Карантин, старики и солидарность

001.04.2020 1471786662 186 200x133 Карантин, старики и солидарность

 

От редакции сайта. Мы предлагаем этот злободневный материал нашим читателям, которые ещё помнят майские праздники и самый главный из них – День международной солидарности трудящихся всех стран.

После развала СССР во многих странах его перестали отмечать, считая его советским. Антисоветизм и до сих пор в моде.А материал этот о прозе жизни людей старших поколений!

**********

«Самое удивительное для меня — то, что сейчас требования и призывы сидеть на карантине и соблюдать правила (да, государства заставляют, но ведь в подавляющем большинстве люди все же и сами понимают, что так надо) оказались завязаны на солидарность со старыми и больными людьми. Ведь от вируса в основном умирают именно такие люди.

Надо, конечно, понимать, что принадлежность к этой определенной категории — не вопрос возраста, да, среди 90-летних чаще встречаются глубокие инвалиды, чем в других группах, но инвалидом легко можно стать в 50 и 60 лет. И это та категория населения (инвалиды, обычно от 50 и выше), с которой я обычно работаю. И ее проблемы мне очень хорошо понятны.

Так вот, теперь все должны соблюдать карантин и изоляцию как бы ради солидарности со стариками (хорошо, назовем эту категорию «старики», хотя см. выше). В результате с одной стороны несутся крики тех, кто заподозрил правительство или медиков в недостаточно трепетном отношении к старикам: а-а, в Европе убивают стариков, ведь не всем после 80 лет достается необходимая ИВЛ.

С другой, растет ответка — неприязнь по отношению к этой категории, вплоть до натурального социального дарвинизма. Мол, почему мы должны гробить экономику ради каких-то стариков (не ВЫ ее гробите, успокойтесь, потому что не вы принимаете решения, и старики здесь тоже, конечно, ни при чем, как и вирус).
Социальный дарвинизм ужасен, это фашизм, но даже в подобных рассуждениях есть рациональное зерно, например, ООН предупредила, что в бедных странах сейчас резко возрастет количество голодных смертей. Солидарность со стариками — но отсутствие солидарности с голодающими, это тоже немного странно.

Что меня больше всего напрягает — а что, можно подумать, в обычное время, во всех других ситуациях мы хоть как-то солидарны со стариками?

Эта солидарность вообще хоть где-то существует?

Надо сказать, что в Германии, где я живу, этот вопрос все же разработан получше. И система помощи больным старикам есть, и родственники их не в одиночку бьются — есть курсы, есть клубы взаимопомощи, и не все делается на деньги самих родственников — даже неимущие старики в случае необходимости могут получить какую-то помощь (если найдется, кому ее организовать, правда!)

Это тот островок социализма, зачаток системы солидарности, который существует в рамках империалистического мира. Но увы, и здесь это только зачаток.
Надо понимать, что любой старик — это человек на грани смерти, человек, понимающий, что жизнь кончена, он с этим конфронтирует, ему надо это пережить и смириться; его жизнь полна травм и ужаса — неверно ступил, поскользнулся — и вот уже перелом шейки бедра, неподвижность, и хорошо, если удастся восстановиться; жизнь полна боли, каждый шаг — преодоление себя.

И никому, что интересно, нет до этого никакого дела, ты один на один с этой бездной страдания и грядущего небытия.  Более молодые даже представить себе не могут подобного кошмара — а если представляют, все, что от них слышишь — «ой, я так не хочу, я хочу умереть в 60 лет!» То есть жизнь старика вообще представляется бессмысленной и ужасной, это так омерзительно, что граждане даже думать об этом не хотят. Преодоление всего этого (а большинство как-то преодолевает), умение радоваться солнышку, зеленым листикам, родным людям, дарить внукам шоколадки, умение как-то прожить оставшиеся, может быть, 3 или 5 лет, и не стать проклятием для себя и окружающих — всего этого более молодые не понимают и не хотят об этом слышать.

Какая солидарность? Даже в Германии нам привозят иногда людей с пролежнями четвертой степени. Вы понимаете, что такое пролежень четвертой степени? И не надо понимать. Это когда в комнату заходишь, и уже хочется перестать дышать. Это гнойная рана, в которой видны уже кости. Вот привезли старика, у которого семь таких ран, везде, где они вообще могут возникнуть. Как можно довести человека до такого состояния? Загадка.

И это не бомж, и вопрос там не в деньгах вообще, и до этого он 2 месяца провел в больнице — но раны даже не обработаны хирургически. Выбросили умирать в таком состоянии. Какая, на хрен, солидарность? Да, мы сделаем все, что можем, для облегчения страданий. Но вот ведь даже здесь бывает вот так. И это не первый такой случай, я видела такие пролежни у стариков в богатых особняках (бедные, вероятно, просто умирают гораздо скорее). А это — те вещи, которых в общем-то всегда можно избежать.

Это просто уход, приемы которого известны давно и ничего сверхъестественного из себя не представляют. Надо сказать, что за всю мою практику при мне, в тех учреждениях, где я работала, ни разу такие пролежни не возникали — потому что в дрянных домах я не работала, и элементарные вещи у нас всегда соблюдались. Максимум, что может возникнуть — пролежень второй степени, то есть небольшая кожная ранка, и его сразу лечат.

