Центробанк России и его председатель

Зачем председатель ЦБ взорвал бомбу?

 26.02.133955  Центробанк России и его председатель

Уходящий глава ЦБ Сергей Игнатьев намекнул, что ключевой вопрос при назначении его преемника — отношение к обналичке и прочим сомнительным операциям. По его словам, чтобы спасти для бюджета 600 млрд. руб. в год, достаточно лишить контроля над ними «одну группу лиц”.

 «Как показывает наш анализ, больше половины всего объема сомнительных операций проводится фирмами, непосредственно или косвенно связанными друг с другом платежными отношениями. Создается впечатление, что все они контролируются одной хорошо организованной группой лиц. При серьезной концентрации усилий со стороны правоохранительных органов, я думаю, этих лиц, а также выгодоприобретателей этих операций можно найти»,— сказал на прошлой неделе в интервью «Ведомостям» глава ЦБ Сергей Игнатьев

Легендарно осторожный ветеран российской экономической политики взорвал настоящую бомбу и… перешел к другим темам.

Впрочем, масштаб проблемы (тоже новость, хотя и поменьше) он тоже оценил. Оказывается, ЦБ оценивает пресловутый объем сомнительных операций в $49 млрд в 2012 году (непосредственно в платежном балансе отражено $35 млрд. еще $14 млрд. ЦБ относит на оплату «серого» импорта). А ущерб для бюджета от этих и подобных операций (включая обналичивание), по его словам, превышает 600 млрд. руб. в год.

У «Денег», кстати, есть основания подозревать, что ущерб гораздо больше, возможно, даже в разы. Но и это огромные деньги — 600 млрд. руб. федеральный бюджет тратит на образование. Кроме того, очень трудно спорить с экспертами, которые не один десяток лет потратили на теорию и практику борьбы с уклонением от налогов, отмыванием денег, мошенничеством в финансовой сфере. Мало того, что в ЦБ Игнатьев пришел, будучи уже глубоко «в теме», так еще и первые годы его председательства прошли под флагом борьбы с финансовой «тенью». После убийства Андрея Козлова, правда, эта активность стала менее публичной, но никогда не останавливалась.

История российской обналички, «серых» проплат, «помоек», «бабочек», налоговых схем и махинаций еще ждет своего Геродота, здесь важно напомнить то, чего Игнатьев не может не знать. В 1990-е это был относительно конкурентный бизнес, часть его довольно быстро ушла в менее криминальный бизнес, так рождались сырьевые, торговые и финансовые империи. Часть ушла, как правило, под силовые «крыши» (собеседники «Денег» в разное время говорили о высокопоставленных фигурах из ФСБ и внешней разведки), чтобы в начале 2000-х тоже легализоваться.

В последние годы самостоятельно лезли в этот бизнес одни «отморозки», большинство операций, говорят, ушло в крупнейшие банки, по неслучайному совпадению государственные. Игнатьев, собственно, однозначно на это указывает: если преступная группа одна, спрятать такой объем операций в маленьких банках просто невозможно. А значит, никуда не делся и интерес высокопоставленных силовых чиновников, у всех вышеозначенных учреждений были, есть и будут кураторы из ФСБ, все они так или иначе сотрудничают, а в некоторых учреждениях в состав руководства даже входят дети членов правительства.

Разумно предположить, что если «сомнительные операции» все эти годы шли с ведома и в интересах силовиков, а возможно, и ближайшего окружения руководства страны, у команды Игнатьева не было ни малейшего шанса победить криминальный банкинг. А неожиданное выступление главы ЦБ дает понять, насколько серьезные интересы сошлись в борьбе за его кресло.

В неофициальном кастинге претендентов на это кресло участвуют — согласно спекуляциям банкиров и СМИ — человек пять: действующий функционер ЦБ, два-три руководителя госбанков и еще пара относительно независимых бывших министров финансового блока. Фамилии общеизвестны, но в данном случае совершенно неважны. Похоже, что Игнатьев дает однозначный сигнал: назначение любого человека из госбанков будет означать, что принято решение о сохранении статус-кво. А менее зависимая фигура — шанс на реальные перемены. Момент выбран очень точно: Кремлю жизненно нужны источники доходов бюджета, а тут чуть ли не триллион в год — и никаких новых налогов.

В этом случае, правда, «дело Сердюкова» может показаться мелочью, недостойной внимания.

МАКСИМ КВАША  

Фото: Денис Вышинский

Коммерсантъ
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2120763

Игнатьев Сергей Михайлович

1.03.13.257845 200x113 Центробанк России и его председатель

Родился 10 января 1948 года в г. Ленинграде. Образование: высшее. В 1975 г. окончил экономический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. В 1978 г. окончил аспирантуру экономического факультета МГУ. Кандидат экономических наук, доцент.Автор более 20 научных статей. Имеет правительственные награды.Член Совета директоров Банка России.

Трудовая деятельность

1967—1969 гг. — проходил срочную службу в Вооруженных Силах.
1969—1970 гг. — техник-наладчик треста «Гидроэлектромонтаж», г. Ленинград.
1970—1978 гг. — студент, аспирант Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова.
1978—1988 гг. — ассистент, старший преподаватель Ленинградского института советской торговли им. Ф.Энгельса.
1988—1991 гг. — старший преподаватель, доцент Ленинградского финансово-экономического института им. Н.А.Вознесенского.
1991—1992 гг. — заместитель Министра экономики и финансов Российской Федерации.
1992 г. — заместитель Министра финансов Российской Федерации.
1992—1993 гг. — заместитель Председателя Центрального банка Российской Федерации.
1993—1996 гг. — заместитель Министра экономики Российской Федерации.
1996—1997 гг. — помощник Президента Российской Федерации по экономическим вопросам.
1997—2002 гг. — первый заместитель Министра финансов Российской Федерации.
С марта 2002 г. — Председатель Центрального банка Российской Федерации.

 От редакции сайта. Любые откровения высокопоставленных лиц страны лучше всего отражают финансовые трудности и будущие решения в борьбе с коррупционными проявлениями. Ни один журналист не обладает соответствующей компетенцией и всем объёмом информации, что  затрудняет или искажает всякие выводы.