НЕГОДНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Григорий АМНУЭЛЬ: В России нужно изменить умонастроения всего населения. Страна с рабской агрессивной ментальностью опасна

19.05.2017 IMG 0595 620x465 200x150 НЕГОДНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 

14 апреля (2016г.-ред.) в киевском Доме кино состоялся премьерный показ в Украине документального фильма режиссера Григория Амнуэля «Дневник до востребования», рассказывающего о столкновении человека с жестокой государственной системой.

*******

 

В основу картины положен исторический документ — чудом сохранившийся личный дневник заключенного ГУЛАГа, латыша Артура Страдиньша. Сам режиссер считает, что его работа вполне актуальна для наших дней, проводит параллели между судьбами Артура Стадиньша и Олега Сенцова, а также рассуждает об агрессивной серости российской политики и о том, когда все может измениться.

Григорий Маркович, почему вы, немец по рождению и россиянин по гражданству, выбрали для себя героя-латыша? Чем вам близка эта тема?

— Ну, немец — это слишком громко. Да, по материнской линии немецкие предки, но не из Германии, а именно из Балтии. Дома сохранились открытки, фото с ещё немецкими названиями с видами современной Юрмалы, Таллина, Калининграда — всё это места, где когда-то жили или отдыхали мои предки. Но скорее всего, по принятой в ХХ веке классификации, я больше всего подхожу под определение «бесхребетный космополит».

Во времена СССР поехать на Запад было возможно только при встраивании в партийно-номенклатурную вертикаль, мне, как и большинству, это не грозило, и мы ездили в Латвию, Литву, Эстонию и даже в Калининградскую область, на Запад. Когда СССР начал рушится, пошёл процесс восстановления независимости стран и народов. Хотя в СССР, как и теперь в России — про Крым, мало кто верил, что Балтия оккупирована не навсегда.

К счастью, время для оккупантов, как бы они не камуфлировали свои действия, всегда летит очень быстро. Со всеми порядочными людьми переживал, старался всем чем мог помогать борьбе за освобождение народов Латвии, Литвы, Эстонии, за восстановление их независимости.

Коммунистическая трагедия ХХ века в СССР оставила нам куда меньше документальных свидетельств, чем период национал-социализма в Европе. Практически все если не читали, то слышали или видели в кино или в опере, о дневниках Анны Франк, Татьяны Савичевой. Подобным документом является и дневник Артура Страдиньша, переведённый на русский язык стараниями профессора Виктора Бердынских.

В данном случае не столь важно, идет ли речь о еврее, русском, латыше, татарине, украинце — речь идет о том, как тоталитарный политический режим страны уничтожает людей, и о том, как люди пытаются выжить в этих нечеловеческих условиях. Никто среди близких родственников в моей семье в репрессиях не пострадал. Самая большая несправедливость в семье была связана с тем, что маму из-за пункта «национальность» в паспорте, несмотря на медаль, с которой она окончила школу, отказались принять в МГУ.

Пришлось ей заканчивать другие вузы. Можно утверждать, личных серьезных счетов у меня к СССР нет, но есть куда более важный гражданский счет. Счёт к человеконенавистническому режиму, низводившему человека до состояния раба, уничтожавшему в людях всё человеческое, культуру, свободу личности, а часто и отнимавшего жизнь. Это счёт и за 1956-й в Венгрии, и за 1968-й в Чехословакии, и за 1979-й в Афганистане, и за Катынь, и за ГУЛАГ, и за Голодомор, и за народы, объявленные вне закона, и за уничтоженных деятелей культуры, науки, за людей, которых научили быть рабами, т.е. низвели до нечеловеческого состояния.

Можно ли сказать, что эта история обо всех, кто жил в те годы в СССР?

— Безусловно, но не только в СССР. Даже не только в странах социализма. Достаточно напомнить о немецких мальчиках, которых похищали из западных секторов Берлина и Германии, и отправляли в ГУЛАГ, не говоря уже о страшной судьбе Рауля Валленберга — шведского дипломата, спасавшего евреев в Венгрии в конце Второй мировой войны.

