РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ИСТОРИИ ЛИТВЫ


fomin РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ИСТОРИИ ЛИТВЫ

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Клайпедчанин ФОМИН Андрей Вадимович является преподавателем истории в школе с русским языком обучения, написавшим учебник. Он — доктор философских наук и входит в редколлегию журнала «Русский Мир», в двух последних номерах которого опубликована его интереснейшая статья, адресованная «Иванам, не помнящим родства».

Мы предлагаем ее читателям сайта с любезнейшего разрешения Андрея Вадимовича.Русское население и русская культура появились в Литве и оказывали на нее свое влияние уже около тысячи лет назад: в XI – XIII вв.

Тесное взаимодействие Литвы и Руси — России на протяжении всей истории было предопределено их соседством.

Еще в Х-ХI веках между Литвой и Русским государством, русскими землями существовали тесные многообразные связи.

На границах литовских земель стояли русские города, чье влияние на Литву несомненно: Гродно, Новгородок, Ерсик и другие. Древняя Литва испытывала культурное влияние Новгородской, Псковской, Полоцкой, Туровской, Галицкой, Владимирской русских земель.

Уже первое историческое упоминание имени Литвы в «Кведлинбургских анналах» в 1009 году дано в связи с указанием на соседство с Русью: епископ Брунон, перед тем, как отправиться проповедовать христианство литовцам-язычникам, месяц гостил у знаменитого русского князя Владимира, а затем «был убит язычниками на границе Руси и Литвы».

Литва на заре своей государственности в ХI – ХIII вв. испытывала сильное культурное влияние со стороны русских земель. Русская православная культура проникают в Литву и оказывают на ее развитие сильное позитивное воздействие. Воскресенская летопись рассказывает, что еще в XII веке жители будущей столицы Литвы – Вильнюса призвали к себе править полоцкого князя Ростислава.

ХIII век был особым в мировой истории. Это было время, когда решалась судьба Восточной Европы. Словно невидимая рука привела в движение массы народов. С запада надвигались воинственные рыцари. С востока двигались полчища монголов. Этот век стал трагическим в русской истории.

Для Литвы он, напротив, стал веком подъема и становления активным субъектом европейской политики. Опасность, грозившая Литве, вызвала к жизни силы, активно противодействовавшие ей. Вторжение рыцарей Ливонского и Тевтонского Ордена побудило жемайтийских и литовских князей самоотверженно бороться за независимость родной земли.

В этих трудных исторических условиях князь Миндаугас (Миндовг) объединил под своей властью литовские земли, подчинил себе других литовских князей, создал централизованное литовское государство. Надо сказать, что первый литовский правитель был хорошо знаком с русской культурой.

Густинская летопись сообщает, что первый правитель объединенной Литвы Миндаугас и вместе с ним многие его дружинники в 1246 году приняли крещение по православному обряду. Вряд ли это было бы возможно, если бы Миндаугас не был близок к русской культуре, и русское население не составляло бы влиятельного окружения правителя Литвы.

По сообщению Татищева и Барташевича, супругой Миндаугаса была Тверская княжна, что свидетельствует не просто о контактах Литвы и Руси, но и о присутствии русских людей в Литве уже в эти древние времена. На юге Литва граничила с Галичем и Волынью. С этими русскими землями Литву связывал союзнический договор.

Женой влиятельного правителя Волыни князя Даниила Романовича Галицкого была племянница Миндаугаса. Дочь же самого Миндаугаса стала невесткой князя Даниила – женой его сына Шварна. Южно-русские князья принимали самое деятельное участие в делах Литовского государства.

Сам Миндаугас разместил свою резиденцию в Новгородке, являвшемся типичным русским городом того времени. Следовательно, русское население уже в середине XIII века, то есть со времени формирования Литовского государства, являлось коренным населением Литовского государства и подданными литовского князя.

Ярким примером распространения русской культуры в Литве является исповедание православной веры многими литовскими князьями, а также монашеские подвиги родственников Миндаугаса. По свидетельству древней летописи, одна из сестер Миндаугаса постриглась в православный монастырь.

