Триста дней

4.12.2017 Ierusalim images 200x132 Триста дней(К президентству Трампа – взгляд из Иерусалима)

 

От редакции сайта. Бывшие советские граждане рассеялись по всему миру после развала Советского Союза.

Их политический и идеологический багаж знаний определяет нынешнюю позицию и высказывания.

Тем и интересен этот материал от гражданина Израиля со многими оценками, которые редакция не разделяет.

*******

 

Плохому танцору

всегда штаны мешают

Народ

 

Я стараюсь придерживаться принципа – не совать нос не в свои дела, не обсуждать правильность выбора народа другой страны (если это, разумеется, выбор), не советовать другим, как им следует «реорганизовать свой Рабкрин». Всегда испытываю раздражение, когда читаю острую критику в адрес правительства Израиля, идущую от иностранцев, пусть и евреев. Обычно сразу видно, что они «не в курсе», что чтение газет и слушание ТВ, Радио, или даже близких родственников не заменяет личного присутствия, которое только одно создаёт ощущение «это моё». А без этого ощущения писать о делах в стране, на мой взгляд, просто неприлично.

Из-за этого «письма из далека» и «советы постороннего» с их указаниями, кого надо добить, а кого – срочно выселить, с объяснениями – «вас продали и обманули», вызывают огорчение и раздражение. Как разговоры евнуха про любовь. Эта моя норма для других одновременно означает жёсткое требование к себе – не лезь с непрошенными советами, посторонними идеями и т.п.

Сказанное не означает, что у меня нет определённого мнения по поводу происходящего в других странах, в особенности в США, наиболее сильной державе, которая по праву может и должна играть роль международного полицейского. Мнение моё базируется на прочитанном, услышанном, продуманном, но, разумеется, не прочувствованном. Поэтому я предпочитаю это мнение держать при себе, за исключением международных аспектов деятельности руководства США, в первую очередь конгресса и президента.

Когда год назад шли выборы, я был неприятно поражён тем единодушием, которое проявляли бывшие советские евреи в односторонней агитации при выборах 45го президента США. Единодушие меня всегда пугает. А тут происходило буквально приветствие приходящего Мессии. Малейшая критика Трампа отвергалась. Помню поток корреспонденций Г. Гуревича, Э. Шифриной, И. Гиндлера, Ю. Моора-Мурадова, Б. Гулько. С. Тучинская пела оды даже уже не Трампу, а платью его жены. Было и несчётное множество других, менее известных. Писатель А. Тарн торопливо отождествил Трампа с Джоном Галтом — героем романа «Атлант расправляет плечи», и приветствовал его приход из романа в наш мало-романический мир.

Признаюсь, мне не нравились, на основе прочитанного, услышанного, в том числе и от знакомых, и увиденного по ТВ оба финалиста президентской гонки. И если у демократов, помимо Клинтон, фигурировал лишь полу-коммунистический динозавр Сандерс, выбор у республиканцев казался большим и хорошим. Однако я ясно понимал, что выбор в США – не моё дело. Кроме того, я знаю, что американская публика может позволить себе роскошь — разок поэкспериментировать. Ведь через четыре года, а то и раньше избиратели президента могут сменить.

Однако результаты президентских выборов в США весьма важны для Израиля, и тем самым, мне совершенно не безразличны. В поддержке населения США сомнений мало, а потому обычно воспринимаю моральную поддержку Конгрессом США как данность. Но внешнеполитическая арена – прерогатива президента, и здесь поддержка населения не всегда отражается в конкретных действиях президента. В истории американо-израильских отношений тому есть несколько огорчительных примеров.

Пожалуй, ни с кем из президентов США не связывались в Израиле такие большие надежды на кардинальное улучшение отношений между этими двумя странами, как с Трампом. Израиль давно уже не нуждается в финансовой поддержке, почти не зависит от технологической помощи США. Никогда американцам не приходилось не только воевать за Израиль, но даже размещать свои военные базы на его территории с тем, чтобы быть готовыми вмешаться в случае крайней необходимости для защиты Израиля при неблагоприятном для него развитии событий в возможном военном столкновении с буйными и недружелюбными соседями. Многие здесь хорошо помнят, что при президенте Обаме США даже один раз отошли от привычной и ставшей традиционной политики наложения вето на антиизраильские резолюции в СБ ООН.

9.11.2016 Tramp 1 f36e49cd1 200x133 Триста дней

В ходе предвыборной кампании будущий президент Трамп не скупился на обещания поддержки Израиля, центральными из которых были перевод посольства США в Иерусалим и отмена «ядерного» соглашения с Ираном.

Очевидно нелёгкий, перенос посольства даже таким привычно во всём сомневающимся, как я, не представлялся чем-либо невозможным.

