В кольце международных страхов

Существует такой бородатый анекдот. Русского еврея, живущего в Израиле, спрашивают, какие газеты он предпочитает читать – израильские или советские. Он отвечает: конечно, советские. Отчего же так? Да дело в том, что в наших газетах пишут о том, как маленькое, слабое, беззащитное государство евреев отбивается от враждебного окружения. А в советских все наоборот – вооруженный до зубов агрессор грозит всему Ближнему Востоку. Читать об успехах своей страны, само собой, приятнее.В кольце международных страхов

Существует такой бородатый анекдот. Русского еврея, живущего в Израиле, спрашивают, какие газеты он предпочитает читать – израильские или советские. Он отвечает: конечно, советские. Отчего же так? Да дело в том, что в наших газетах пишут о том, как маленькое, слабое, беззащитное государство евреев отбивается от враждебного окружения. А в советских все наоборот – вооруженный до зубов агрессор грозит всему Ближнему Востоку. Читать об успехах своей страны, само собой, приятнее.

Под пятой «русского медведя»

Думаю, те же эмоции сегодня может испытывать и каждый неравнодушный к величию своего государства гражданин России. Отечественная пресса – причем как пропутинская, так и оппозиционная по разным причинам – представляет внешнеполитическую ситуацию России едва ли не как катастрофическую. Что говорят официальные газеты? Кольцо врагов вокруг России сжимается. Бывшие союзники один за другим переходят под эгиду ЕС или Северо-Атлантического союза, США развертывают против нашей страны систему ПРО в Восточной Европе, Россию пинают и унижают все в мире – от свергающей памятники солдатам Второй мировой Эстонии до выкидывающей вон наших дипломатов Великобритании. США и Евросоюз в скором времени подберутся к нашему Каспию и осуществят план транспортировки нефти в обход России. Наш бизнес не пускают в Европу, нас третируют и презирают, несмотря на бесконечные уступки, которые сделало и продолжает делать Западу российское руководство.

Наша оппозиция, как ни странно, часто поет почти в унисон с нашей властью. Путин проиграл все, пишут журналисты, близкие «Другой России». Из-за своей «параноидальной и невменяемой» политики он потерял Украину, заметно осложнил отношения с Белоруссией, не смог установить прочный союз ни с Дели, ни с Пекином, оказался не способен сохранить дружественный Москве режим в Югославии. Разрушил прочное и выгодное партнерство с Бушем, не смог понять Европу и договориться с ней.

В общем, если судить по отечественной прессе любых оттенков, внешняя политика Путина – бесспорный и несомненный провал. Но для хорошего настроения русским патриотам следует хотя бы изредка просматривать газеты европейские или же американские.

В этих газетах нам открывается совсем иная Россия. Россия, которую мы совсем не знаем. Страшный гигант, нависающий над Европой (или всем миром) своей неожиданной возродившейся финансово-экономической массой, чудовищный нефтегазовый монстр-Саурон, у которого в распоряжении имеются все кольца (точнее, вентиль) от власти над европейским Средиземьем. Путина на Западе очень многие искренне ненавидят, но почти никто не презирает; трудно найти хотя бы одну статью, в которой его внешняя политика была бы признана катастрофичной или неудачной.

Да какая там неудача? Отечественный читатель просто даже не представляет себе ту степень страха, которую испытывает (или хотя бы убедительно делает вид, что испытывает) британский, к примеру, обыватель перед Россией и ее «феерически успешным» президентом. Вот знаменитый Фредерик Форсайт, в порыве искренности рассказавший, как хорошо было жить Западу в период относительной слабости России в 1990-е годы при «президенте-алкоголике», призвал молодое поколение англичан готовиться к жизни под будущей русской тиранией. «Нынешним мальчишкам следует опасаться, что их родина попадет в рабскую зависимость от поставщиков нефти и газа… Русский медведь вновь выпрямляется в полный рост. Он не знает пощады, не нуждается в подлинной дружбе – ему нужно только господство над другими».

Это только наивным русским кажется, что Россия после серии «цветных революций» потеряла Украину и особенно Грузию, откуда наша страна поспешно выводит свои войска. Британский писатель видит ситуацию иначе: по его мнению, взрывом, разрушившим трубопровод в Тбилиси, Грузия Саакашвили была приведена к полному повиновению.