Почему вы снимали эту картину именно сейчас? В чем ее актуальность?

— Материал дневника Артура Страдиньша — такой, что не снимать его нельзя. Начиная снимать, я ещё не знал, что он окажется столь злободневным. В деле Артура в протоколе допроса и суда написано «гражданин СССР», и нет ни одного документа СССР, все документы — паспорт, военный билет, профсоюзный, аттестаты и дипломы, справки — гражданина Латвийской Республики, т.е. государство СССР судит его абсолютно несправедливо. Фальсифицируя факты. Артуру везёт. Следователь просит по 58-й статье — расстрел. «Добрый» суд даёт ему 10 лет ГУЛАГа, и потом ещё 18 лет поселения и поражения в праве проживать на своей Родине.

Проходит почти 75 лет — и моего коллегу режиссера Олега Сенцова судят как гражданина РФ, а все документы в его деле — гражданина Украины, в том числе и членский билет Союза кинематографистов Украины. Следователь просит — и суд, по-прежнему «добрый», даёт ему 20 лет. Я не провожу параллель между условиями в ГУЛАГе и УФСИНе, но 10 и 20 лет — тоже большая разница…

Собственно, из-за этих деталей и пришло название «Дневник до востребования». Т.е. дневник Артура Страдиньша оказался востребован по своей актуальности в ХХI веке в нашей жизни. Нам, тем, кто делал этот фильм, оставалось просто сделать все возможное, чтобы он стал доступен как можно большему количеству людей.

Сколько времени заняла подготовка к фильму, сами съёмки?

— Решение о том, что нужно делать фильм на этом материале пришло мгновенно после просмотра спектакля «Вятлаг», сделанного и сыгранного Борисом Павловичем и Евгенией Тарасовой на базе Кировского (Вятского) молодёжного театра и московского Театра.Doc. Несколько месяцев ещё ушло для создания съемочной группы вместе со Светой Баженовой и поиском средств на съёмку. Как только благодаря краудфандингу «Планета» были собраны небольшие деньги, начались съёмки в Москве, Латвии, Кирове.

Когда весь необходимый материал был отснят — деньги кончились. Начался этап поиска средств на монтаж, на музыку, на хроникальные материалы. В общем, на производство фильма ушло практически два года. Но, нужно подчеркнуть, мы делали фильм сами, независимо, и об обращении к государственным системам финансирования РФ не было даже речи. Впрочем, как и во всех моих предыдущих фильмах.

Расскажите о своих соавторах и о людях, которые принимали участие в съёмках картины?

— Прежде всего, мой соавтор Света Баженова — ещё только начинающая свой путь в кино, хотя у неё есть фильмография и даже призы на кинофестивалях. Мои сопродюсеры Иоланта Рунсе и Павел Ивлев. Павел — адвокат, вынужденный уехать из России после дела ЮКОСа. Конечно, вне всякой очереди Кшиштоф Пендерецкий — величайший композитор современности. Его «Листки недописанного дневника» составили музыкальную партитуру фильма, без которой сказать всё, что было для нас важно, было бы значительно сложней.

Дружба с Маэстро и с его супругой Эльжбетой Пендерецкой, сложившаяся после того, как они открывали памятник в Москве своему великому соотечественнику и другу — одно из важнейших приобретений в жизни. Как и в другие этапы жизни и творчества, подружившие меня с Галиной Вишневской и Мстиславом Ростроповичем, Гидоном Кремером, Евгением Евтушенко, Борисом Акимовым, Алексеем Ковалёвым, Игорем Ласько, Андреем Редлихом, миром Жака Куртенса и Александра Хинкиса, многим и многими другими.

Фильм рассказывает историю. Но ведь и вокруг него возникают истории. Порой интересные или забавные. У вас такие были?

