Израиль модернизирует Россию


knesset Израиль модернизирует Россию


Представитель правящей израильской партии Ликуд Зеев Элькин, посетивший Россию в составе делегации израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, в интервью «Часкору» рассказал, в чём уникальность современных российско-израильских отношений и почему Россия и Израиль за последние годы стали гораздо ближе друг к другу.- На ваш взгляд, какие перемены произошли в отношениях между Россией и Израилем с начала правления Дмитрия Медведева, то есть за последние два года?

— Я не берусь давать оценку, изменилась ли как-то позиция России по отношению к Израилю. Тем более что бывший президент и нынешний премьер-министр Владимир Путин весьма активно вовлечён во внешнюю политику. Сложно разделить, где его влияние, а где влияние президента Дмитрия Медведева. Что действительно изменилось, так это ситуация в Израиле.

Президент Дмитрий Медведев в Томске дал сигнал частному бизнесу: помогать науке надо путём создания целевых фондов, так называемых эндаументов. Продемонстрировал он это на собственном примере. Глава государства пообещал поделиться собственной зарплатой с одним из томских вузов.

Инновационно ответственный бизнес

В Израиле создалась уникальная ситуация в первую очередь русскоязычного участия. Настолько, что мои американские коллеги обвиняют нас в том, что все точки, связывающие Израиль с внешним миром, в правительстве заняты русскоязычными людьми.

Министр иностранных дел — русскоязычный, министр туризма — русскоязычный, министр по делам диаспоры — русскоязычный, министр абсорбции — русскоязычный, и глава еврейского агентства «Сохнут» тоже русскоязычный. Это уникальная ситуация, такого не было никогда.

Премьер-министр у нас, правда, американского происхождения по-прежнему. Это создаёт баланс, но и особую ситуацию вокруг России. В кнессете — то же самое. Я глава правящей коалиции, главы крупнейших фракций коалиции — русскоязычные. Даже в партии евреев — выходцев с Востока была фракция русскоязычных. Это, безусловно, влияет на отношения с Россией.

Потому что есть большой интерес к тематике, появляется желание развивать отношения, была создана комиссия по стратегическому сотрудничеству. Это впервые для Израиля. У него подобная комиссия была до этого только с США. Это израильская инициатива. В этом смысле в последние полгода произошла серьёзная интенсификация контактов.

— Каких изменений вы ждёте от России на внешнеполитическом направлении?

— Жду некоторого изменения традиционной политики российского МИДа. Годами складывалось так, что российский МИД был заряжен на автоматическую поддержку на Ближнем Востоке в первую очередь арабских стран. Балансом всегда служила позиция президента. Это было и при Путине. Он балансировал позицию МИДа.

Новый президент продолжает эту политику. Но важно понимать, что Израиль по отношению к России находится сейчас действительно в уникальной ситуации. В Израиле сегодня каждый седьмой гражданин русскоязычный. Нет такой другой страны мира, нет такой другой страны за пределами СНГ, где более 10% парламентариев русскоязычные и занимают ведущие посты в парламенте и правительстве.

— То есть отношения Израиля с США в этой ситуации в каком-то смысле могут отодвинуться на второй план?

— Отношения Израиля и Америки сейчас довольно крепкие, но они переживают не самые лучшие времена. Это связано с требованиями той политики, которую ведёт Барак Обама на Ближнем Востоке. И хотя Израиль и США стратегические партнёры, тем не менее есть и ряд трений.

Участники президентского резерва управленцев и кадрового проекта «Единой России» пытались выяснить, у кого на счету больше инновационных идей. Сбор инициатив проводился в рамках первого глобального форума развития «5+5». Помощник президента Аркадий Дворкович пообещал самые прогрессивные идеи передать на рассмотрение Дмитрия Медведева.

Резервисты устроили соревнование идей

Это как раз тот период, когда Россия могла бы резко изменить свой подход, пытаться укрепить взаимоотношения с Израилем и показать ему, что он может опираться на неё в Совбезе ООН в тех вопросах, которые очень интересуют нашу страну. Это иранская проблема, палестинский вопрос и борьба с террором.

В этом смысле Израиль и Россия находятся по одну сторону баррикад. Это те страны, к которым международное сообщество предъявляет претензии по поводу жёстких методов борьбы с террором. Но и Израиль, и Россия прекрасно понимают, что без этого они бы подвергли опасности жизни многих своих граждан. И в этом смысле Израиль ожидал бы от России большего понимания.

— А как вы расцениваете потенциал сотрудничества между нашими странами?

— Он очень большой. Существует огромный неиспользованный потенциал сотрудничества академического, экономического, в области хай-тека.

— Иначе говоря, Израиль может помочь России с модернизацией?

— Я думаю, что да. Потому что в области биотехнологий, нанотехнологий Израиль — одна из ведущих стран мира. С другой стороны, в израильских академических кругах есть немало русскоязычных учёных, которые могли бы стать мостиком и связать российский технологический бизнес с израильскими разработками. Израиль может быть интересным местом для вложения.

Это достаточно гибкий рынок сегодня, одна из стран на Западе, которая лучше других пережила кризис. И поэтому она может быть интересной площадкой даже для финансовых вложений российских бизнесменов — в израильский хай-тек или в какие-то сырьевые разработки. Израиль заинтересован в иностранных инвестиция. Американские граждане, европейские активно вкладывают в нашу экономику, потому что она даёт высокие прибыли. Это достаточно быстро развивающаяся и при этом довольно стабильная экономика.

— Существует мнение, что российские бизнесмены, имеющие еврейские корни, неохотно вкладывают в израильскую экономику, поскольку в израильском обществе присутствует недоверие к природе их капиталов. Так ли это?

— В Израиле действительно налажена жёсткая система контроля над финансовыми потоками. В начале 90-х годов Израиль активно использовался для отбеливания капиталов. Что вызывало много претензий со стороны Запада.

Поэтому Израиль принял целый ряд мер под давлением Запада для того, чтобы сделать прозрачными финансовые потоки. Для подавляющего большинства русскоязычных бизнесменов нечего стесняться, нечего бояться. И многие вкладывают сегодня в Израиль. Здесь есть русскоязычные специалисты в разных областях, которые могут служить мостиком для развития связей.

— А как вы расцениваете ситуацию с антисемитизмом в России? Российские власти настаивают, что это явление в России изжито.

— В этом есть большая доля правды. Действительно, на официальном уровне в России сложно говорить об антисемитизме. Евреи есть и во власти, и в бизнесе, не говоря уже об интеллектуальной элите. Но бытовой антисемитизм, на мой взгляд, человека, который часто бывает в России, остался.

В последние годы даже было некоторое оживление и всё больше случаев актов вандализма, физических атак со стороны скинхедов. Я надеюсь, что российские власти в достаточной степени жёстко реагируют на отношение к этому явлению.

Беседовала обозреватель отдела политики «Независимой газеты» Элина Билевская http://www.chaskor.ru

Э.Билевская