Услужливая молва расцвечивала это обещание и сообщением о зяте-еврее, который вскоре стал главным советником президента, и его жене, принявшей иудаизм и замечательно готовившей хоменташи.

Недостатка в президентском зяте-еврее я не испытывал – это имела и конкурирующая сторона. Не проймёшь меня и хоменташами, неким аналогом легендарной фаршированной рыбы, в верности которой кто только не клялся.

Признаюсь, я ждал, что новый президент поставит на место всю эту шайку, которая руководит так называемой «палестинской автономией», оторвёт их если не от общемировой, то по крайней мере, от американской соски. Мечтал я и о том, что может новый президент, трезво взглянув на мир, поймёт первым из лидеров мировых держав, что разрешение еврейско-арабского конфликта не есть важнейший шаг в успокоении бурного современного мира, а один из мелких его вопросов. Думал я, что после нескончаемых прилётов Керри, аэропорт Бен Гурион просто отдохнёт от визитов государственного секретаря США. Ему же здесь просто нечего делать.

Оставленные без внешнего прикорма, «автономные бандиты» поймут, наконец, что «свобода есть осознанная необходимость», признают, что евреи тут навсегда, и начнут жить, как нормальные люди. Ведь на основе анализа результатов бесплодных усилий многих десятилетий по разрешению неразрешимого конфликта можно было ясно увидеть, что миротворчество не примиряет стороны, а поощряет арабский террор. Можно было понять причины этого лишь кажущегося непонятным явления, и принять, что надо в этом вопросе самим просто отойти и заставить отойти других посторонних.

«Как я ошибся, как наказан»,- писал поэт. Я это к тому, что, хотя США в ООН представляет сейчас человек, явно и открыто симпатизирующая Израилю, она, уважаемая Никки Хейли, не может сама пересилить мощные ветры из властных коридоров Белого дома, которые начали явно дуть в не нравящуюся мне сторону.

Почти сразу, в пределах пресловутых ста дней, которые людской молвой даются новому президенту для адаптации к высокому посту, стало ясно, что перенос посольства в Иерусалим откладывается как минимум ещё на полгода – «квант времени», давно установленный для этой цели конгрессом США. Вместо этого, в тот же период гостем Белого дома оказался пресловутый Абу Мазен, которому, как мне казалось, там просто делать нечего. Но его принял президент, и они явно о чём-то договорились.

Прошло сто дней, которые пропагандисты, приведенные выше и другие, отмечали как период больших достижений. Мне, конечно, трудно, да и не нужно разбираться во внутри-американских проблемах, вроде системы медицинского страхования. Я высоко оценил освобождение США от ограничений в добыче своей нефти и производстве сланцевой. Это пока, однако, не привело к снижению цен на нефть и газ на международном рынке. С другой стороны, попытки безоглядных сторонников президента Трампа связать с его деятельностью улучшение ряда экономических показателей США вызывают сомнения – за 100 дней такую экономику, как американская, существенно не изменишь. Про перенос посольства апологеты разъяснили, что, мол, дело сложное, ещё немного, ещё чуть-чуть. Некоторые из приведенного выше списка дописались до того, что в задержке переноса обвинили руководство Израиля, в первую очередь, разумеется, главу правительства Б. Нетаньяху. Он, будто бы, через свои каналы обращался с просьбой к президенту США попридержать коней, и не будить лихо, пока оно спит. Однако для подозрений в адрес правительства Израиля нет ровно никаких оснований, тем более, что местное лихо давно страдает бессонницей.

Прошло уже не сто, а триста дней. Можно подвести некоторые итоги. К сожалению, сказать даже малое – «на нашем фронте без перемен», не могу. Налицо явное ухудшение ситуации. Конечно, приятно что дочь посла США в Израиле почтила флаг нашей страны. Но это явно меркнет на фоне приезда к нам, для очередного раунда улаживания арабо-израильского конфликта, зятя президента США Д. Кушнера, старшего советника президента США. Очевидно, что ни на какой разумный план урегулирования автономные бандиты из шайки Абу Мазена не пойдут. Признаться, что он в своих неудачах в этом вопросе идёт след в след за своими предшественниками, новый президент не захочет. В такой ситуации естественно ждать какого-нибудь давления на Израиль – из бьющего по самолюбию, но доказавшего свою неэффективность арсенала назначений дат «примирения», запретов нового строительства, и всевозможных «жестов доброй воли», из которых самый распространённый — выпуск бандитов-террористов из тюрьмы на свободу.

На прошлой неделе официальные лица США заявили, что миссия Организации освобождения Палестины (ООП) не может оставаться открытой, поскольку палестинцы нарушили положение в законе США, требующем закрытия офиса, если «палестинцы» попытаются через Международный уголовный суд преследовать в судебном порядке израильтян. Я вести отчаянно обрадовался. Эту миссию давно следовало закрыть по многим причинам, и такой шаг едва ли привёл бы к взрыву в американо-арабских отношениях. Однако стоило «автономии» пригрозить прекращением переговоров с США (sic!), как государственный департамент пошёл на попятный, и сообщил крайне мягкие условия для сохранения этой злополучной миссии открытой.

