», — был смысл комментария президента [2].

Само упоминание мифических «линий 1967 г.», даже с учётом необходимости внесения изменений в соответствии с «реалиями на местности» возмутило многих сторонников Израиля, и уже через день, выступая на собрании произраильского лобби ЭЙПАК, президенту пришлось объясняться, уточнять и ещё более смягчать злополучное утверждение. Точку в этом споре поставил израильский премьер-министр, чётко заявивший: «Израиль не вернётся к не защищаемым линиям 1967 г». Это было сказано в его речи 24 мая на объединённом заседании Палаты представителей и Сената США.

Совместные заседания палат посвящаются важнейшим вопросам в жизни США, в частности ежегодному выступлению Президента США о положении дел в стране. Весьма редко выступить на таком собрании приглашаются и иностранные гости. Транслируемые по ТВ, эти заседания представляют собой интересное зрелище, учитывая ту громадную, во многом – определяющую, роль, которую Конгресс играет в жизни США, а тем самым, и всего мира.

Отмечу – ни я, никто из моих знакомых и родных со стажем пребывания в США в тридцать и более лет ничего, даже отдалённо подобного тому приёму, который был оказан премьер-министру Израиля, не видели. На ТВ Fox News подсчитали – речь прерывалась аплодисментами более 50 раз, при этом 30 раз зал аплодировал стоя. На ТВ Fox отметили, что живейшее участие в столь тёплом приёме принимали участие не только республиканцы, но и абсолютное большинство демократов.

Этот приём определялся как самой речью, так и отношением к народу Израиля и той борьбе, которую он ведёт, пусть и непрошено, во имя не только своей безопасности, но и в обеспечение цивилизованного будущего всего человечества, да простится мне пафос. Речь Нетаньяху была блестящей по форме и манере произнесения, а также тщательно обдумана и наступательна по содержанию.

Не проситель, но равный достойный партнёр, несмотря на огромную разницу в мощи и размерах стран, стоял на трибуне перед Конгрессом. И соответственной была реакция аудитории. Уверен, что речь снискала Израилю миллионы новых друзей.Оказалось, что долгие годы анти-израильского вранья СМИ отнюдь не всесильны и не смогли изменить в целом крайне дружественного настроя народа США к Израилю.

Я намеренно говорю о народе США, превалирующие мнения в котором Конгресс несомненно выражает. Ведь избирают в Конгресс не по списку какой-то партии, но конкретного человека, хоть и принадлежащего, как правило, к какой-либо партии и придерживающегося определённой системы взглядов. Это не политические назначенцы из общего списка партии, лично зависящие в первую очередь от своего лидера и в десятую или двадцатую – от избирателя.

Помню это по своему отнюдь не кратковременному пребыванию в США, когда почти каждый, сколь-нибудь существенный вопрос, например, о финансировании данного научного учреждения, завершался призывом или решением идти к своему конгрессмену или даже сенатору. Связь членов конгресса со своими избирателями весьма тесная.

Способом своего избрания и определяемой этим независимостью от Президента, Конгресс США принципиально отличается от российской Думы, да и израильского Кнессета. Индивидуально выбранных людей не заставишь вскакивать и аплодировать по указке партбосса. А как кто реагировал, фиксировала запись ТВ [3].

В своих реакциях и решениях они руководствуются в первую очередь мнением избирателя, без достаточно широкой поддержки которого в Конгресс не попадёшь и там не удержаться [4].


Netanijagu Смелость города берёт


Речь Нетаньяху, помимо чёткого «нет» отступлению к линиям 1967 г, столь часто ещё недавно даже представителями Израиля именовавшихся мифическим «границам 1967 г.», содержала «нет» возврату так называемых палестинских беженцев [5] на территорию Израиля и «нет» попытке раздела Иерусалима.

Открыто и чётко было указано, что отсутствует какое-либо сходство между Израилем и колонизаторами, захватывавшими чужие земли: «В Иудеи и Самарии еврейский народ не иностранный оккупант. Мы не британцы в Индии и не бельгийцы в Конго».