К лику святых Православной Церковью причислена родственница Миндаугаса Харитина (преставилась в 1281 г.), бывшая игуменьей Новгородского монастыря. Старший сын Миндаугаса Вайшялга (Воишелг), в крещении Давид, был настолько увлечен Православием, что постригся в монахи, совершил путешествие на Афон и, вернувшись, основал в 1262 году на Немане недалеко от Новгородка Лаврашевский монастырь, где подвизался в молитвах и постах.

Примечательно, что его сподвижником в монашеском делании был сын другого известного литовского князя Трайдяниса.

Многочисленные факты и летописные сообщения свидетельствуют о том, что русская православная культура была не только хорошо известна литовским правителям, но и принималась ими в качестве жизненной основы. Более того, она была широко распространена в Литве.

Летописи сообщают о многих литовских православных князьях. Но это не означает, что православная вера была уделом лишь элиты средневековой Литвы. Скорее наоборот, именно широкое распространение в ранней Литве православия могло побуждать правящий слой принимать эту веру. Причем, принимать спокойно и органично, совсем не так, как это будет с католической верой.

Археологические исследования культурных пластов XIII – XIV вв. городов центральной и восточной Литвы (Вильнюс, Каунас, Тракай, Кернаве) свидетельствуют о том, что значительная, большая часть их населения была православной. Уверенно можно сказать, что приверженность государственной элиты к православию отражала и выражала доминирующее настроение общества.

Именно православная в своей массе Литва побуждала князей приобщаться к православной вере. После смерти Миндаугаса на престол сел его старший сын Вайшялга, который правил Литвой около трех лет (1264-1267), после чего вновь решил вернуться в монастырь. Литовский престол он передал своему шурину Галицкому князю Шварну Данииловичу (1267-1269). Во времена правления Шварна в Литве еще больше усилилось влияние Галицкой Руси.

Новый этап в развитии политических и культурных взаимоотношений и связей Литвы и Руси начался в ХIV веке с правлением князей Витеня (Витяниса) и Гедимина (Гядиминаса). Некоторые исследователи возводят происхождение братьев к полоцким князьям. Как мы уже видели, это вполне возможно, поскольку Полоцк имел давние связи с Литвой и с 1300 г. входил в состав Литовского государства.

При Гедимине в состав Литовского государства вошли Минская, Витебская, Туровская, Пинская земли, Подляшье. Влияние Литвы стало сильным в Галицко-Волынской земле, Твери, Новгороде. Гедиминас занял древний Киев и в 1331 г. посадил княжить в нем своего брата Феодора.

Зависимость от Литвы признал Смоленск. Сам Гедиминас носил титул Великого князя Литовского и Русского. Но по мере роста политического влияния Литвы в русских землях, в самой Литве усиливалось и возрастало влияние и распространение русской культуры. Характерно, что русские земли, подчинявшиеся литовскому князю и входившие в состав Великого княжества Литовского (ВКЛ), не ощущали чуждости этого государства.

Скорее наоборот, присоединение к Литве обусловливалось культурной близостью Литвы и Руси, широким распространение в Литве русской православной культуры. В окружении Великого князя было много влиятельных русских православных бояр. По некоторым сведениям, Гедиминас был дважды женат на русских княжнах: Еве и Ольге.

Отличавшийся политической открытостью и религиозной терпимостью Гедиминас не препятствовал приобщению к православной вере членов своей семьи. Все дети Великого князя были крещены в православную веру, носили русские имена. Сыновей Гедиминас делал своими помощниками, ставя наместниками в руские земли. Альгирдас-Александр правил Витебском; Любартас-Дмитрий правил в Луцке, на Волыни. Наримантас-Глеб некоторое время был князем Великого Новгорода.

Многие из Гедиминовичей сыграли яркую роль не только в литовской, но и в русской истории. Своих дочерей Гедиминас выдавал замуж за русских князей: Мария была женой Тверского князя Дмитрия, Анастасия-Айгуста вышла замуж за Московского князя Симеона Гордого, сына Ивана Калиты.

В первой половине XIV века в городах Литвы и, особенно, в столицах – Вильнюсе и Тракай – образуются постоянные крупные русские общины, приходы, закладываются церкви. В 1306 году в Вильнюсе существовал гостиный двор для русских купцов, позднее – в 1315 г. был основан второй гостиный двор.