Да что Форсайт! Он хотя бы еще оставляет Западу какой-то шанс на противостояние с «русским медведем». По его мнению, в неравной борьбе с Россией еще не все потеряно. А вот канадец Майк Уитни уже призывает бушевскую Америку, не говоря уже о Европе, пока не поздно, сдаться на милость победителя, проведя в Америке нечто аналогичное горбачевской перестройке: «Ситуация необратима. География – это судьба. Нам нужно уладить дело с Россией мирным путем и подготовиться к неминуемому смещению центра мировой силы. Американское руководство все еще можно спасти, если мы уничтожим раковую опухоль, поразившую политическое тело, и восстановим принципы республиканского правительства. Но это будет не просто».

Ну и, разумеется, социолог Иммануил Валлерстайн, еще на заре путинского правления на удивление своим левым последователям провидевший в Путине нового де Голля, теперь не может скрыть своей радости по поводу «путинского триумфа»: «Называйте это харизмой, называйте это как хотите, но победа Сочи в Гватемале отражает позитивный рейтинг Путина как игрока на геополитической сцене и укрепляет его».

Кто сумасшедший?

В этом расхождении оценок что-то не так. Причем следует отринуть версию, что какая-то из сторон сознательно лукавит, что страхи европейцев или же уныние россиян ненатуральны, что кто-то своей слабостью пытается прикрыть собственную силу. Очень возможно, что ни европейцы, ни россияне совсем не обманывают ни себя, ни других — и реальны и та, и другая картина. Как такое может быть? Попытаемся разобраться.

Что волнует российскую элиту? Ее действительно волнует положение нашей страны в мировом (читай – западном) сообществе, российский бизнес беспокоит тот факт, что его не подпускают к активам крупных европейских компаний, политических представителей этого бизнеса в правительстве заботит вступление России в ВТО, что имеет смысл прежде всего для облегчения интеграции РФ в мировой рынок.

Культурную и научную элиту страны крайне заботит проблема самоутверждения на уровне большем, чем национальный, то есть вопрос западного, европейского в первую очередь, признания их достижений. Ну и руководителей нашего государства, понятное дело, заботит легитимация их власти фактически на том же самом уровне.

Даже в газетах и книгах самых крайних, самых отъявленных русских патриотов невозможно обнаружить ни одного свидетельства в пользу наличия таких масштабных геополитических стратегий, осуществление которых так беспокоит европейцев.

Получается что-то в духе известной истории с подложным «Завещанием Петра I», которое, объявившись в Европе в конце XVIII века, целое столетие спустя заставляло европейцев усматривать в панславистской активности России посягательство на общеевропейскую гегемонию.

В России, безусловно, имеются сторонники геополитического возрождения страны, и их немало, в том числе во властных инстанциях, но максимум, на что они претендуют, – это на утверждение нашей страны в статусе региональной державы, способной контролировать ситуацию на постсоветском пространстве. Именно поэтому они обеспокоены дрейфом бывших стран СНГ в сторону Запада, и именно поэтому видимый кризис СНГ не позволяет многим из них счесть результаты путинской политики соответствующей их чаяниям.

Блеск и нищета политического реализма

Однако никто из них не имеет не то что желания, а просто концептуального аппарата для того, чтобы разрабатывать планы завинчивания вентилей газопроводов с целью превращения, скажем, Германии в вассала России. Подобные проекты встречаются только в фантастических романах, причем возможность реализации таковых проектов связывается их авторами исключительно с перспективой революционной смены всей постсоветской элиты. Даже писателям-фантастам вроде автора «Обороны тупика» Максима Жукова представлялось очевидным, что по своим ментально-психологическим характеристикам нынешний правящий слой ни на что подобное совершенно не ориентирован. Хорошо это или плохо, другой вопрос.

Но тогда выходит, что западные эксперты не правы? Нет, они абсолютно правы. Просто они придерживаются радикально иной методологии, чем наши обозреватели, склонные слишком сильно психологизировать международные проблемы.

Если у какой-либо страны обнаруживается хотя бы малейший шанс на утверждение гегемонии и если эта страна не связана жестко какими-то институциональными рамками (как, скажем, Германия, утопленная сегодня в ЕС), то эта страна рано или поздно, сегодня или завтра этим шансом непременно воспользуется. Вот поэтому путинская Россия опасна, что бы ни думали и что бы ни говорили ее руководители. Тем более говорят они зачастую совсем не симпатичные для западного уха вещи, скажем, о распаде СССР как о «величайшей геополитической катастрофе XX столетия».

Так что Ричард Пайпс отнюдь не заблуждался, когда недавно заметил, что Россия сегодня опаснее для западного мира, чем Бен Ладен.

