Знание русского – большое преимущество

Казимера ПРУНСКЕНЕ, известный политик и экономист, министр сельского хозяйства Литвы, профессор.


prun Знание русского – большое преимущество

«Я рада, что знаю русский язык»

- Начнем с того, что я рада, что знаю русский язык. И несмотря на то, что в последние годы меньше его использую, он все равно прекрасно служит мне не только в общении с соседями – гражданами и жителями России, но и с деловыми партнерами в той сфере, которой сейчас руковожу: сельском хозяйстве, пищевом секторе, а особенно — в сфере экономических связей.

Русский помогает общению и с представителями других стран региона: не только соседних Латвии и Эстонии, но также Польши, где много людей неплохо говорит по-русски, и где литовцам нередко приходится прибегать в качестве посредника к какому-то третьему языку потому что, к сожалению, мы мало знаем языки друг друга. Словом, русский язык служит хорошим средством коммуникации. И как раз такие случаи предоставляют возможность его не забыть.

Полагаю, русский язык очень важен для нашей страны, находящейся на границе Евросоюза, между Востоком и Западом, имеющей общую границу с другими государствами, в числе которых славянские страны, с Калининградской областью России, с Белоруссией, где практически все говорят по-русски, налаживающей активное сотрудничество с Украиной, Казахстаном и т.п. Знание русского очень помогает в общении с этими государствами, не входящими в ЕС.

И это полезно во всех смыслах – не только с общечеловеческой, но и с общекультурной точки зрения. Не сомневаюсь, что и молодое поколение литовцев, которые меньше знают и меньше используют русский язык, это вскоре оценят. Те из них, кто сумеет овладеть русским, будут иметь неоспоримое преимущество, потому что зная английский (а для нынешней молодежи это практически неизбежно), да еще зная русский, они будут намного более востребованы как на Западе, так и на Востоке современной Европы, какой бы профессией они не занимались. Да и в более широком мировом пространстве – от Востока до Запада – они будут нужны.

Так что, знание русского – это большое преимущество. Поэтому своих внуков, тех, что начали овладевать русским, живя в Вильнюсе, я тоже поощряю нигде и никогда не терять этих знаний. И кое-кому из них, к моему удовольствию, это прекрасно удается.

«Знание языков — интеллектуальное богатство каждого человека»

- С другой стороны, нынешняя ситуация и приоритет английского в международном общении в принципе заглушают другие языки. На сессиях министров сельского хозяйства стран Европейского совета я не всегда имею возможность говорить по-литовски. Бывают и неформальные встречи, проходящие одновременно на 5-6 языках. И когда надо выбрать, на каком языке говорить – а из европейских языков наиболее сильным у меня является немецкий – я выбираю его и вижу, как рады этому немцы.

Не раз они выражали мне благодарность за это, так как даже сами немцы в рамках Евросоюза нередко прибегают к английскому. Таким образом наш новый союз постепенно становится моноязычным. Не думаю, что это хорошо. Хотя формально все условия для многоязычия созданы, свободный выбор самих участников чаще всего ведет ко все большему доминированию одного — английского языка. В культурном смысле это, конечно, нас всех обедняет.

Важно, чтобы и русский язык тоже не был принадлежностью только одной нации. Ведь это язык, который используется на огромном географическом пространстве. Потому знание его – большое преимущество.

Я, скажем, знаю несколько сотен слов по-венгерски, т.к. пришлось одно время сотрудничать с учеными в этой стране. Но это, конечно, немного. Могу общаться на португальском, ведь у меня есть родственники в Бразилии. Кстати, когда в Литве был председатель Евросоюза был Жозе Мануэль Баррозо, я говорила с ним на его родном языке, что, разумеется, ему нравилось. Он даже подчеркнул, что я говорю по-португальски с бразильским акцентом.

Но мне важнее, что я в принципе могу на этом языке общаться. Конечно, пока не могла бы говорить по-португальски с трибуны или делать официальные заявления, но то, что мне нужно сказать, я говорю. Мой словарный запас достаточен, чтобы выразить свои мысли.

Конечно, португальский я знаю хуже, чем немецкий или русский, которыми владею достаточно свободно. По-русски же не только легко говорю, но практически не делаю ошибок в письме, по крайней мере – не делала раньше, когда много его использовала.

Помню, в 1989 году, когда мы стремились к экономической самостоятельности Литвы, я получила весьма сердитое письмо от одного россиянина, которые критиковал нас за то, что мы разрушаем единое плановое хозяйство СССР, стремимся отделиться. Но в самом конце письма была приписка: «Правда, русский язык Вы знаете куда лучше многих наших бюрократов». Я тогда восприняла это как большой комплимент.

Но ведь мне и вправду пришлось много читать, много работать на этом языке. Вторую мою, докторскую, диссертацию я могла писать только по-русски, чтобы она была более доступна, попала в как можно большее количество библиотек, в том числе – Государственную библиотеку в Москве. И, разумеется, готовя свою докторскую диссертацию на русском, читая множество статей и материалов, которые были доступны только на русском, я свой русский усовершенствовала настолько, что практически не далала ошибок.

