Гнетущая обстановка в Литве для российских соотечественников

11.04.2019 8709183 200x108 Гнетущая обстановка в Литве для российских соотечественниковОт редакции сайта. В 14-м номере литовского еженедельника «Экспресс-неделя»  напечатано интервью с Эллой Канайте – руководителем ассоциации учителей  школ с русским обучением »Читать можете все, если не работаете в госучреждении». Предлагаем его нашим читателям -для понимания, что пределов в русофобской политике — даже в этичности и разумности действий властей — не существует.

*********

Как председателя Ассоциации учителей русских школ Литвы, учителя истории Эллу Канайте вынудили уйти из школы за размещения статей об истории войны в «Фейсбуке».

- После того, как в конце января ведущий «Двираче шоу» Альгиc Раманаускас нашел на моей странице в «Фейсбуке» (ФБ) статьи о Второй мировой войне в интерпретации российских историков, он возмутился, что учитель истории в Литве может интересоваться данными из российских источников, — рассказывает Элла Ильинична. — Мой портрет с пряником на ленте цветов российского флага он снабдил таким комментарием: «Эта баба — ватница. Она преподает нашим русюкасам историю. Вы можете представить себе, какую историю она преподает, если принародно демонстрирует атрибутику русско-фашистского государства?»

Далее идет комментарий к статье и вопрос: «Когда закончится русско-фашистская эпоха в Литве? Эта баба пыталась попасть в Сейм, проталкивая русско-фашистские сентименты с растерявшимися польскими клоунами клики томашевцев. Наша система просвещения и власть — импотенты, даже не удосужились преградить путь таким бабам к детям». Больше всего меня шокировали оскорбления, на которые не поскупился и сам Раманаускас, и его комментаторы. Цитировать ругательства в газете невозможно, ведь такие выражения, как «баба», «ватник», «в Сибирь!», были самыми безобидными.

Раманаускас основательно потрудился, прошерстив мою страницу в ФБ за прошлый и позапрошлый годы: к сожалению, она была не закрыта для посторонних. Больше всего меня поразило, сколько же у людей накопилось злобы, агрессии, нетерпимости, ненависти! Живем в цивилизованном обществе, но когда читаешь эти комментарии, создается впечатление, что оказалась в эпохе инквизиции. Было даже несколько антисемитских комментариев, авторы которых прошлись по моей пятой графе. Но были комментарии и в мою поддержку — спасибо моим ученикам и друзьям. Кроме тех статей, комментаторов и журналистов возмутила размещенная мною в ФБ карта с обозначением стран, участвовавших во Второй мировой войне на стороне Гитлера. Непонятно, что их так взбудоражило, ведь эта карта взята с канала «Дискавери», да и ни одна из этих стран своего этого участия не оспаривает.

- Что это были за статьи, вызвавшие такое возмущение?

- В одной из них российский историк рассказывает о роли СССР в разделе Польши в сентябре 1939 г. Я эти материалы не комментировала, хотя журналисты упрекали меня за несуществующие комментарии, своего мнения по этому поводу не высказывала, просто перекинула статьи с общей ленты на свою с тем, чтобы потом прочитать внимательно. Разве в этом есть состав преступления? Публикация Раманаускаса появилась в воскресенье вечером, утром в понедельник я рассказала о скандале директору школы, а во вторник в школу стали приезжать журналисты.

Мне позвонили из «Летувос ритаса», Инфо.lt и др. Журналист «Летувос ритаса» поинтересовался у меня, патриотка ли я Литвы. Я сказала, что я здесь родилась и здесь мои корни, здесь похоронены мои предки, я люблю свою страну, гражданкой которой являюсь, уважительно отношусь к ее истории и языку. Но я всегда считала, что надо терпимо относиться к истории и культуре национальных меньшинств, населяющих Литву. Журналист упрекнул меня: мол, вы же читали российского историка!

Но что, разве я не имею право читать? Нет, имеете, ответил он, у нас это закреплено в Конституции, но вы ведь преподаете в школе историю! Да, я преподаю историю и придерживаюсь государственных стандартов образования, не отхожу от программы преподавания. Что касается Второй мировой войны, то для меня эта тема святая, и это убеждение у меня заложено на генном уровне: если бы не победа советских солдат, ни одного еврея бы в Европе не осталось. Поэтому я с почтением и глубокой благодарностью отношусь к памяти погибших солдат. Но в размещенных мною материалах не было ни слова о Литве, не было отрицания оккупации.