— При производстве любого фильма есть то, что планируешь и то, что происходит на съемочной площадке или в монтажной случайно, но становится важным. В документальном кино — это часто непредсказуемость поведения героев, увиденный неожиданный пейзаж. В нашей кино-экспедиции тоже было много интересного. Пожалуй, ограничусь одной из сцен. В монологе одного из героев потрясающе играла чья-то черная дворняжка. Сама пришла на площадку, точно, вдумчиво, выполнила всё, что от неё требовалось, зевнула и спокойно и гордо ушла, куда-то в свой мир, как настоящая кинозвезда.

Помнят ли современные латыши, особенно молодёжь, об ужасах, показанных в вашем фильме?

— Так ставить вопрос нельзя. Есть те, кто помнит, есть те, кто нет, есть те, кто забыл или хочет забыть. Считает это не столь важным для дня сегодняшнего. Но на самом первом показе в Музее оккупации в Риге было трое детей, в лучшем случае ученики первых классов — они смотрели кино внимательно, и им понравилось. Для того, чтобы молодые люди помнили и понимали, что происходило с их предками, об этом нужно говорить, писать, снимать, ставить спектакли.

Если бы Александр Солженицын не приоткрыл нам дверь ГУЛАГа в «Одном дне Ивана Денисовича», если бы мы не читали «Реквием» Анны Ахматовой, «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана, «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, если бы не слушали песни Александра Галича и Владимира Высоцкого, если бы не смотрели «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма, «Иди и смотри» Элема Климова, «Покаяние» Тенгиза Абуладзе… (у каждого наверняка свой список), то, уверен, многое бы в жизни, в истории было бы по-другому. Латвия, как и Украина, и другие страны — все живут по одним законам. От тех, кто занимается искусством, историей, от тех, кто работает в музеях и библиотеках, от учителей — зависит многое в интересах и пониманиях людей.

Ваш фильм — это скорее фиксация исторических фактов или же попытка сделать некую «прививку» будущим поколениям?

— Надеюсь — второе. Но нужно помнить, что дерево растёт только тогда, когда у него есть корни. И когда его поливают.

19.05.2017 IMG 0390 620x465 200x150 НЕГОДНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

 

Амнуэль с папским нунцием в Украине архиепископом Клаудио Гуджеротти

Вы снимаете тематически разные картины — от футбола до политики. Вам просто интересно все? Или же эти темы каким-то образом пересекаются?

— Я снимаю о людях. Их профессиональная сторона жизни бывает очень привлекательна, но если герой не личность, «кина не будет».

Все фильмы жизненны и реально рассказывают о тех или иных проблемах, через которые пришлось пройти людям, и мне в том числе, в ХХ веке.

Вы долгое время были связаны с российской политикой. Это как-то повлияло на то, что вы в конце концов уехали из России?

— Ну, из России я не уехал, и из политики стараюсь совсем не уходить, памятуя, что «если ты не занимаешься политикой, она рано или поздно займётся тобой». Но она, безусловно, влияет на моё творчество. Мне кажется, что знание политики помогает мне делать фильмы такими, какими они выходят, а знание кино, театра, скульптуры, архитектуры, музыки, литературы помогает в понимании политики, процессов, происходящих вокруг нас.

Что же касается отъезда — уехать из РФ сложно, уехать от проблем России, думаю, вообще мало реально, так как, хотим мы этого или нет, именно Россия, видимо в силу своей огромной территории и всё ещё, несмотря на все старания коммунистов, имеющая большое население, оказывает очень сильное влияние на мир. Две мировые войны начались при активном соучастии России. Моё поколение воспитывалось на сознании того, что третья — будет последней. Значит, чтобы её не было, нужно многое изменить и в России, как это изменилось в Германии и других странах. Изменение должно произойти в политике, но для этого нужно изменить ментальность всего населения. Страна с рабской агрессивной ментальностью опасна. Убегать от этого, пока есть силы, нельзя. Это урок Андрея Дмитриевича Сахарова.

А что вообще из себя представляет сегодня политика вашей родной страны?