Я даже боюсь думать о том, что происходит в России, где такой системы нет, а население в целом беднее. Уже у меня был не один такой письменный диалог: «помогите, скажите, чем можно помазать пролежень?» — «Его бесполезно мазать, самое главное — разгрузить это место, и вообще каждые 2-3 часа менять положение тела» — «Но у нас нет возможности переворачивать бабушку каждые 2- часа!»
(значит, блин, будут пролежни, потому что иначе никак!)

Причем я даже осуждать не могу — люди работают, и уход — это не их специальность, люди не могут не работать, у них, может, нет денег кого-то нанять.
У всех представления об уходе в старости примитивнейшие — патриархальные — дети всем все должны, если дети не могут — они сволочи (дети — сволочи вообще всегда и при любом раскладе, надо сказать).

Но современная система делает невозможным постоянный уход за родителями, мы не в крестьянской семье (да и в крестьянской семье лучше уж помолчим об уходе!); а в некоторых случаях вообще, извините, нужен профессионализм, которого просто банально нет у обычного человека. Об этом тоже нет понятия — как известно, уход — это что-то такое примитивное, что может «каждая женщина», и все как-то интуитивно знают, что делать при параличах, деменции или болезни паркинсона. Это такое врожденное женское знание, а если его нет — «сволочь».

Нужна всеохватывающая, на государственном уровне система ухода и помощи старикам, эта система и была бы настоящим выражением солидарности. В этой системе должны работать уважаемые профессионалы, этот труд должен считаться сложным (а он и есть сложный) и почетным и нормально оплачиваться. Каждый, кто нуждается в уходе, должен его получать, в том объеме и того уровня профессионализма, который требуется.

Я бы даже в идеале ввела какие-нибудь комиссии для проверки жизненных условий инвалидов, по типу комиссии по делам несовершеннолетних. Потому что при отсутствии таких проверок я даже в Германии видела такие домашние ситуации, что реально вот волосы дыбом, даже не хочу рассказывать. И в случае неудовлетворительных жизненных условий должно предоставляться место в хорошем пансионате; и в таких учреждениях должно быть достаточно персонала, в обычном случае — минимум 1 ухаживающий на 4-5 пациентов (а не на 12, как это часто бывает).

Причем это должны быть добрые и умные люди и хорошие профессионалы. Сейчас даже сказать в российском интернете, что ты работаешь в этой системе — означает подставиться, это уже негатив, я не могу посчитать, сколько уже граждан высказали мне свое глубочайшее презрение по поводу моей работы. Они-де лучше умерли бы с голоду, чем делать ТАКОЕ!

А вот ради того, чтобы «предоставить ИВЛ старикам старше 80 лет», тут они будут рубиться!А для нас этот вирус — в принципе действительно ничего нового из себя не представляет. У нас люди умирают постоянно. От разных причин. И всем на это плевать. Очень часто бывает, что человек мог бы еще прожить свои 3-5 лет, еще мог бы радоваться жизни, есть мороженое, смотреть телевизор — но умер просто от равнодушия и пофигизма окружающих, от установки врачей «а чего вы хотите, ему 85 лет»…

У нас каждый год то норовирус (понос), то грипп — и все это тоже может оказаться для пациентов смертельным, и мы тоже заражаемся сами и болеем, и носим защиту, и дезинфицируем. Что сверхъестественного в новом вирусе? Для нас — ничего, кроме дополнительных бюрократических проблем. Да, вы можете рассказывать о статистике и т.д. Но для нас это просто обычная жизнь.

У нас в обществе не только со стариками солидарности нет. С кем у нас вообще есть солидарность? С бомжами? — нет, они все «сами виноваты, алкоголики». С многодетными семьями? — нет, «зачем рожали нищету и почему я должен им помогать». С бедными — нет, они тоже сами виноваты. С жителями бедных стран, регионов военных действий — нет, это вообще «обезьяны, которые только что слезли с деревьев».Война всех против всех, и каждому кажется, что вот эти «все» посягают на его личный драгоценный карман. До чужих страданий в принципе никому нет дела.

И тут вдруг появляется Вирус, и нас призывают к солидарности.
Понятно, что отсутствие всего этого — прямое следствие капиталистических общественных отношений. И что необходим слом этой системы для того, чтобы построить новую, солидарную и человеческую. Где страдания и смерть даже одного человека станут проблемой для многих. И страданий просто станет намного меньше, несравнимо меньше.

001.04.2020 312786 900 200x133 Карантин, старики и солидарность

Я уверена, что это будет так. Не знаю, почему, но даже вот просто коммунисты, которых я знаю по жизни, немецкие и российские (да, те самые левые, которых все постоянно ругают) — они просто очень хорошие люди.

Способные к солидарности, к помощи. Да ведь и сам императив, ради которого люди этим занимаются — построение такой системы, солидарной и гуманной. Жаль только, что подобных людей пока еще мало.

BLAU_KRAEHE

23.04.2020

https://blaukraehe.livejournal.com/722212.html