Сорняки Запада его же губят

Микаэль Празан: не понимаю, как страны Прибалтики могли принять в ЕС / Фото: CCLJ20.12.2018 440873ba6467b327796f2 200x112 Сорняки Запада его же губятПрезентация доклада «Наследие Второй мировой войны в странах Балтии», подготовленного фондом «Историческая память», снова высветила проблему героизации нацизма в Прибалтике.

********

В России о реабилитации в Литве, Латвии и Эстонии нацистов и их пособников говорят постоянно, однако в США и Западной Европе эту тему предпочитают не поднимать.

Остается ли для современного Запада неприемлемой нацистская идеология и почему европейцы игнорируют ее ростки в Прибалтике и на Украине, аналитический портал RuBaltic.Ru рассказал Микаэль ПРАЗАН — французский писатель, историк и режиссер, автор фильмов «Айнзацгруппы, команды смерти» (2009), «Das Reich: дивизия СС во Франции» (2015), «Путешествие из Обре» (2017) и других.

— Г-н Празан, сохраняется ли в западном обществе консенсус относительно абсолютного неприятия нацистской идеологии и недопустимости реабилитации теории и практик нацизма?

— Конечно. Современная Западная Европа сформирована целиком и полностью под влиянием той травмы, которую нанес ей нацизм: и в территориальном и в политическом планах, и в философском смысле.

Европейская идея построена на принципе «никогда больше». Основные ее положения возникли как реакция на гитлеровский тоталитаризм: права человека, гражданские свободы, создание общего свободного пространства с целью свести на нет возможность войны. Это обеспечивается некоторыми важными маркерами: памятными датами, мемориальными местами, образовательными программами в школах и так далее.

К тому же в европейских странах существуют законы, предусматривающие уголовное наказание за расовую ненависть или отрицание Холокоста, например, закон Гессо во Франции. Весь этот инструментарий является непосредственным наследием Второй мировой войны и победы над Третьим рейхом.

— Рост популярности «правых популистов» на Западе (Дональд Трамп, «Альтернатива для Германии», «Истинные финны» и т.п.) их оппоненты называют возрождением фашизма. Релевантно ли, на Ваш взгляд, такое сравнение?

— Нет. Их нельзя сравнивать. Сейчас другое время, да и политические средства они используют другие, в том числе для выражения протеста. Тут надо, скорее, говорить о «популизме». И под такое определение попадают многие политические течения как среди ультраправых, так и среди левых. Они возникли недавно в связи с кризисом институтов общественной демократии на краях различных электоральных полей.

Такие движения пришли к власти в Италии, кое-где на востоке Европы, на недавно присоединенных к Евросоюзу территориях. Конечно, это фактор, в отношении которого надо серьезно насторожиться, но говорить, что это возрождение фашизма, некорректно.

— Сегодняшняя Украина следует куда более правым курсом, чем страны Запада, там подвергаются дискриминации языки национальных меньшинств, запрещаются их школы, проводится героизация нацистских пособников. В государственном перевороте 2014 года решающую роль сыграли экстремистские группировки, прямо проводящие преемственность с нацизмом и украинскими коллаборационистами. Почему при всей многочисленности разговоров об Украине на Западе об этом почти не упоминается? Сорняки Запада его же губят— Случай Украины, несомненно, представляет большую проблему. Но он, увы, не уникален на европейском пространстве. В 2008 году я был свидетелем огромного шествия во Львове в честь дивизии СС «Галичина» и УПА Степана Бандеры (Украинской повстанческой армии — организация, запрещенная в России — прим. RuBaltic.Ru). Также я увидел многочисленные мемориалы в честь бойцов УПА, видел, как государство чествует тех, кто совершал преступления против человечества.

Тогда я написал большую статью в газете Le Monde, где, в частности, заявил, что если Украина собирается интегрироваться в Европейский союз (тогда уже шли разговоры на эту тему), она обязательно должна в первую очередь покончить с подобной практикой. На меня посыпались письма, в том числе с угрозами физической расправы, поскольку статью очень быстро перевели, а перевод разместили в интернете.Угрожал мне, главным образом, «западный» лагерь украинцев — так сказать, «рожденные в оранжевой революции».

Все меня обвиняли в том, что я или проплачен ФСБ, или просто рассказываю сказки. Посол Украины во Франции потребовал от Le Monde официального опровержения моей статьи.Тогда я понял, что такая страна, как Украина, не готова к диалогу, и что менталитет этих людей не готов к демократии. Во Франции же реакция на мою статью была весьма слабой. Надо сказать, что в плане европейской интеграции на Украине ничего не изменилось к лучшему с тех пор…

— В прошлом году президент Франции Эммануэль Макрон и крупные европейские издания говорили о возрождении нацизма в Польше, потому что на марше в честь Дня независимости были замечены люди с нацистскими символами. В Латвии шествия легионеров СС проводятся десятилетиями. Почему в польском случае в Европе обращают внимание на происходящее, а в латвийском — нет?

— А вот это настоящая проблема. И я не понимаю, как страны Прибалтики, из года в год чествующие нацистских пособников, искажающие в школьных учебниках события, которые произошли на их территории, в особенности их весьма активное участие в истреблении евреев, могли быть приняты в Европейский союз и продолжают все это практиковать.Проблема Евросоюза в том, что он начинает забывать о некоторых своих нравственных основах в пользу политической и экономической выгоды, которой объясняется эта булимия с интеграцией. Я лично считаю, что это очень большая ошибка.

А вот в Польше ситуация немного другая. Внутри этой страны на протяжении всей истории и в силу географических особенностей всегда существовали различные противоречивые течения. Поэтому там происходили как скачки демократического развития, выводившие эту страну практически на уровень западной демократии, так и откаты назад под влиянием популистских авторитарных и устаревших тенденций. Да, сейчас ситуация не очень благоприятная, но я верю в Польшу, чего, например, не могу сказать о Литве.

— Знают ли в западных странах о фактах реабилитации нацизма и героизации нацистских преступников в странах Балтии? Если да, то почему об этом почти не говорят?

— К сожалению, сейчас в Европе очень много проблем социального и экономического характера. Оспаривается даже сама идея единой Европы. Поэтому люди заняты своими проблемами и очень редко обращают внимание на окраины, в частности, на все эти страны.В Европе практически не говорят о происходящих там девиациях исторической памяти, если исключить какие-то специализированные публикации.Можно ли это назвать незнанием? Безразличием, закрыванием глаз с целью не входить в обсуждение подобной тематики? Думаю, и то, и другое.

— Как лично Вы относитесь к слетам и маршам ветеранов СС, распространению нацистской символики, героизации коллаборационистов и тому подобным фактам реабилитации нацизма в Прибалтике?

— Это катастрофа! И я уже говорил об этом прежде.

— Должны ли европейцы активно бороться с фашистскими тенденциями на восточной периферии Евросоюза? Какие методы они могли бы использовать для того, чтобы повлиять на правительства стран Балтии или Украины?

— Я считаю, что нужно реально посмотреть на вещи и заявить правительствам всех этих государств, что их восхваления нацистов несовместимы с европейской идеей. У Евросоюза есть средства донести свою мысль дипломатического, экономического и политического характера. Есть и аргументы морального плана. Почему этого не делают? Я уже много лет задаюсь этим вопросом…

Автор: Александр Носович

20.12.2018

https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/20122018-mikael-prazan-ne-ponimayu-kak-strany-pribaltiki-mogli-prinyat-v-es/