Не зная, каким образом я могу в этой ситуации защитить свою честь, я обратилась к представителям соответствующих органов с вопросом: разве я нарушила закон? Они мне ответили, что у нас свобода слова, мы живем в демократической стране. Я сказала, что в таком случае эта свобода не для всех — одни имеют право меня оскорблять, а я не имею права читать не запрещенную литературу. Мне ответили, что я имею право читать, что хочу, но поскольку работаю в государственном учреждении…

- …то есть вам сказали, что читайте, что хотите, но тогда не работайте в госучреждении? Другими словами, те, кто работает в государственном учреждении, не должен читать материалы с иной, отличной от официальной Литвы, точкой зрения на историю и сегодняшнюю ситуацию в мире? Вы планируете обращаться в суд?

- В прямой форме мне так не сказали, но подтекст был выражен. Можно, конечно, подавать и в суд на Раманаускаса, но вряд ли я чего-то там добьюсь. Думаю, что весь этот всплеск русофобии связан с выборами в самоуправления, президента и членов Европарламента. Это ведь отличный способ переключить внимание людей с экономических и социальных проблем на этих ненавистных русских, в терминологии Раманаускаса — «русофашистов» и «ватников»! Эти эмоциональные определения сильно воздействуют на психику людей, вызывая у них ненависть, разделяя, накаляя обстановку.

В связи с этим я хочу еще раз сказать спасибо за поддержку моим ученикам, в том числе и из моего первого выпуска 1993 г., 1995, 2003 гг., недавним выпускникам и нынешним ученикам. Спасибо и моим коллегам по общественной работе, близким и друзьям. Это была сложная неделя, мы ведь все живые люди. У меня и так нездоровое сердце, и тут оно не выдержало — пришлось уйти на бюллетень. Конечно, не упустил случая заклеймить меня и мой старый «поклонник» — член Сейма Лауринас Кащюнас, который не раз говорил, что учитель, попавший в справку Департамента госбезопасности Литвы (ДГБ), не может преподавать историю в школе.

На форуме «Пикник свободы» в Каунасе в 2017 г. об этом же говорил Аудронис Ажубалис. В 2015-м меня вместе с другими российскими соотечественниками, членами Координационного совета соотечественников, русскими школами в докладе ДГБ упомянули как «мягкую силу» Кремля, угрозу национальной безопасности Литвы. Там была опубликована моя фотография с президентом России Дмитрием Медведевым, вручавшим мне медаль Пушкина. Что же в этом криминального: в Литве более 30 человек награждены этой медалью?! А мне ее вручили еще в 2012-м. Хорошо, что ее вручал не Путин, тогда бы мне и моим родным, наверное, пришлось уже сухари сушить. А ведь эта медаль вручается за развитие культурных связей и культурное сотрудничество с Россией, за поддержку и сохранение русского языка.

В 2016 г. моя фамилия вновь попала в доклад ДГБ, но тут уже мне ставилось в вину то, что я участвую в организации семинаров по повышению квалификации учителей как в Литве, так и в России. Второй момент — то, что я якобы агитирую русскоязычных ребят поступать в вузы в России. Дело в том, что с 2002 г. я вместе с коллегами, членами комиссии, участвую в распределении квот на бесплатное обучение в вузах России для выпускников русских школ Литвы в рамках программы правительства Российской Федерации по поддержке соотечественников за рубежом. Но ведь точно такая же программа существует и в Литве: литовцы со всего мира могут приезжать на учебу в Литву, чтобы получить образование на родном языке!

Так почему русским ребятам Литвы нельзя получать высшее образование на родном языке? Кто отобрал у них это право? Не секрет, что по некоторым специальностям качество обучения в России выше, чем в Литве. Еще один важный момент: после того, как в Литве без подготовки ввели единый экзамен по литовскому языку, почти 1/5 выпускников русских школ в 2018 г. не смогла сдать этот экзамен, а значит, не смогла поступить на бесплатное обучение в литовские вузы. Но называть этих ребят пятой колонной, «мягкой силой» Кремля — за что? В чем они провинились перед Литвой?

Почему преподаватели других языковых специальностей могут ездить на повышение квалификации в страны, где говорят на этих языках? Почему мы не можем ездить в страну-носитель языка? Почему везде и во всем надо видеть политику? Неужели сохранение своей культурной идентичности, популяризация русского языка и культуры, участие в российских культурных и просветительских проектах являются враждебными действиями по отношению к Литовскому государству? Неужели интерес к русской культуре и русской литературе, русской музыке, знакомство с историко-культурными центрами России — это угроза Литве?

