Это было недавно, это было давно…

Чтобы «надежда Русского движения» действительно стала таковой

 001.10.2019 9cf39f787c73693d2 200x150 Это было недавно, это было давно...

От редакции сайта. В нашем распоряжении оказался материал 10-летней давности о воспитании тогдашней молодёжи на Украине.А теперь её представители стали участниками гражданской войны.Поэтому мы с болью всматриваемся в лица нынешней молодёжи и надеемся, что она не повторит ошибок и заблуждений более старших по возрасту.

**********

Всё чаще мои ровесники (а мне — 22 года) слышат рассуждения о повышении роли нашего поколения в развитии общества, о том, что молодежь — «надежда Русского движения». Да, никто не станет отрицать, что преемственность поколений — важная составляющая прогресса, будь он технический, социальный, политический или культурный. Но вот вопрос — автоматически ли реализуется эта роль для тех, кому сегодня 20-25 лет, или для этого нужны какие-то особые условия?

Об автоматизме речи быть не может. Сегодня при нескладывающихся отношениях между нашими странами всё сложнее жить русской молодёжи в Украинском государстве. А что нужно молодёжи? А ей нужно то, чего, к сожалению, молодые люди, в основной массе своей, лишены.В первую очередь они ждут внимания, доверия и помощи, ибо сами, своими силами не смогут убрать завалы дикого капитализма, открыв тем самым простор для активности, предприимчивости.

Родители рассказывают, что когда они были такими, как мы, то со школьных лет им не давали бездельничать. Для внешкольной работы с учащимися (а от 7 лет до 17 учились все) существовали сотни тысяч тематических учреждений, в них дети, подростки формировали своё мировоззрение под руководством государства и общества (понятий, в общем-то, тогда нераздельных). Они участвовали в оздоровительной, спортивной, культурной, патриотической, профессиональной деятельности, овладевая десятками специальностей, сызмальства приучаясь к общественно-полезной деятельности, к «труду и обороне».

Для них создавались различные секции по спорту, рисованию, танцам, туризму, авиамоделированию… Практически в каждом микрорайоне существовали доступные детские и молодежные центры, куда можно было прийти поиграть в теннис, шахматы, шашки, да и просто пообщаться со своими ровесниками. Спортивными секциями и спортивно-техническими клубами, творческими студиями, оборонно-патриотическими организациями была охвачена и рабочая и студенческая молодежь.

С раннего детства можно было не просто мечтать стать достойным человеком, но и на деле воплотить свои мечты. Пусть и не самые высокие (не всем же быть, к примеру, космонавтами), но все же!

К началу 90-х номенклатура «занимательных и увлекательных» специальностей «несколько» изменилась — в это число попали банкир, менеджер, бизнесмен, юрист, кооператор, модель… На первые места по популярности вышли киллер, валютная проститутка, сутенер, вышибала, рэкетир… В начале же XXI века многих молодых людей перестало интересовать что-либо, кроме секса и наркотиков. Такая нисходящая тенденция прямо отражала маргинализацию общества, искажение ценностных ориентиров, которые государство дает детям и молодежи посредством управляемой социализации.

Ранее государству было интересно, чем занимаются его наследники, поэтому находились и средства для обеспечения их внешкольного обучения, досуга. Как с пользой провести свободное время — при ответе на этот вопрос существовал реальный выбор, пусть и не идеальный. А теперь «взрослое государство» и «взрослое общество» работу с детьми и молодежью сводят, получается, лишь к получению доходов.

Никакой вышеупомянутой инфраструктуры нет, потому что всё, касающееся спорта, досуга, развития способностей к творчеству, стало сферой бизнеса. И теперь под тем самым зданием, где раньше существовал молодёжный центр, пятнадцати-, семнадцатилетние ребята тусуются с банками пива. Теперь здесь выкупленный каким-то крутым бизнесменом (с попустительства «крутой» власти) ночной клуб, притон, бар-ресторан…

Кто-то, возможно, захочет с этим поспорить. Скажет, что есть и спортивные секции, и различные дизайнерские курсы, и танцевальные студии, и студии фотографии. Но стоимость занятий в таких современных «культурных центрах для детей и юношества» имени Юлии Тимошенко или Леонида Черновецкого начинается от нескольких сот долларов в месяц в зависимости от «распиаренности» заведения.

