Проездной для гения


tomskK Проездной для гения


Ученые-эмигранты готовы работать в России по вахтовому методу



На конференции в Томске обсудили условия и перспективы привлечения в Россию ученых-соотечественников, работающих за границей. Под эту программу на ближайшие три года выделяется из бюджета 12 миллиардов рублей.

О привлечении в Россию успешных ученых-эмигрантов говорят давно. И вот, наконец, власть дала отмашку, а с ней и приличные деньги. Перед этим, прозондировав настроения в российской диаспоре, чиновники поняли, что научные светила заманить в Россию на длительный срок практически невозможно.

Даже за большие деньги. Более того: не поедут и менее яркие звезды. Бросать с таким трудом завоеванные позиции желающих нет. Зато есть другой вариант — вахтовый метод. И вот первая ласточка. Подведены итоги конкурса по приглашению в наши вузы ученых-соотечественников, чтобы руководить российскими коллективами.

- Условия простые, — объясняет руководить департамента стратегии и перспективных проектов Минобрнауки Сергей Иванец. — Заявку на приглашение варяга подает российский коллектив, которым тот и будет руководить, приезжая сюда в общей сложности на два месяца. Критерии отбора: качество проекта и рейтинг гостя в мировой науке. Победители получают 4 миллиона рублей на два года.

Количество претендентов, честно говоря, удивило: на сто грантов было подано 400 заявок из 22 стран, включая США, Европейский союз, Канаду и Японию. Средний портрет приглашенного ученого составить трудно. У некоторых индекс цитирования еле заметен, а есть очевидные лидеры — скажем, Артем Оганов из США, Алексей Устинов и Владимир Решетиловский из Германии. Насколько удачным окажется вердикт экспертов, покажет время.

Сегодня уже стартовал второй конкурс, и в связи с этим в Томске прошла конференция, куда приехали около 30 ученых-мигрантов. Город выбран не случайно. Сегодня в России он явный лидер в области инноваций. Здесь создано около 400 наукоемких фирм, вузы имеют налаженные связи с живущими на Западе учеными, которые помогают омичам продвигать их работы.

Скажем, Томский университет систем управления и радиоэлектроники, опираясь на своих выпускников, создал в Силиконовой долине центр «Калифорния — Томск», который обеспечивает заказами студентов-программистов, а также продвигает разработки в области радиоэлектроники. Аналогичные центры имеют за границей и другие вузы города.

Но одно дело — помогать в продвижении российских идей, а совсем другое — взваливать на свои плечи руководство нашими коллективами. Пусть и на расстоянии, но это большая ответственность. А что такое наша действительность, объяснять не надо.

Отечественные ученые постоянно сетуют, что на преодоление бюрократических препон, запретов, чехарды уходит куда больше времени и сил, чем на научную работу. Зачем же успешным, состоявшимся на Западе ученым наша головная боль? Может, они не знают наших реалий?

- Да все мы знаем, — ответил корреспонденту «РГ» директор Института технической химии Владимир Решетиловский, который более 40 лет работает в Германии. — Меня трудности не пугают. Почему отозвался на приглашение? Просто хочу помочь. Вот есть такое побуждение. А вообще уже несколько лет работаю с аспирантами из Санкт-Петербурга, организовал там летнюю школу, куда отбираю лучших студентов.

Они приезжают ко мне в институт, защищают кандидатские.

Именно о желании помочь говорили все, с кем довелось побеседовать. Это, в частности, сделавшие себе имя в США Сергей Кривошлыков и Евгений Зайцев, в Германии — Ольга Назарова, в Израиле — Владимир Шейнкман. Бросилось в глаза, что энтузиазм у них бьет через край, и, наверное, поэтому с особой горечью говорят о том, что мешает делу.

- Пожалуй, главное — это недоверие к ученым, — отмечает Ольга Назарова. — Уж если мы победили в конкурсе, под наши имена выделили деньги, так доверяйте нам и в расходовании этих денег, а не подозревайте в нецелевом использовании, не следите за каждым шагом.

По словам Назаровой, каждые три месяца приходится сдавать стостраничный отчет, что сделано, куда потрачена каждая копейка. Контроль, конечно, нужен, но не такой мелочный. За границей нет ничего подобного.

Другая проблема — ученые-эмигранты поставлены в один ряд с гастарбайтерами.

Чтобы пригласить специалиста, надо за год подать заявку в миграционную службу. И, конечно, все недоумевают, как можно было науку «загнать» в пресловутый закон N 94. Ведь он позволяет выиграть конкурс не лучшему проекту, а худшему.

И последнее. В кулуарах российские ученые сетовали, что приглашение зарубежных специалистов — это, конечно, хорошо, но задача должна стоять шире. На конференции надо принимать документы с конкретными мерами по сотрудничеству с эмигрантами, где прописать задачи, ответственность и обязательства сторон. Но ничего этого так и не появилось. Все осталось на уровне пожеланий.

По словам президента Ассоциации русскоговорящих ученых Вячеслава Сафарова, нель зя такие серьезные вопросы решать по советскому принципу: пятилетку за три года. Все нужно было серьезно подготовить заранее, а не за 2-3 месяца.

- Согласен, — сказал корреспонденту «РГ» профессор Александр Чучалин. — Но так получилось, что у нас на подготовку конференции действительно было очень мало времени. Надеюсь, что она послужит уроком для всех, и прежде всего для организаторов следующих встреч.

Юрий Медведев

Опубликовано в РГ от 5 апреля 2010 г.

Ю.Медведев