— Политику агрессивной серости. Думаю, лучше всего ее характеризуют слова одного из соавторов и героев другого моего фильма — Евгения Евтушенко, написавшего в поэме «Под кожей статуи Свободы» — «Посмотри, населенье, как прекрасно расселась и врастает в сиденье креслозадая серость». Это страшно и опасно. Иллюзии о том, что это не так, в том числе и купленные, и внушенные инструментами пропаганды многим, даже на Западе опасны.

Вернемся к вашим фильмам. Они все интересны, но они очень разные. Какой из них вы, как автор, считаете лучшим?

— Лучшим — это вопрос не ко мне, это каждый раз решает зритель. Для каждого он свой, так и должно быть. Могу сказать, что есть один фильм «Редлих — люди с той стороны» — думаю, он самый мой, мне сложней всего представить, что его мог бы снять кто-то другой. Вообще–то самым главным, что сделал в жизни, я считаю памятник Каролю Войтыле — Папе Иоанну-Павлу II.

19.05.2017 634542020145798757 200x133 НЕГОДНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

 

Памятник Иоанну Павлу II в Москве

Он создан по моей идее и при моём продюсировании скульпторами Александром Васякиным (Украина) и Ильёй и Никитой Фёклиными (Россия), установлен и открыт во внутреннем дворе (атриуме) Библиотеки иностранной литературы в Москве 14 октября 2011 года.

 

О чем будет ваша следующая картина?

— Одно дело — хотеть, другое — иметь возможность. Хочу закончить, найти деньги на завершение фильма «Художник и война», снятого в Украине в 2013 году. Фильма-монолога заслуженного художника Украины Александра Васякина, увы, ушедшего от нас осенью 2015 года, не дожившего чуть-чуть до своего 90-летия. Уверен, монолог скульптора, родившегося в глухом Мордовском селе и нашедшем свою родину в Кривом Роге, прошедшего сквозь блокаду Ленинграда зимы 41-42 года, саперные войска и многое другое, важен для нас, в том числе и для понимания того, что делает война и грязная политика с художником.

Хотелось бы доделать фильм-монолог с великим грузинским актёром Рамазом Чхиквадзе. Материал был снят ещё до страшного для Грузии 2008 года, когда Рамаз был жив. Уверен, узнать, что думал и как творил единственный в мире артист, сыгравший и Гитлера, и Сталина, и Ричарда, и множество других героев тоже было бы полезно и важно. Увы, денег, хоть и смешных (10-15 тысяч условных единиц) пока нет. Очень бы хотелось реализовать старый проект большого игрового кино о расизме с условным названием «Тани и Жозеф», есть и другие планы…

Вы вернётесь в Россию?

— Вопрос, наверное, самый короткий и самый сложный. В Россию нормальную — ничего не имею  против. На плаху — при всей привлекательности положения выше толпы — не хочется. Могу точно сказать одно: после 1968 года я говорил моим чехословацким друзьям — простите. Говорил это и грузинским друзьям, в том числе и Рамазу Чхиквадзе, после советских «подвигов» с сапёрными лопатками, после агрессии 2008 года. Говорю вам, Украине, после того, что началось в марте 2014 года. Какая капля станет последней в терпении позора считать себя гражданином, а значит и ответственным за преступления твоей страны, сказать трудно, но то, что сосуд давно переполнен, сомнений нет.

Денис ЗАМРИЙ /

Культура, Фарватер, Интервью

04.04.2016

https://farwater.net/kultura/grigorij-amnuel-v-rossii-nuzhno-izmenit-umonastroeniya-vsego-naseleniya-strana-s-rabskoj-agressivnoj-mentalnostyu-opasna

Послесловие редакции. Чтобы показать необходимость отбора (сепарирования) бывших граждан Советского Союза в число соотечественников союзного государства придётся учитывать их настрой  и практические дела после развала СССР с  пиршеством мародёров.Этот режиссёр имеет право на самовыражение в творчестве, но его советы и рекомендации вряд ли пригодятся при осуществлении проектов новой России.

Посмотреть:

https://www.youtube.com/watch?v=M1FnM7a-jiI