Какой среднестатистический обыватель с минимальной зарплатой, едва ли дотягивающей до 80 долларов, может позволить отправить туда свое чадо? А если говорить о населенных пунктах — райцентрового или поселкового масштаба, то здесь вообще пустыня! Да и не всякое чадо, в отсутствие хорошо организованной государством социализации, отдаст предпочтение «доброму и светлому», всегда имея под рукой куда более дешевую альтернативу — пиво, водку, сигареты, а то и более страшную — наркотики, проституцию, бандитизм…

Кто-то смеется? А в студенческой среде сегодня немало и девушек, и юношей, которые с полной серьезностью заявляют: «Если предложат хорошую цену, пойду на панель. А почему бы и нет? Разве лучше вкалывать целый день за гроши?»Альтернатива здесь одна: молодёжи необходимо дать возможность получить образование и почувствовать себя нужной, дать шанс на хорошее трудоустройство, честный и достойный заработок.

И — как это было возможно при советской власти — дать возможность получить образование на том языке, который конкретным юноше или девушке близок и понятен.Но как этого достичь русской молодежи, если на Украине идет жесткая украинизация? Если в школах запрещается общаться на русском языке даже на переменах? Если человек, который окончил русскую школу, не может поступить в высшее учебное заведение, сдать экзамены на своём родном языке просто из-за того, что он не может общаться или писать на украинском?

К последнему он в свое время и не обязан был стремиться, ведь Украина — многонациональное государство, и, согласно Европейской Хартии региональных языков и языков меньшинств, этот молодой человек получил в составе своей нации свободное право на самовыражение.

В части III, статье 8, пункте 1 Хартии, ратифицированной Украинским государством, чётко сказано: «В отношении образования участники обязуются, в рамках территории, где такие языки используются, в соответствии с положением каждого из этих языков и без ущерба для преподавания государственного языка (языков): а) обеспечивать доступность дошкольного образования на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; б) обеспечивать доступность начального образования на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; в) обеспечивать доступность среднего образования на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; г) обеспечивать доступность профессионально-технического образования на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; д) обеспечивать в рамках профессионально-технического образования преподавание соответствующих региональных языков или языков меньшинств в качестве составной части учебной программы: е) обеспечивать доступность университетского и другого высшего образования на региональных языках или языках меньшинств; ж) принимать меры для обеспечения преподавания истории и культуры, нашедших отражение в региональном языке или языке меньшинства».

Проблема, однако, не только в языке. Поверьте, молодежи нужно настолько же далеко держаться от пьянства, наркомании и безделья, как и от ощущения, что можно заработать деньги, не принося пользу обществу, Родине. А ощущения это огромными порциями вбрасываются в массы всякими «лохотронами», начиная от мелких барыг у какого-нибудь вокзала и заканчивая крупными финансовыми пирамидами, ранее незаконными, а теперь работающими под прикрытием сетевой торговли. И все это с молчаливого согласия государства, чиновников, в руках которых определение будущего этого самого государства.

Здесь может возникнуть вопрос, а для чего я вспоминаю о том, что могли ранее получить дети и молодежь от государства в качестве бесплатной инвестиции во имя своего будущего и будущего государства, и чего они сегодня не имеют, в том числе и права на свободное образование на родном языке?

Причина проста: если нынешнее наше государство не может или не хочет (а это равнозначно!) заботиться обо всех своих детях равноценно, не собирается обеспечивать им равные права и возможности, значит, этим должен заняться тот сегмент общества, который у западников называется «третьим сектором» или «гражданским обществом». А в том случае, когда речь идет о правах на получение образования на родном русском языке (в том числе и дошкольного, и внешкольного), проблемой должно серьезно озаботиться русское общественное движение. И если эта озабоченность не будет проявляться масштабно, если главным делом русских общественных организаций не станет попечительство над детьми, юношеством, молодежью, то, простите, какая перспектива ждет и это движение, и его лидеров? Ожидает их в будущем пустыня — языковая, правовая, культурная, духовная.