В Вильнюсе, ставшем при Гедиминасе в 1323 г. постоянной столицей Великого Княжества Литовского, а также и других городах русское население играло заметную и важную роль.

Значительная часть Вильнюса называлась «Русской половицей». Здесь стояли первые православные церкви деревянной постройки. Во время археологических раскопок погостов Вильнюса, производимых в недавние десятилетия, в захоронениях постоянно находили православные нательные крестики.

В 1316 г. в Литве произошло выдающееся историческое событие: по настоянию Гедиминаса была основана Православная митрополия. Ее учредили Византийский император Андроник II и патриарх Иоанн Гликис, поставив митрополитом Литовским и Русским Феофила. Резиденция митрополита находилась в древней Литовской столице – Новгородке. Ему подчинялись епископы Полоцкий и Туровский. Факт учреждения Православной митрополии в Литве – красноречив.

Даже если оставить в стороне политические мотивы Гедиминаса, следует признать: митрополия могла быть учреждена в стране только при наличии значительного православного населения, потребности в его церковном окормлении и при большом влиянии и роли Православной церкви в крае.

Еще при жизни Гедиминаса в 1331 году его сын Альгирдас-Александр вместе со своей первой женой Марией Ярославовной, княжной Витебской построили в Вильнюсе первые каменные православные церкви: Святителя Николая и Святой Параскевы-Пятницы. Храм стал домовой церковью великокняжеской семьи, в ней были крещены все девятнадцать детей Альгирдаса. В это же время в литовской столице была явлена и прославилась почитаемая православным населением Виленская икона Пресвятой Богородицы.

Еще шире русская культура, язык, письменность распространились в Литве при сыне Гедиминаса – великом князе Литовском Альгирдасе (Ольгерде). Альгирдас, воспитанный русской матерью, присоединил к Литовскому государству обширные русские земли, увеличив территорию Великого княжества Литовского более чем в два раза.

Он занял Киев и посадил на Киевский стол своего сына Владимира, изгнав при этом Ордынских наместников. В состав Литовского государства вошли не только обширная Киевская земля, но и Подолье, огромные по своим пространствам Черниговская и Новгород-Северская земли. Русские земли ни в какой мере не испытывали национального или религиозного гнета, каких-либо изменений в характере местной жизни, культурных традиций.

Наоборот, попадание под власть Литовского князя воспринималось как освобождение от власти Орды, возвращение былой жизни древней Руси. «Мы старины не рухаем, а новин не уводим»,- провозглашал Альгирдас. Во главе западно-русских земель оставались на своих местах прежние князья-Рюриковичи, признавшие власть великого князя Литовского.

Большую роль в государственных делах, общественной и культурной жизни Литвы играли обе жены Альгирдаса: Мария Ярославовна Витебская и Иулиания Александровна, княжна Тверская, которую Альгирдас взял в жены в 1348 году после кончины первой супруги, а также их русское окружение, состоявшее из православных бояр и священников.

В память о почившей супруге Марии Ярославовне Альгирдас 1346 г. велел построить в Вильнюсе Пречистенский собор Успения Пресвятой Богородицы. Храм сооружался в центре города, недалеко от великокняжеского дворца, и был освящен в 1348 г. епископом Владимирским Алексием. Впоследствии храм стал кафедральным митрополичьим собором Литовской столицы. В 1347 году в Литве прославились своими подвигами три православных мученика: Антоний, Иоанн и Евстафий, которые в 1374 г. при активном содействии Литовского правителя были канонизированы. Святые Виленские мученики уже в те времена, как и теперь, были почитаемы в Литве, России, Сербии, Болгарии и Румынии.

Русское население Великого княжества Литовского принимало активное участие в борьбе за независимость Литвы от агрессивных соседей. В 1348 г. тевтонские рыцари, сломив сопротивление литовцев на западных рубежах Литвы, двинулись к Каунасу. У реки Стревы состоялась крупная битва, в которой совместно с литовскими полками сражались Смоленские и Псковские полки. С другой стороны русско-литовское войско под руководством Великого князя Альгирдаса одержало в 1363 г. крупную победу над ордынцами в сражении у Синих Вод.