Замечу, что эти примеры не абстрактны, а указывают на определённые страны, в первую очередь, Великобританию, к которой у Израиля длинный счёт хорошо обоснованных претензий ещё со времён Британского мандата на управление Палестиной.

Премьер мог смело добавить, что не чужаком является еврейский народ и в Газе.

Он пояснил, что лишь желание мира понуждает обсуждать возможность отдачи земель, исторически принадлежавших народу Израиля. Это большая, и, на мой взгляд, вовсе не обязательная жертва. Обоснование этой точки зрения увело бы далеко в сторону от темы данной заметки. Напомню лишь, что совсем недавно правительство Израиля уступило «мировой общественности», требовавшей «жеста доброй воли», т. е. односторонней уступки главарям палестинской автономии.

Я имею в виду не оправданное никакими международными законами запрещение еврейского строительства в Иудее и Самарии сроком на десять месяцев. Болезненная уступка имела своим результатом лишь возросшие требования, отнюдь не просьбы, со стороны вожаков автономии.

Должен сказать, что такого прямого и достойного изложения политики Израиля на столь высоком властном уровне я не слышал никогда. Обычно израильская дипломатия старается, к стыду и сожалению, не очень раздражать «мировую общественность» своими «нет», не злить её и ей не противоречить. Здесь же противоречие было не только с «общественностью», но и впрямую – с администрацией США, притом не только с Государственным департаментом, но и в определённой мере с Президентом США.

Говорят, что нынешний президент США злопамятен, и, если воспримет происшедшее как обиду, пополнит список своих врагов ещё одним именем. Не думаю, что кротостью и снисхождением к своим противникам отличались его приверженцы, да и лидеры других стран.

Я читал у Ю. Неемана, да и слышал от него, что госсекретарь Киссинджер прилагал значительнейшие усилия, вплоть до шантажа, чтобы предотвращать прямое обращение руководства Израиля к народу США, т. е. его Конгрессу.

При этом он нередко просто искажал реальные факты, с тем, чтобы сохранить свободу маневрирования отнюдь не в пользу Израиля, а во имя того, что он считал приоритетом США в международных делах. Именно гневом и местью администрации пугал премьера Рабина хитрый Киссинджер.

Впервые речью Нетаньяху правительство Израиля этот негласный запрет и собственный страх переступило. Уверен, что к добру. Желание мести – сильное чувство, но целесообразность тех или иных действий в свете интересов предстоящих выборов – важнее. Они-то в конечном итоге и будут определять действия администрации США.

А направленность этих интересов и проявилась в приёме Нетаньяху Конгрессом США. Можно, конечно долго гадать о том, что произойдёт, добейся Обама переизбрания на второй срок. Но ведь важные для него интересы его партии простираются во времени гораздо дальше ноября 2012 г.

Приятно сознавать, что Конгресс все «нет» Израиля принял с пониманием, овацией, поддержал его требование полной демилитаризации будущего государства Фаластын. Конгресс оценил также предложение Нетаньяху мира соседям [6], в ответ на признание и надёжный, гарантированный мир с их стороны. Премьер-министр Израиля сказал: «Я встал перед моим народом, и, говорю вам, мне это было нелегко, сказал ”Я признаю палестинское государство”. Пришла пора президенту Аббасу стать перед своим народом и сказать “Я признаю еврейское государство”. Эти четыре слова изменят историю».

Это важное положение, которое хочу прокомментировать. Считаю, что Кнессет обязан позаботиться о том, чтобы одного согласия премьер-министра было бы не достаточно для столь важного, судьбоносного для Израиля, решения. Здесь определённо должно быть испрошено согласие народа конкретно по такому вопросу. Другое дело, что вероятность произнесения этих слов Аббасом или ему подобным близка к нулю.