Для реализации этой важной программы попечительства нужны и государственная поддержка (если не Украинского государства, значит — Российского!), и разработка специальных программ, полноценно заполняющих дошкольную и внешкольную (вневузовскую) жизнь молодежи из русских и русскокультурных семей. Делу может эффективно послужить создание разветвленной сети центров изучения русского языка и русской культуры. Только, ради Бога, не нужно формализма, а то создадут эдакую «эталонно-демонстративную» структуру, а потом юношу или девушку с улицы боятся туда впустить: вдруг компьютер испортят или книгу стащат…

Нам не требуется ежеминутных помочей, молодежь ведь и сама на многое способна. Повторюсь, что со стороны старших нам нужна не подмена, а поддержка.Это касается и продвижения в активную политику. Разве для русского движения безразлично, кто сменит нынешних лидеров? А ведь это рано или поздно произойдет: законы природы еще никому не удалось отменить.

Что касается политики, то за осенним путчем 2004 года для многих молодых людей последовала череда серьезных разочарований в возможности как-то повлиять на загнившую государственно-политическую систему. После чего политика в сознании молодых стала отходить на второй план.

Молодежь в настоящее время пассивна, как никогда. Ей надоели эти постоянные и пустые споры, видеоролики и дебаты у Савика Шустера или «5 копеек» по телевидению, пиар-акции по радио. Сейчас ее очень трудно поднять на какую-либо деятельную политическую акцию. Если это все же случается, то в основном за счет материальных рычагов, которые побуждают, а иногда и вынуждают молодежь митинговать, а вернее — симулировать общественно-политическую активность. Сегодня редко можно встретить студента, добровольно, «за идею» идущего на митинг в поддержку какого-то очередного зубоскала, о котором он только вчера впервые услышал.

На улицах наших городов видишь все больше выходцев из других государств, и появляются молодежные объединения, призывающие их «мочить». Молодежь вообще склонна к радикализации, особенно в условиях расстройства государственной и общественной жизни, экономического коллапса. Статистика неумолима: участие части молодежи в экстремистских организациях — едва ли не единственное искреннее ее слово в современной политике. Всего 3 процента молодых людей участвуют в общественных организациях или партиях, и почти треть из них приходится на организации «ультра». Причем, если говорить об Украине, большинство этих организаций имеют ксенофобский и антироссийский национал-фашистский характер.

Если же говорить о нормальной, здоровой молодежи, то она в своем абсолютном большинстве заинтересована в налаженном быте, спорте, музыке, в содержательном и интересном проведении своего досуга, и меньше задумывается о своей нынешней или будущей ответственности за судьбу Отечества и государства, а тем более о судьбах родных языка, культуры. Политика, защита своих интересов с помощью профсоюзов, экология, культура — все это отходит на второй план, а то и вообще в небытие.

Но отходит скорее не потому, что это не интересно моим ровесникам, а потому, что государственной номенклатуре, а часто и «номенклатуре» партийной и общественной невыгодно, «не интересно» работать с молодежью. Слишком затратно, слишком хлопотно… И госчиновники, и партфункционеры либо игнорируют, либо даже всяческими методами стараются придушить какие-либо начинания молодежи, проявления ею интереса к общественно-политической активности.

А это ведет все к тому же — отрыву молодого поколения от организованного общества и государства, апатии или, наоборот, к нарастанию общественной напряженности в молодежной среде.Уважаемые «старики»: в этой ситуации грех не обратить русскоговорящее молодое поколение на сторону Русского движения, Движения российских соотечественников, на сторону идей Русского единства.

Учитывая вполне естественное, воспринятое в семье стремление и даже привычку молодого человека говорить, читать, петь, любить, учиться, работать, служить на родном языке, нужно начинать возвращение русской молодежи в Русское Дело с создания условий для новой социализации. И социализация эта должна происходить по-русски. Организовать этот процесс — едва ли не главная задача русских общественных организаций, которым, конечно, не обойтись в этом деле без серьезной поддержки Российского государства и общества.

27.11.2009

Александр Дерий, »Русское единство»

001.03.2020 90308482 2735008946627173 3207520119689314304 n 200x135 Это было недавно, это было давно...

 

Анатолий Лавритов Жаль, что молодым и прекрасным лицам нашей молодёжи придется прикрывать лица масками, если коронавирус не пощадит их! Берегите себя, ребята и девушки!