Эта была первая победа русского оружия над татарами, происшедшая за 17 лет до знаменитой Куликовской битвы. Литовцы и русские проливали свою кровь в совместной борьбе с завоевателями.

В 1364 году, вернувшись из Крыма, после победы над ордынцами, Альгирдас привез в подарок своей супруге икону, на которой была изображена Пресвятая Богородица. Эта чудотворная икона, именуемая ныне Остробрамской, стала святыней и православной церкви и, одновременно, Литовской столицы. Она по сей день осеняет Вильнюс из часовни над воротами «Аушрос» в центре старого города.

При Альгирдасе в Литве вновь была учреждена православная митрополия. Требуя от Константинопольского патриарха поставления в Литве митрополита, Альгирдас писал с чрезвычайным размахом: «Дай нам другого митрополита на Киев, Смоленск, Тверь, Малую Русь, Новосиль, Нижний Новгород», считая эти земли подвластными Литве.

Поставленный митрополитом владыка Киприан был хорошо известен во всех русских землях. Он переписывался с преподобным Сергием Радонежским. В одном из посланий Киприан писал отцу Сергию: «…и когда я был в Литве, то многих христиан освободил от горького плена, многие из ненавидящих Бога познали нами истинного Бога и пришли к православной вере через святое крещение. Ставил я святые церкви, утвердил христианство, присоединил к Русской митрополии места церковные, за давностию лет пришедшие в опустошение…».

После смерти Альгирдаса на престол Великого княжества Литовского взошел его сын Йогайла (Ягайло-Яков). Стремясь к упрочению своей власти, ища союзников в борьбе со своими соперниками, Йогайла решил принять приглашение польской шляхты вступить в брак с принцессой Ядвигой, получив при этом Польскую корону.

В 1385 году был заключен акт Кревской унии ВКЛ и Польши. Одним из условий договора являлось обещание Йогайлы крестить Литву в католическую веру. В 1387 году прибывшими из Польши священниками Литва была крещена. Однако когда Ягайло начал крестить Литву, то оказалось, что более половины жителей Вильнюса и других окрестных городов были православными, то есть русскими людьми.

Как сообщают исторические источники, в 1393 году папский легат, Мессинский епископ Иоанн «осматривал много русских церквей в Вильне» и сетовал по поводу отсутствия костелов. В 1397 году великий магистр Тевтонского Ордена Конрад фон Юнгинген перед всеми европейскими дворами свидетельствовал, что в Литве незаметно успехов латинства, потому что «литовцы обращаются в русскую (православную) веру».

В 1405 г. Туровский епископ Антоний, по сообщению летописи, «обращал в Литве и крестил народ в православную веру».

В 1392 году Великим князем Литовским стал двоюродный брат Ягайлы Витаутас. При нем роль и влияние русского населения и русской культуры в Литве продолжало усиливаться.

Территория ВКЛ еще более расширилась на восток и юго-восток. В состав Литовского государства в 1395-1405 гг. вошел Смоленск. Витаутасу подчинились Орловская, Тульская, Калужская и часть Черниговских земель. Литовский правитель присоединил к своим владениям и территории Причерноморья. Русский язык в начале XV века окончательно становится официальным письменным языком Литовского государства.


ruslt РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ИСТОРИИ ЛИТВЫ

Русское население, русские подданные верой и правдой служили Литовскому государству, примером чего является знаменитая Грюнвальдская битва, положившая конец господству Тевтонского Ордена в Восточной Европе.

Битва состоялась 15 июля 1410 года. Об этом сражении написано много, однако необходимо уточнить некоторые его подробности. Из 91 полка (хоругви) союзных войск, участвовавших в сражении, 43 были русскими. Эти полки пришли из русских земель, входивших в состав Литовского и Польского государств. Из 40 полков, находившихся под командованием Витаутаса, 36 были русскими: это были полки из Киевской, Черниговской, Подольской, Смоленской и других земель.