С определённой тревогой ждут сейчас в Израиле приезда Кушнера и появления очередного плана «примирения сторон». Сама по себе идея, что есть «две стороны конфликта», а не почти непрерывные нападения бандитов-террористов на израильтян, несправедлива и вызывает глубокую обиду. Конечно, подобное говорилось и ранее, даже «дорожную карту» для примирения сторон сочиняли. Но на этот раз была надежда на новый подход в этом, лишь на первый взгляд филологическом, вопросе. Надежда эта поддерживалась самим Трампом, и когда он шёл в президенты, и когда он им уже стал, и несчётными «агитаторами — горланами», имена некоторых из которых я привёл выше. А когда дело касается надежды, то всегда «лучше не знаться, чем расстаться».

Мне импонировал предвыборный лозунг Трампа – «Сделаем Америку вновь великой!». Величие страны определяется в первую очередь её экономикой, социальной политикой, уровнем и продолжительностью жизни её граждан. Достижения США в этих областях общеизвестны, но они не являются результатом каких-то кратковременных усилий – промежуток времени ни в сто, ни даже в триста дней здесь не заметен. Величие США состоит и в следовании в политике, в первую очередь – внешней – определённым принципам – личной свободы человека, поддержки демократической системы правления в других странах.

Обязанность США – поддерживать мировой порядок, гарантируя своею силой то, что в мире не воцарятся бандитские разборки, и не расцветут межгосударственные отношения, напоминающие то, что характерно для подворотен городских трущоб. Для проявления величия в таком важном деле нужна сила, которая была не очень в чести у прошлого президента. Трамп обещал резко увеличить финансирование вооруженных сил, подразумевалось – и в определённой мере предоставить им право вести себя более активно на мировой арене.

Действия вооруженных сил требуют постановки им цели, что есть право и обязанность руководства страны. Важным моментом был обстрел 60ю американскими «Томогавками» военной базы Асада в ответ на применение им химического оружия. Всё мировое хулиганьё, в первую очередь, президент-убийца Асад, затаило дыхание с немым вопросом» «Что будет?!». А дальше не было ровно ничего. Более того, США потихоньку начали сокращать помощь тем, кого ранее поддерживали, и в итоге выкатились почти полностью из Сирии.

Ранее казалось, что руководство США понимает, что в попытке лечить болезнь надо устранять причины, а не только как-то реагировать на её проявления. Ан, нет. В главных врагах нынче ходит явно вторичный ИГИЛ, и, да простит меня национальное самолюбие северокорейцев, недоразвитая, тоже вторичная, КНДР. Авианосная группа, пугая эту страну, ходила туда-сюда, твиттеры рассылали по всему миру обзывалки вроде «человек-ракета» в адрес корейского Кыма. А сухой остаток – в оперативно-тактическом распоряжении КНДР оказалась ракета с полётной дальностью более 10000 км, которую недоразвитая страна просто неспособна произвести. Да ещё мобильные установки для запуска ракет.

Всё это, однако, от Израиля далеко. А вот Сирия – близка. И уход оттуда США сделал возможным укрепление тамошних позиций Ирана и России. Дефекты в отношениях США с Египтом привели к соглашению о возможности для военной авиации России пользоваться аэродромами Египта. Такого не было ранее никогда. Ситуация весьма неприятная в целом, потому что страны, где базы расположены, обоснованно рассчитывают на помощь и прикрытие страны-хозяина баз. В предвыборный период Трамп обещал отменить договор с Ираном, открывающий ему в будущем путь к ядерному оружию. Но допустил существенное усиление его же наземных сил. Даже без прямого вмешательства в дела Израиля со стороны хозяев баз, само их присутствие поднимает дух и вселяет надежду на реванш в буйных соседей, борьба с которыми заметно осложнилась, и, видно, на долгий срок. Недавно председатель комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктор Бондарев сказал: «Наши военные базы в Сирии, в Хмеймиме, в Тартусе, на сегодняшний день планируется оставить после завершения контртеррористической операции, а значит, нам следует уделять внимание их дальнейшему развитию».

Определённое недовольство у меня возникает от манеры договариваться напрямую, в рамках переговоров США — Россия, по вопросам, которые важны и для ряда других стран. Подобное в какой-то мере было уместно в 1945, в Ялте. Оно было понятно и в последующие годы, поскольку учитывало огромную мощь СССР, вполне сравнимую с мощью США. Однако иногда и в тот период президент США находил в себе силы сказать «В Берлине сила встретит силу», или добиться вывода советских ракет с Кубы. В памяти и ситуации твёрдой позиции США, говорящей о готовности защитить Израиль от нападения СССР военной силой.

