«Лучше всего опираться на своих»

001.05.2020 1589553480img2 200x122 «Лучше всего опираться на своих»

 

Портал «Русский век» завершает публикацию полного текста «Русского разговора» между директором Института Русского зарубежья Сергеем Пантелеевым и председателем Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом, Михаилом Дроздовым.

**********

В третьей части речь идет о том, как повлияла всемирная пандемия на формат работы с зарубежными соотечественниками, о том, почему из зарубежных русских никак не получаются «хуацяо», а также о том, какое будущее ждет современное Русское зарубежье «после коронавируса».

Первая часть: «Коронавирусподталкивает мир к распаду на отдельные центры силы»

Вторая часть: «Всемирная русская сеть 9 мая встанет в один Бессмертный полк»

С.П.: Спасибо, Михаил. Идем дальше. Следующий вопрос имеет прямую связь с предыдущим. Мы с вами уже несколько раз приняли участие вместе с другими нашими соотечественниками, живущими в разных странах мира, в онлайн-мероприятиях. Это были видео-конференции, организованные Советом Федерации и Министерством иностранных дел. И соотечественники очень активно обсуждали самые животрепещущие вопросы, в том числе и вопросы проведения акции «Бессмертный полк – без границ!». Как вы считаете, эта практика онлайн-мероприятий, она все-таки ситуативная, связанная с невозможностью таких традиционных встреч, и уйдет вместе с коронавирусом, либо все-таки мы здесь выстраиваем некий новый формат работы? Ведь не секрет, по большому счету, мы о необходимости проведения онлайн-мероприятий, причем на регулярной основе, говорили уже очень давно. Как вы оцениваете? Вот эта тенденция получит свое развитие, станет системой?

М.Д.: Я не буду оригинальным. И скажу, что мир после коронавируса будет другим. Он будет другим в самых разных вещах: от того, что будут уходить совершенно в онлайн все покупки и, кстати говоря, в Китае эта система уже практически был реализована – китайские сети Taobao, Alibaba… То есть практически из всех моих знакомых и друзей такими традиционными магазинами мало кто и пользовался, но теперь, я думаю, это будет тенденция во всемирном масштабе развиваться. И соответственно и общение, которое, как я в самом начале сказал, больше шло в текстовом формате – в формате вот этих социальных сетей: фейсбук там и многих других – сейчас все будет чаще и чаще переходить в видеоформат. И от этого мы уже никуда не уйдем. Причем это будет совершенно точно касаться не только нашего Всемирного движения соотечественников. Это будет касаться очень многих компаний, которые, поработав и отправив некоторых своих сотрудников на удаленную работу, подумают: «А зачем, собственного говоря, нам платить большие деньги за большие офисы, когда, собственно говоря, люди могут делать ту же работу, не приходя в офис?» И так далее и так далее. То есть мир будет меняться. Вот как в нашей компании. Мы сейчас часто… я, поскольку здесь в Китае занимаюсь бизнесом – консалтинговым бизнесом, наши клиенты многие тоже сейчас звонят нам по видеосвязи. Если мы до этого говорили по телефону, например, или в тех же мессенджерах, то сейчас, распробовав вот эту форму, и поняв, что это достаточно все просто и эффективно… Я даже знаю, что некоторые, используя ту же программу Zoom, через которую мы сейчас общаемся, поют песни, даже выпивают друг с другом и чокаются друг с другом. Так что мир действительно будет меняться, и наши соотечественники от этого никуда не денутся, не убегут.

Другое дело, что, конечно, какие-то встречи в реальном формате – они все равно нужны. Потому что мы же люди, мы не прилагаемое к железному ящику, и нам нужно ездить и встречаться друг с другом, и чувствовать тепло объятий и рукопожатий, и своими глазами видеть эмоции, которые, при всем уважении, пока что техника еще до этого не дошла. Так что будем обязательно общаться.

Есть, конечно, некоторые технические сложности, которые будут обязательно. Если возвращаться к нашему движению, у нас представители наших соотечественников живут на всех континентах, кроме Антарктиды. И поэтому, конечно, разница во времени играет свою роль – это первое. И второе – мы действительно сделали несколько пробных таких онлайн-конференций. Сейчас все сидят на карантине, и у всех есть возможность и время достаточно безболезненно, без отрыва от работы в такого рода встречах участвовать. Конечно, когда все вернется в более-менее нормальный ритм, согласовать время, например, для того, чтобы оно было всем удобно, людям, которые живут где-нибудь в Израиле, в Аргентине, в Японии и в России – это будет не так просто. Но, тем не менее, эта форма общения закрепится, хочу вас уверить, я просто в этом убежден.