Центральные позиции в сражении занимали Смоленские полки, которыми командовал Юрий Лугвеньевич Мстиславский, внук Альгирдаса. Матерью его была Московская княжна Мария, дочь Дмитрия Донского. Князь Юрий Мстиславский, таким образом, был одновременно внуком и Альгирдаса и Дмитрия Донского.

В личности этого героя воплотилась доблесть обоих пращуров, он стал подлинным героем сражения. Во время битвы рыцари нанесли мощный удар в центр союзных войск, именно туда, где и стояли Смоленские полки. Они героически выдержали удар, не отступив. Один из полков погиб, другие выстояли и не только отразили натиск крестоносцев, но и спасли польского короля Йогайлу, который чуть было не погиб от рук наседавших врагов. Стойкость смоленских полков сыграла важную роль в исходе битвы.

Польский историк Длугош, участвовавший в этом сражении, совершенно справедливо отметил, что Смоленские полки снискали на поле сражения бессмертную славу.

В конце XV века более половины жителей Вильнюса были русскими, православными. Русскими и православными были влиятельные бояре и вельможи Великого княжества Литовского, игравшие выдающуюся роль в истории государства: Воловичи, Сапеги, Ходкевичи, Вишневецкие, Заславские, Стародубские, Сангушки, Слуцкие, Бельские, Корецкие, Горские, Острожские и многие другие.

На высокие государственные должности выдвигались русские – в культурном и этническом отношениях – люди. Русские православные бурмистры занимали достойное место и играли важную роль не только в Вильнюсском, но и других городских самоуправлениях средневековой Литвы. Православные иерархи принимали деятельное участие в государственном управлении ВКЛ.

Интересной чертой менталитета русского населения Великого княжества Литовского того времени было то, что оно считало себя не только подданными Великого Литовского князя, не только патриотами своего государства, но и «истинно русскими» людьми.

В Литве было немало православных монастырей: Свято-Троицкий и Рождественский в Вильнюсе, Рождество-Богородичный в Тракай, Лаврашевский близ Новгородка, Борисоглебский в Гродно, Ковенский мужской и женский монастыри, Виленский Ошмянский монастырь во имя святителя Николая и другие.

Собственно в Литве известны 11 монастырей, многие из которых были устроены или поддерживались литовскими, то есть русскими, православными, князьями.

В 1498 г. великим маршалком ВКЛ Александром Ивановичем Ходкевичем был основан Супрасльский Благовещенский монастырь, ставший известным очагом православия. Позднее, в середине XVI века был основан Ковенский (Каунасский) Сурдегский монастырь. Важным событием культурной жизни края стали явления и пребывание в Литве чудотворных икон, почитаемых до сих пор. Это — Виленская чудотворная икона (1341 г.), Остробрамская икона Пресвятой Богородицы (1364 г.), Виленская икона Одигитрия (1495 г.), Жировицкая (1470 г.), Супрасльская (нач. XVI в.), Сурдегская (1530), Пожайская (XVII в.) иконы.

В 1458 г. вильнюсские кушнеры (меховщики) основали медовое православное братство, которое сыграло яркую роль в сохранении Православной веры в Литве. Православный люд Литвы занимался благотворительностью, щедро поддерживал монастыри, церкви и приходы.

В 1485 г. Гродненский мещанин Иван Сергиевич завещал монастырю при церкви свв. Мучеников Бориса и Глеба свой дворец, фольварк с пашнями, лесом и сеножатями. Подскарбий великого князя Литовского Казимира Иван Стретович в 1486 г. щедро жертвовал хлеб для Лаврашева монастыря у Новгородка. Княгини Зубревицкая и Трабская из рода князей Гольшанских пожаловали в 1486 г. на Пречистенский собор в Вильнюсе имение со всеми землями и повинностями. И таких примеров в истории края можно привести множество.

Для сравнения: в середине XVI в. вся Жемайтийская католическая епархия Литвы насчитывала только 34 костела, в то время, как в одном Вильнюсе было около 20 православных храмов. Во всем Великом Княжестве Литовском было до 700 костелов, в то время, как в одном только Новгородском (Новогрудском) воеводстве насчитывалось 650 церквей, то есть почти столько же, сколько костелов во всем государстве! Перед введением польско-литовской унии во всей Литовской православной митрополии числилось «попов русских 11 тысяч; следовательно, и церквей не многим менее».