Кстати, я всякий раз после выхода доклада ДГБ с моим именем обращалась к спецслужбам с вопросом: разве я нарушаю закон? Мне всегда отвечали: нет, ваша общественная деятельность и работа в Ассоциации учителей не противоречат закону. Так на основании чего я попадаю в эти справки? Профилактика… А ведь все это создает в литовском обществе убеждение, что русские общественники, активисты, учителя — недруги Литвы, так разжигается неприязнь к русским, и это особенно остро чувствуется сегодня.

- Странно, ведь и сотрудники спецслужб, и политики, и журналисты не могут не помнить, что в России тоже живут литовские соотечественники, которые тоже ведут работу по сохранению исторической памяти литовцев, по поддержке литовского языка. Их поддерживают посольство и консульства Литвы в России, они тоже получают награды от литовского президента, участвуют в праздничных мероприятиях, проводимых литовским посольством, имеют возможность поступать в литовские вузы и получают материальную поддержку от своей исторической родины на общественную деятельность. То есть в этом вопросе существует паритет. Однако никогда в российской прессе, в заявлениях российских спецслужб эти люди не упоминались как угроза России. Напротив, когда несколько лет назад я вместе с делегацией литовских журналистов была в Санкт-Петербурге, нас принимала тогдашний мэр северной столицы Валентина Матвиенко. Она тогда с гордостью заявила, что мэрия и заксобрание всячески поддерживают литовскую общину Санкт-Петербурга. В частности, тогда литовской общине бесплатно в самом центе города было выделено помещение в 200 кв. м для проведения мероприятий и ведения общественной деятельности — община оплачивала лишь коммунальные услуги. Такая же ситуация в Москве, в других городах России, где есть большие общины литовцев.

- Россия благосклонно относится к поддержке Литвой литовских общин в Калининградской области. В Черняховске есть класс с литовским языком обучения, а в Черняховском педучилище была группа для обучения преподавателей литовского языка. В России работают литовские режиссеры, которые руководят самыми популярными российскими театрами. Никто не рассматривает эти постановки с точки зрения идеологии, а литовские театры не раз побеждали на различных фестивалях и конкурсах — россияне всегда тепло относились к Литве и литовцам. Да ведь и президенты Литвы награждали литовскими государственными наградами известных российских деятелей культуры — разве в России в этом видели криминал? Или разве кто-то может упрекнуть Виргилиюса Норейку, других деятелей культуры Литвы, награжденных такой же медалью Пушкина, в том, что они не патриоты Литвы?

- На директора школы, где вы работали, тоже оказывалось давление из-за всего этого?

- Ей пришлось отвечать на вопросы многих журналистов. Ситуация была очень неприятная. Ведь в полемику под постом Раманаускаса вмешался и министр образования Альгирдас Монкявичюс: в своем комментарии он поблагодарил автора за сигнал и пообещал дать указания самоуправлению проверить учителя и вызвать директора на беседу. Тут как раз Кащюнас буквально забросал департамент образования Вильнюсского самоуправления запросами по поводу моей персоны. Была назначена повторная учительская аттестация с посещением 10-15 моих уроков представителями школьной аттестационной комиссии и независимыми экспертами, назначенными департаментом образования.11.04.2019 ella kanajte 69807660 200x154 Гнетущая обстановка в Литве для российских соотечественниковСтало понятно, что спокойно работать учителем истории мне не дадут. Ведь, по утверждению Л.Кащюнаса, учитель истории, попавший в справки ДГБ, не может преподавать историю. Но решение об уходе из школы далось мне нелегко — все-таки в школе отработала 33 года, 8,5 года осталось до пенсии. Но здоровье дороже! Хотя я понимала, что ухожу в никуда. Еще раз хочу сказать спасибо коллегам, ученикам, друзьям, многим знакомым и незнакомым людям, оказавшим мне огромную поддержку.

Интервью провела Елена ЮРКЯВИЧЕНЕ

5 апреля 2019г.

Вильнюс

_______

Читать также:«Оказалась в эпохе инквизиции»: учитель истории рассказала о травле в Литве

https://lt.sputniknews.ru/society/20190405/8710022/Okazalas-v-epokhe-inkvizitsii-uchitel-istorii-rasskazala-o-travle-v-Lithuania.html