Конечно, многое изменилось с тех пор – нет СССР, резко уменьшилась сила его правопреемника – РФ – в сравнении с американской. Усилился несказанно Израиль, ослабли соседи – Египет и Сирия. Тем более трудно понять появление совместного заявления президентов США и России от 11 ноября, в котором говорится о важности совместной борьбы с ИГИЛ, и уже достигнутых успехах в этой борьбе. Говорится в заявлении и о том, что «конфликт в Сирии не имеет военного решения», но ни слова о появлении военных баз Ирана и РФ в асадовской Сирии. Судьба Асада как человека, виновного в гибели сотен тысяч сирийцев, даже не ставится под сомнение – он президент, и может быть переизбран на новый срок, с чем, выходит, теперь согласен президент Трамп.

Я сознательно пишу о том, что есть несомненный факт, и что не может быть изобретением прессы. Хотя, замечу, и западная пресса вовсе не всегда врёт, вопреки мнению упорных сторонников Трампа.

Коснусь и новых слухов о переносе посольства США в Иерусалим, относимых мною пока к разряду «надежды юношей питают, отраду старым подают», и массово рассылаемых по сети. Основой стали слова вице-президента Пенса на праздновании семидесятилетия принятия плана раздела Палестины 29.11.1947: «Пока мы здесь говорим, президент Трамп активно рассматривает, когда и как переместить американское посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. И президент Трамп также привержен окончательному установлению мира в израильско-палестинском конфликте. Как сказал президент Трамп, «мы хотим, чтобы у Израиля был мир», и в последние месяцы мы достигли ценного прогресса в достижении этой благородной цели. И хотя компромисс будет необходим, вы можете быть уверены — президент Трамп никогда не поставит под угрозу безопасность и безопасность еврейского государства Израиль». Однако пресс-секретарь президента США буквально через день сказала, опровергая радость, что «это преждевременное сообщение. Нам нечего объявить».

Как на упомянутые в заметке опасения, в первую очередь на резкое уменьшение участия США в делах Ближнего Востока, реагируют убеждённые сторонники Трампа? Внешне – никак. Делают вид, что в упор не видят проблемы. В этом смысле показательна недавняя большая статья упомянутого мною в самом начале заметки Г. Гуревича «Америка – год спустя». Там вообще ничего нет о внешней политике Трампа. Статья написана, увы, в традициях приснопамятного «Блокнота агитатора». Много в ней умолчаний, передержек и легко оспоримых утверждений. Там, к примеру, говорится, что «99% сторонников Трампа и 84% сторонников Республиканской партии одобрили работу президента». Сами по себе цифры 99% и 84% до фельетонности не американские. А вот что пишет 16.11.17 председатель израильского отделения Республиканской партии Марк Цель: «Прошедший с тех пор год оказался не менее бурным, чем период накануне выборов: вызывающие недоумение назначения и стремительные увольнения, грозные заявления, перекрестные допросы и борьба с республиканским истеблишментом. Все это не могло не сказаться на общественном имидже президента. Не случайно его поддержка опустилась едва ли не до самого низкого уровня в истории».

Весь этот год в США шла борьба межу конгрессом и президентом. Одно из важнейших решений Конгресса – закон о дополнительных санкциях против России и Ирана, был введён в действие президентом США с открытой неохотой. Будет ли закон действовать, иначе говоря, «кто устоит в неравном споре», есть открытый вопрос. Но этот закон, весьма жёсткий, лишь косвенно касается, пусть и достаточно существенно, тех беспокойств, которым посвящена данная заметка.

Не питая личной приязни к Трампу, я рассматривал его, не очень, на мой взгляд, удачную кандидатуру всё-таки с определёнными надеждами на резкую смену курса, притом на деле, в пользу Израиля. Для меня он был «беда с надеждой (а цорес мит а хофенунг – идиш)». За триста дней в отношении Израиля эта надежда не оправдалась. «Никогда не говори никогда», но триста дней достаточно большой срок. Я это к тому, что русскоговорящей еврейской общине Израиля стоит подумывать о том, что делать, и какую позицию занять в 2020.

Нередко не признающиеся в своих несбывшихся надеждах – евреи – апологеты Трампа говорят, что не было выбора, а, значит, и выхода. Для меня это не довод – утверждение, что Клинтон была бы хуже. Я понимаю, что обсуждаемая община не очень влиятельна в США. Но у неё был выбор, и он оказался, глядя с моей колокольни, пока неудачным. Стоит это ясно понять, чтобы загодя подготовиться к замене.

2.12.2017

Мирон Я. Амусья, профессор физики

Иерусалим

http://club.berkovich-zametki.com/?p=33525#comments

СТЕНА ПЛАЧА

4.12.2017 060417 183039 52819 2 Триста дней