С.П.: Да, я здесь хотел бы отметить два момента. Первое: знаете, я тоже абсолютно убежден в том, что вот этот онлайн-формат общения – он будет развиваться и более того, ведь нужно напомнить, что русский сегмент интернета – он один из самых мощных в мире. И поскольку русские живут везде, мы очень хорошо объединяемся именно тогда, когда наступают сложные времена – то, о чем вы уже справедливо сказали – это вообще-то хорошие, так сказать, факторы, связанные с нашими возможными будущими здесь победами, с точки зрения консолидации. Я бы так это сказал. Но обратная сторона этого всего связана с тем, что – давайте не будем скрывать – зачастую эти наши частые оффлайн-встречи – они… Иногда мы между собой даже говорили, что это можно было бы обсудить онлайн, не тратить бюджетные средства… И лишний раз встретиться, конечно, очень хорошо, но когда это уже становится некой такой системой – все к этому привыкают и, может быть, не так ценят возможность личного общения, как это хотелось бы.

В нынешней, новой ситуации, эти встречи – они будут тем более важны, тем более ценны именно потому, что мы будем осознавать как это важно и как это здорово, что мы имеем возможность не просто через вот это окошко в интернете общаться, а лично увидеть друг друга, пожать друг другу руки, наконец-то, без перчаток, без масок, и, да, естественно, чего там, и в кулуарах по-русски обсудить все наши текущие вопросы, так как мы это очень любим. Потому что, действительно, русские люди не могут без живого общения. Но я думаю, что ценность этого живого общения сейчас возрастет многократно.

М.Д.: Совершенно с вами согласен. И, кстати говоря, тоже от многих участников нашего движения слышал о том, что вот эта сформировавшаяся система наших конференций уже немножко начала приедаться, и эти встречи, может быть, делать по какому-то новому формату. Я имею в виду очные встречи с большим знакомством со страной – не только друг с другом, но и с людьми, которые живут в России или с соотечественниками, более широким кругом соотечественников. То есть, мне кажется, вот такие формальные разговоры вполне можно вести в онлайн-формате: выступление, друг друга послушать, какие-то реплики дать и так далее. А вот поездить и посмотреть своими глазами реальную жизнь, познакомиться с тем, как живут соотечественники в той или иной стране, поговорить с ними, зайти, может быть, в их дома, или посетить те школы или кружки, которые они там организуют у себя и так далее. Вот это, может быть, даже станет более важным направлением для будущего взаимодействия вот в таком не онлайн-формате. И насколько я знаю, мы на этот год планируем все-таки провести нашу всемирную конференцию – она пока не отменена и я надеюсь, что она осенью состоится и должна быть посвящена вопросам, связанным с бизнесом и соотечественниками. В рамках этой конференции предполагался выезд участников в регионы российские. Вот мне кажется, что-то такое должно уже происходить. И, может быть, такого рода мероприятия можно делать как-то реже, но зато с большим охватом событий. То есть, чтобы конференции те не ограничивались залом заседаний – вот о чем я говорю. Я не говорю, что то, что я сказал – это истина в последней инстанции, но это некий вопрос такой для обсуждения и для того, чтобы все-таки выработать нам какие-то новые формы этой работы.

Посмотреть — Русские разговоры с Сергеем Пантелеевым: Михаил Дроздов

https://www.youtube.com/watch?time_continue=4&v=rbqQpB2og9M&feature=emb_logo

С.П.: Это очень важное замечание. Тем более, мне кажется, что вопрос повышения эффективности работы системы координационных советов и в целом Русских зарубежных общин, которые занимаются определенной активной деятельностью – он уже давно назрел. И здесь даже тот факт, что на текущий год запланирован форум – ежегодная конференция, посвященная в этом году экономическим аспектам, бизнесу – это тоже, в принципе, показатель того, что есть понимание необходимости переводить это на какие-то более эффективные рельсы развития. Потому что если у диаспоры нет финансово-экономической базы, то, по большому счету, диаспоры тоже нет.

Я хотел отметить тот факт еще в начале нашего разговора, вот ваша критика, в том числе и китайских властей на первом этапе, с точки зрения того, насколько эти действия ограничительные были чрезмерны – не чрезмерны, она мне очень напоминает критику наших многих бизнесменов. Именно понимая, что вы занимаетесь в Китае бизнесом, и, общаясь с вашими коллегами здесь, я отмечаю, что здесь вопросы носят во многом именно экономический характер. Не секрет, что многие сегодня переживают очень непростые времена: бизнес разрушается, кто-то выживает, как может, сводя концы с концами, а кто-то перестраивает свою деятельность. И перестраивает, улавливая вот эти вот новые тренды, о которых мы сегодня тоже пытаемся говорить. Наверно и для, в целом, движения соотечественников вот очень важно сегодня уловить эти новые тренды, нащупать их. И в этом плане мой последний вопрос и просьба очень так емко и коротко на него ответить. Все-таки соотечественники российские, проживающие за рубежом после коронавируса: к чему будет стремиться идти соотечественное движение нашей Русской зарубежной общины? Куда идти и к чему стремиться? Вот. Пару буквально тезисов. Каков это мир будет?