Правда, сегодня уже приходится анализировать свои русский язык: чувствую, что чаще сомневаюсь в склонениях и спряжениях, порой затрудняюсь в выборе наиболее точных слов. И это меня печалит, честно говоря. Поэтому, как только у меня появляется возможность говорить по-русски, я ею охотно пользуюсь. И никаких комплексов и синдромов на этой почве у меня нет.

Как и на любом другом языке, и на португальском, и на немецком, как только есть возможность говорить на русском, – я ее использую. И на своем ограниченном венгерском несколько приветственных слов и выражений я всегда при случае непременно скажу: вежливо поздороваюсь, спрошу, «как поживаете? как жизнь?», выясню какие-то практические вещи. Приятно сказать эти фразы и порадовать ими собеседника, ведь каждый радуется, услышав родную речь из уст людей других национальностей, еще раз убеждаясь, что его язык известен.

Конечно, мы, литовцы, сами очень чувствительны к таким вещам — наш язык мало известен в мире. Но я заметила, как реагируют на такое выражения почтения к их языку немцы или португальцы, и поняла, что всем, в том числе и русским, важно, что их язык был приемлем в качестве языка общения. Культурные люди осознают знание языков как свое интеллектуальное богатство.

Учитель русского… Жюль Верн

- Если позволите, немного личного. Когда и откуда начался Ваш собственный русский язык?

- В детстве я жила у дедушки с бабушкой, в глубокой литовской провинции. Мама, овдовев, перебралась в Вильнюс, когда мне было только семь лет. Лет с тринадцати и я уже постоянно жила в столице, но меня сюда привозили и раньше, так что, играя во дворе с детьми, у меня появилась первая возможность начать говорить по-русски. Дети были всякие: литовские, польские, руские, но когда начиналась общая игра, тогда, в 50-60-х годах, все в основном общались на русском. Да и литовцев в то время в Вильнюсе было намного меньше, чем сейчас.

Так что бытовой русской речи я выучилась во дворе.

Потом, в школе, пришли более серьезные знания. Но одно дело — выучить урок, и совсем другое – практика. Когда пришла пора задуматься о поступлении в университет, примерно, в десятом классе, я почувствовала, что мой русский развит чуже, чем у моих ровесников, чье детство прошло в Вильнюсе. И я отлично понимала, что хороший русский будет нужен для учебы в университете – и экзамены, и преподавание во многом шли на нем, и литературу надо читать свободно.

Так что я принялась самостоятельно свой русский совершенствовать. Как? Да просто начала читать художественную литературу на языке оригинала.

В детстве и юности я вообще была заядлой читательницей: уйму книг прочла именно в те годы. Читать начала с пяти лет. Разумеется, первыми были сказки, легкие детские книжки. Затем начался период классики, детективов.

Причем читала я своих любимых авторов целиком – доставала, по-возможности, все их книги, доступные на тот момент. Так был прочитан Достоевский, Толстой, потом пришло время Драйзера, Хэмингуэя, Фейхтвангера, Гюго и других. По сей день могу пересказывать фрагменты из этих книг, которые с юности зафиксировались в памяти как основы миропонимания. Недавно в телепередаче использовала один эпизод из романа Виктора Гюго. Но иногда привожу примеры из Льва Толстого или Федора Достоевского.

А уж Пушкина могу цитировать наизусть довольно много. Особенно его литовские переводы сказок, которые любила читать своим детям, а теперь с удовольствием читаю внукам. (Начинает наизусть цитировать большой отрывок из «Сказки о Мертвой царевне и семи богатырях» и с удивлением отмечает: «Сама даже не предполагала, что так много сходу могу припомнить наизусть!»)

Конечно, когда я стала всерьез практиковаться в русском, поначалу была вынуждена читать втрое медленнее, чем обычно. Приходилось и словарем пользоваться, не зная каких-то слов и выражений, пока не начала свободно разбираться в языковых конструкциях и свободно, с удовольствием читать. Но, признаться, я сама себе здорово усложнила задачу, выбрав в самом начале для чтения «Таинственный остров» Жюль Верна. О Господи! Это была такая трудная книга!..

Вообще Жюль Верна читать нелегко – у него в романах множество специфических научных, природоведческих терминов и сведений, скажем, в «Десяти тысячах лье под водой». И я так мучилась!.. Зато когда справилась, «Таинственный остров» стал моментом настоящего перелома в моем овладении русским. Я почувствовала, что с тех пор мне стало совсем легко на нем говорить и понимать этот язык, который я, разумеется, совершенствую и по сей день.

- Спасибо огромное за это старание и за интересный рассказ!

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА

На последних президентских выборах профессор Казимера-Дануте Прановна ПРУНСКЕНЕ получила в Клайпедском крае большинство голосов избирателей. Во время празднования Дня России она была в числе почетных гостей Генерального консула Российской Федерации БАСНИНА Л.С. и выступила на приеме, призывая расширять деловое сотрудничество и культурные связи народов России и Литовской республики.

Беседовала Татьяна Ясинская