Отчуждение от родного языка


verapan Отчуждение от родного языка

Вера Панченко,Латвия

Уважаемый мной Владимир Борисович Соколов предложил называть нас, российских соотечественников, латвийскими соотечественниками. Я удивилась и полезла в словарь.

В Толковом словаре Даля сказано: соотечественник – рожденный в одном отечестве. Да, многие из нас родились в России. Но далеко не все: кто-то родился в Латвии, но историческая родина у него Россия, и слишком серьезные связи с ней определяют его соотечественность.

Семантика этого слова в наше время очень усложнилась: неспроста не могут определить статус соотечественника, структурируя его в законодательную систему.

Возможно, из-за этой семантической размытости Владимир Борисович сбился на лингвистическую путаницу. И в данном случае мне хочется восстановить, так сказать, лингвистическую справедливость.

Предлог «со» указывает на примыкание, объединение извне: сотоварищ, сотрапезник, соучастник, где центром притяжения — товарищество, трапеза, участие в чем-то. А в нашем случае центр притяжения – отечество и конкретно – Россия.

Мы по отношению к России – внешний объект, примыкающие, сопереживающие, сотрудничающие с ней…

Владимир Борисович пишет: нас как российских соотечественников назовут «пятой колонной». Но, по-моему, это не резон: «пятая колонна» была пристегнута еще раньше, когда наше соотечество не имело такого хождения в дискурсе. И вообще: находится в другом контексте и логически не соединяется.

А что такое латвийский соотечественник? Тот, кто родился в Латвии, имеет такие же серьезные связи, живет, может быть, в России и решает такую же проблему, как и мы. И стержнем его переживаний и духовных ориентиров является Латвия…

Таким образом, переменой определения «российский» на «латвийский» выхолащивается весь смысл, иными словами, если мы идем влево, надо повернуть вправо. Или наоборот.

Надеясь, что хоть как-то убедила своего оппонента, отвлекусь немного на отступление, логически вытекающее из этой ситуации.

Продолжение мысли одно: как бережно надо обращаться с языком. Родной язык, полагаю, имеет свою эстетику и очень глубоко влияет на психику человека и его душевный строй, – неважно, осознаем мы это или нет. Мне, в силу своей работы, приходится пристально вглядываться в язык и свои взаимоотношения с ним. Скорее всего, неглубоко, но все же понимаю, насколько его структура, его эстетика определяет мою внутреннюю стабильность и уверенность в себе.

И поэтому думаю: его структура должна быть прочной, эстетика – надежной. Вот почему всякое разрушение языка воспринимается, как личная обида. А волюнтаристские языковые реформы , возникающие время от времени, желающие облегчить жизь кому-то (безграмотным людям), вообще кажутся угрозами.


rusk1 Отчуждение от родного языка


Некоторые словари тоже сдают позиции. У меня был случай: молодому автору говорю: «миражи» пишется с ударением на «а», на последнем слоге – это некрасиво. Она тут же находит в интернете словарь и читает: форма с ударением на «а» устаревает. Что делать? Помогать форме устаревать или спасать от устарения? Со словарем бороться трудно. Осталось большое сожаление, что теряется красота этого слова.

Можно успокаивать себя доводами о развитии языка. Да, язык развивается — соответственно жизни, но не надо смешивать развитие с разрушительный процессом. Развитие – другая тема…

На радио Балтком есть рубрика о произношении слов – факт замечательный (всегда внимательно выслушиваю эту передачу и наматываю на ус). Но в то же время сотрудники радио – при всем своем профессионализме – нередко допускают неправильные ударения. Вот уж кому надо тщательно следить за своим произношением!

Я уверена, что красота языка, его структура определяют чувство формы в каждом человеке далеко не в последней степени. Это — иррациональные вещи, разобраться в них очень сложно, убеждать в них – того сложнее. Может быть, кто-то занимается этой сферой научно, но, к сожалению, широко об этом не пишется.

Нам, по крайней мере, хорошо известно, что культура органически связана с языком. Чем культурнее человек, тем он грамотнее говорит и пишет, – это аксиома. Орфографические и стилистические ошибки вызывают отторжение. Я знаю человека (врача по специальности), который совершенно не может переписываться с людьми, которые делают в письме ошибки. Очень похоже, что таких людей становится все меньше.

С большой горечью могу констатировать, что в нашей среде достаточно интеллигентные люди обнаруживают слабое знание правил правописания и произношения. За голову берешься, когда видишь, что даже литераторы, творческие люди, не отличают глагола в инфинитиве от его формы в 3-м лице настоящего времени, забывая в первом случае поставить мягкий знак («учиться», «учится»). Нынче это, похоже, самая распространенная ошибка.

В нашем письменном мире таких примеров множество, я об этом писала не раз, – надо же кому-то сопротивляться разрушению, – и очень хочу, чтоб ко мне присоединились все, кому дорога судьба родного языка.


rusjaz1 Отчуждение от родного языка


Приблизительность, как ряска, затягивает наше мышление, лишая его конкретности, красоты, душевной тонкости. В нашей среде, в силу условий, звучит настоятельная потребность изучать латышский язык. Это – нужно, это хорошо, но не пора ли – паралелльно – начать движение за изучение родного языка, тем самым бороться с отчуждением людей от родных корней? Если такое движение возникнет среди взрослых, то и детям нашим будет легче учиться.

В.Панченко