М.Д.: Ну, прежде всего, как мне кажется, важно не растерять то, что есть. Все-таки за последние годы нами создана весьма разветвленная, как вы уже сказали, русская сеть в виде координационных советов и тех организаций – сотен или даже тысяч организаций – которые входят в эту нашу систему. И я считаю, что это все наше достижение, поэтому очень важно было бы всю вот эту сеть сохранить.

Между прочим, любые кризисные явления, когда, знаете, заканчивается какой-то поток грантов и прочей поддержки и прочее… То есть люди, которые пришли в эту структуру в надежде на какие-то выгоды исключительно для себя, я думаю, тоже в результате кризиса, как правило, происходит некоторое такое, знаете, очищение движения. Мы в последние годы видели уже это движение вот в эту сторону, но сейчас, мне кажется, оно усилится. А что касается будущего… Ну да, помимо того, чтобы сохранить, нам необходимо все-таки подумать над смыслами: ради чего нам нужна вот эта зарубежная Россия? Ведь тот же Китай и те же китайцы – они всю свою историю опирались на соотечественников за рубежом. Их называют хуацяо. Вот из русских никак хуацяо не получались. То есть русские, зачастую уезжая за рубеж, забывали – многие из них, во всяком случае – забывали о своей родине, либо старались как можно быстрее интегрироваться в новые условия. Я не говорю, что это все, но все-таки такая проблема есть.

И вот сейчас, когда наши соотечественники оказались в сложной ситуации – как весь мир оказался в сложной ситуации – и тут вдруг становится понятно, что лучше всего опираться на своих. Причем опираться на своих во всех областях жизни. Если мы говорим о развитии экономических связей, то я считаю, что бизнесу лучше опираться на своих. На тех, кто уже осел в государствах пребывания, понимает правила работы в этих странах, может подсказать, у кого есть какие-то связи в местном сообществе и так далее, и так далее. Опираться на своих можно при развитии культурных связей. Опираться на своих можно в гуманитарной сфере и так далее. То есть нашему Русскому зарубежью – современному Русскому зарубежью – которое, конечно, отличается очень сильно от первых волн русской миграции, которые, собственно, были отрезаны от нашей страны от России и от этого, как мне кажется, страдала и Россия, и они сами очень сильно… Сейчас у нас нет этого противопоставления и нам нужно понять: чем мы можем быть полезны друг другу, чтобы ушел этот скепсис и со стороны российских властных структур, которые все равно, как я чувствую, немножко относятся к Русскому современному зарубежью без особой надежды – я бы так сказал – что на этих людей действительно можно положиться как-то.

Так и вот, чтобы ушел этот скепсис и у тех людей, которые волей судьбы оказались за рубежом, здесь прижились. И я надеюсь, что этот кризис – он будет не только нести какие-то негативные последствия, но он и даст нам возможность в очередной раз почувствовать, что мы за рубежом и Россия – это часть единого организма. И нам просто нужно научиться, чтобы этот организм использовал функции своих разных органов правильным образом. Будем к этому стремиться. Я считаю, что нужно, может быть, и такую дискуссию развивать. И был бы очень благодарен вам, Сергей, когда вы будете приглашать следующих гостей в свою передачу, задавать им этот вопрос о будущем нашего русского движения за рубежом. Потому что моих интеллектуальных сил тут, совершенно очевидно, не достаточно, и только вместе мы можем прийти к какому-то взгляду на это будущее. Вот что я хотел бы сказать.

С.П.: Спасибо огромное, Михаил, за этот, на самом деле, очень интересный разговор, наш первый «Русский разговор». И мне кажется тоже – я вот все символику какую-то ищу – мне кажется, что в этом нашем первом «Русском разговоре» вы подвели итоги, по большому счету, такой китайской мудростью, которая заключается в том, что любой кризис – это возможность нового развития. И я думаю, что тот путь – новый путь – по которому сегодня, очевидно, идет и весь мир… Всем нам надо поставить такую вот цель русским, живущим и в России, и в зарубежье, чтобы этот путь – этот новый мир – был для Русского мира успешен. Спасибо большое за этот наш первый разговор. Дорогие друзья, до новых встреч. Я буду рад продолжать наши «Русские разговоры» о нашем будущем большом Русском мире. До новых встреч. До свидания, Михаил.

М.Д.: До свидания.

http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=11753