Многие, практически все левые, убеждены, что на предложенные условия, включающие три «нет», на признание еврейскости Израиля и саморазоружение будущего Фалястына, расположение израильских войск в иорданской долине, Аббас и ему подобные не пойдут. Примечательно, что леваков не останавливает и даже не настораживает уже высказанное Аббасом требование устранить из будущего палестинского государства всех евреев – это считается приемлемым и не препятствующим «серьёзным» мирным переговорам.

Под «серьёзными» леваки понимают безоговорочное отступление Израиля, возвращение на его территорию полчищ псевдобеженцев, раздел Иерусалима. Об этом прямо говорил уже после выступления Нетаньяху в Конгрессе США временный лидер «рабочей» партии Авода, бывший генерал и министр обороны Бен Элиэзер на собрании этой самой Аводы. Воистину, левизна это вовсе не детская болезнь, а опаснейшая политическая чума.

Без смеха невозможно было слушать и лидера парламентской оппозиции г-жу Ливни, которую видение всё удаляющегося от неё премьерского кресла просто нацело лишило разума и здравого смысла. Ведь только в такой ситуации премьера Нетаньяху можно обвинить в потере союзников и политике, приводящей Израиль к изоляции на мировой арене. Не знаю я, что Ливни понимает под словом «изоляция», может что-нибудь чисто электротехническое. Но говорить об изоляции политической как о чём-то новом определённо нет оснований. Да и открыто подтвердилось наличие весьма сильного друга.

Можно возразить – подумаешь, США, меньше 5% населения и 20% мирового производства! А остальной мир, дескать, весь против Израиля. Отвечу, что не вижу подтверждения такой точке зрения «на местности». Кроме того, вспоминаю читанную историю про то, как Екатерина II уговаривала Вольтера переехать в Россию, где сулила ему множество поклонников и новых друзей. Не сомневаясь в правдивости обещания, Вольтер обосновал отказ опасением потерять уважение незначительного меньшинства. «Но именно его-то мнение для меня решающе важно»,- отметил он в письме-отказе [7].

Годами леваки буквально шантажируют патриотов Израиля требованием представить положительную программу примирения с арабами палестинской автономии. Абсолютно не считаясь с тщетностью всех предыдущих подобных программ, они по-прежнему видят единственный выход в необходимости отступить к «границам 1967 г.», разрушить еврейские посёлки в Иудее и Самарии, как им это удалось в 2005 волей и руками, скорее всего просто потерявшего к тому времени рассудок, А. Шарона.

Примечательно, что, считая со стороны Израиля всякие «нет» запретными, они мало возражали против провозглашённого в 1967 г. арабскими странами в Хартумской декларации принципа «трёх нет» — миру с Израилем, признанию Израиля, переговорам с Израилем.

Замечу, что запретное «нет», по меткому замечанию члена-корреспондента АН СССР И. С. Шкловского, основа фундаментальных законов природы.

Отвечая на просьбу знаменитого кинорежиссёра Феллини кратко описать суть наиболее важных законов природы, знаменитый астрофизик ответил, что она — в запретах, важнейшим из которых является «нет» возможности создания вечного двигателя или производства энергии из ничего.

Статью о «Вашингтонском турнире» серьёзный обозреватель газеты Boston Globe Джефф Якоби назвал «Много шума от Биби и Барака» [8]. Уверен, что он глубоко ошибается. Впервые во взаимодействии двух стран премьер Израиля прямо и открыто обратился к американскому народу. Мир ответ услышал и увидел. И пренебречь этим не удастся ни старушке Европе, ни России.

Думаю, что устранение, по инициативе и под давлением Канады, из обращения стран Большой восьмёрки к Израилю и автономии всякого упоминания «линий 1967 г.» — отголосок результатов «Вашингтонского турнира».

Конечно, можно сказать, что речами дело не исчерпывается, что нужно воплощение их в дела. Это верно. Но ведь сначала было слово, не правда ли?

Иерусалим

Передано автором 03 июня 2011 г. на

сайт Электронный научный семинар, и помещено там

http://www.elektron2000.com/amusja_0250.html

________________________________

[1] Этот эвфемизм подразумевает линию прекращения огня 1949 г. в войне Израиля за независимость. Годы эту линию пытались, без даже минимальных юридических оснований, называть «границами 1967 г.». Разница между линией и границей, разумеется, огромная.