Проблема в том, что, если в координатах реалистического подхода действия «путинской России» можно осмыслить как «сырьевой шантаж Европы» ввиду возможных ее климатических проблем, они будут и должны быть осмыслены именно таким и никаким другим образом. На этом строится вся западная концепция безопасности.

Но что делать России?

Вся проблема Путина состоит именно в том, что в рамках российской системы координат, причем как либеральной, так и державно-патриотической, результаты его правления не могут не разочаровывать. Элите пока не удалось интегрироваться в Европу, а России не удалось скрепить постсоветское пространство.

Между тем Путин едва ли не сознает, что страхи Европы составляют его огромный внешнеполитический капитал, который он с блеском и конвертировал в олимпийскую победу в Гватемале. Вся сложность ситуации именно в специфике конвертации этого капитала. Ну не скажешь ведь с экранов телевизоров, что мы можем заставить дрожать всю Европу, что сам Герхард Шредер уже работает у нас на посылках.

У России объективно две реальные задачи, от решения которых зависит ее положение в мире. Во-первых, нужно уметь использовать страхи Европы в национальных интересах России. В интересах ее цивилизационного обустройства. При этом страхи Европы следует понимать и даже уважать. Не нужно также превращать ее страхи в свои собственные.

Во-вторых, следует, желательно заранее, выдвинуть концепцию геополитической сдержанности. Россия не должна претендовать на то, чтобы быть частью Европы: все ее дипломатические и военно-стратегические меры должны быть нацелены исключительно на собственное цивилизационное развитие, на содействие которому со стороны Запада она вправе рассчитывать. России следует осознавать весомость опасений Европы перед сырьевым потенциалом нашей страны, от которого зависит благосостояние Европы, однако исходить из принципа цивилизационной удаленности, готовности предоставить Запад его собственной судьбе. С тем, разумеется, условием, чтобы и Запад в свою очередь предоставил своей судьбе Россию.

Иными словами, России требуется потратить некоторые усилия на подготовку генерации вменяемой сети экспертов и специалистов в области международных отношений, которые могли бы работать на два канала – на Запад и на собственную страну, – объясняя и европейцам, и собственным согражданам мотивы российской внешней политики.

Взаимные страхи на самом деле ни к чему не ведут. Какими бы успешными с точки зрения европейцев ни были бы действия Путина, они все равно будут казаться малоэффективными нашим соотечественникам, которым даже во сне не мерещится ни экономическая, ни политическая власть над Западной Европой, но которые считают необходимым, скажем, признание прав Приднестровья и Южной Осетии на самоопределение. И наоборот, на какие бы уступки ни шел Путин в отношении СНГ и Ирана, они все равно не имеют никакого значения в глазах европейцев, обеспокоенных тем, что на них неумолимо надвигается заведомо чуждая им в культурном и политическом отношении сила.

Посмотрим на Америку Джорджа Буша-младшего. Ведь с внешней стороны итоги его правления для США вовсе не такие уж кошмарные. Именно при Буше устранены от власти и физически ликвидированы лидеры двух враждебных США режимов – Милошевич и Саддам Хусейн. Америке удалось установить прекрасные отношения с Индией, вывести Ливию из списка «стран-изгоев», поставить во главе Франции и Германии проамериканских политиков, вторгнуться в среднеазиатское подбрюшье СНГ… Да много еще чего такого, о чем даже и не мечтал Билл Клинтон.

А между тем и американская элита, и простой американский избиратель, как можно судить по результатам выборов в конгресс, оценивают политику Буша как провал. Бжезинский в последней своей книге вынес ей самую низкую оценку из всех возможных. Все дело в том, что все достижения Буша перечеркнула нескончаемая и бесперспективная война в Ираке.

Так что реалисты не правы: без поддержки общественного мнения политик, пускай он в глазах всего мира слывет чуть ли не Наполеоном, не обретет лавров у себя на Родине.

Иными словами, нашему обществу нужно трезво переоценить свои страхи, а нашей власти – не поддаться искушению ложного триумфа. Тогда, возможно, все постепенно встанет на свои места.

Борис Межуев

Материал предоставлен журналом «Смысл»

Документ: http://www.rosbalt.ru/2007/08/25/407613.html

От редакции сайта.

Этот интересный для подготовленных любознательных читателей материал мы решили разместить, полагая, что именно такими посетителями-партнерами и будут наши читатели.

Борис Межуев