[2] Говорю о том, что слышал и чётко понимал сам, без помощи даже синхронного переводчика.

[3] Я выражаю искреннее соболезнование израильским комментаторам и обозревателям, которым приходилось столь часто видеть в процессе трансляции речи премьера ненавистную им его супругу Сару, как им известно, помыкающую всем аппаратом премьера, диктующую внешнюю и внутреннюю политику страны, и пишущую для премьера его речи. Несомненно, её платье зелёного цвета было ниже всякой критики. Я не шаржирую. Всю эту чушь за подписями видных обозревателей сам читал. Воистину, мелкая злоба делает людей, надеюсь, для них не предумышленно, просто смешными.

[4] Было забавно читать комментарий на реакцию Конгресса некоей г-жи Шаинской, одного из видных русскоговорящих леваков. Она уподобила это съезду КПСС. Что делать, если пробыв столько лет вне СССР и России, она разницы так и не поняла. Воистину, желая наказать, Бог лишает разума. Об этом же свидетельствует её развёрнутый комментарий.

[5] По принятому ООН определению «беженец», к ним относится едва ли 10% тех, кого сейчас относят к категории «палестинских беженцев».

[6] Называть соседей сводными или двоюродными историческими братьями нет, как я себе представляю, нет никаких исторических или религиозных причин.

[7] Цитирую прочитанное по памяти.

[8] «Much ado about Bibi and Barack» прямо отсылает к шекспировскому «Much ado about nothing» – «Много шума из ничего»

___________________________________

Справка

АМУСЬЯ Мирон Янкелевич, родился 18 ноября 1934 г. в Ленинграде, окончил Кораблестроительный институт и Университет, инженер-механик и физик-теоретик, доктор физико-математических наук, профессор физики. С 1998 профессор Еврейского университета в Иерусалиме.

Главный научный сотрудник ФТИ им А. Ф. Иоффе, действительный член РАЕН. В ФТИ с августа 1958 г. В 1990 г. получил премию А. фон Гумбольдта, в 1992 избран на год иностранным членом Аргоновской национальной лаборатории, а в 1993 – Объединённого института лабораторной астрофизики, с 1995 – избранный член Американского физического общества, с 1998 — заслуженный ассоциированный член центра Теоретических исследований Физических систем университета Кларк-Атланта. Получил медали Б. П. Константинова ФТИ им. Иоффе, и П. Л. Капицы РАЕН.

Амусья — автор и соавтор более 450 публикаций в реферируемых журналах, двенадцати монографий и сотен докладов, включая многие приглашённые, на международных, всесоюзных и российских конференциях. Создал школу теоретической атомной физики, имеющую международное признание, положившую начало и продолжающую исследование роли электронных корреляций в атомных процессах. Им подготовлено 25 кандидатов наук, 12 из которых стали докторами наук, профессорами, имеют своих учеников и международные награды. Член редколлегий нескольких международных журналов и ряда оргкомитетов конференций.

Основные научные интересы сосредоточены в области теории многих тел в применение к атомам, ядрам, молекулам, кластерам и конденсированному состоянию, где им самим и совместно с учениками получены общепризнанные и основополающие результаты.

Был гостем — профессором многих научно-образовательных центров, включая университеты Гарварда (США), Франкфурта (ФРГ), Парижа, Орхуса (Дания), Иерусалима, Имперский колледж Лондона, Институт физических и химических исследований в Токио (Япония) и др. Выступал с множеством докладов на семинарах и коллоквиумах в зличных научных и учебных центрах по всему миру.

Заметное внимание уделяет общественно – научной деятельности, являясь членом управляющего совета организации «Евронаука», и членом Санкт-Петербургского союза учёных. Автор более шестисот публицистических статей и интервью в обычных и электронных СМИ.

М.Амусья