XVI век стал временем «ренессанса» русской культуры в Великом Княжестве Литовском. В первую очередь, это выразилось в бурном развитии русского книгопечатания и литературы. Книгоиздательскую деятельность в Литве начал Георгий (Франциск) Скорина, родившийся в 1488 г. в Полоцке, обучавшийся в Краковском университете, а затем получивший ученую степень доктора медицины в Падуанском университете в Италии.

В 1520 году Скорина переселился к родственникам в Вильнюс. «Найстарший бурмистр» Вильнюса Яков Бабич в своем доме на Большой улице недалеко от Ратуши основал типографию, где Франциск Скорина издал на русском языке первую в литовском государстве печатную книгу.

В «великославном месте Виленском» Франциск Скорина в 1522 году издал «Малую подорожную книжицу», а в 1525 году – «Апостол», став, таким образом, не только основоположником книгопечатания в ВКЛ, но и первым русским книгопечатником, опередив на несколько десятилетий деятельность московского первопечатника Ивана Федорова.

В своих предисловиях к книгам Ф. Скорина непосредственно адресует их русскому читателю – «посполитому люду языка руского». Ставая перед собой задачу просвещения «братии своей Руси», Скорина написал к издаваемым им книгам около 150 предисловий, послесловий, примечаний и комментариев, в которых содержатся интересные, яркие афористические мысли, а также разнообразные сведения по географии, истории, праву, астрономии.

Написанные ярким и выразительным языком, несущие оригинальную авторскую интонацию, они обогащали разговорный русский язык риторическими фигурами, образными изречениями, новой лексикой. Особенно настойчиво Скорина подчеркивал образовательную и просветительскую задачу изданных книг: «Прото ж и я, Францишек, Скоринин сын с Полоцка, в лекарских науках доктор, знаючи сее, иже есть наивышшая мудрость размышления смерти, и познание самого себе…, казал есми тиснути книгу… рускым языком Богу ко чти и людем посполитым к научению».

Дело Ф. Скорины продолжил известный просветитель Симон Будный, издавший в 1562 году на русском языке «Катехизис». Книга предварялась объяснением: «Катехизис, то есть наука стародавняя христианская из Священного писания для простых людей языка русского в вопросах и ответах собранная».

В предисловии Симон Будный подчеркивал, что книга написана «славным издавна славянским языком» и убеждал чтить и «миловать» язык своих предков. Симон Будный активно проповедовал, занимался литературной и издательской деятельностью, выступая поборником единства культуры славянских народов.

Другой известный первопечатник Литвы Василий Тяпинский предпринял перевод на русский язык Евангелия. При переводе он опирался на старославянские тексты Священного Писания, созданные еще Кириллом и Мефодием. Для издания Евангелия основал типографию, в которой трудился сам. Книга вышла из печати в 1580 году. Евангелие было напечатано на двух языках: рядом с церковно-славянским текстом давался перевод на народный русский язык.

Книга содержала многочисленные толкования местных слов. Очевидно, В.Тяпинский ощущал миссионерское стремление сделать Евангелие доступным для русского населения ВКЛ. Об этом свидетельствует и сохранившееся в рукописном виде предисловие, в котором В. Тяпинский рассматривает свою издательскую деятельность как патриотический долг и высокое служение своему народу. Подчеркивая первенство русского языка, Тяпинский порицал тех бояр и священнослужителей, которые препятствовали или не содействовали просвещению и распространению грамотности среди народа.

В 1569 году Литва заключила с Польшей Люблинскую унию, вследствие которой было образовано польско-литовское государство Речь Посполитая. В Литве стало интенсивно распространяться влияние католицизма, польского языка и культуры.

Перед русским населением ВКЛ стала задача сохранения родной речи, православной веры, русской культурной традиции. Большую роль в развитии православного просвещения в Литве в этот период играл князь Константин Константинович Острожский — крупный магнат и государственный деятель, один из знатнейших и влиятельнейших панов Великого Княжества Литовского.

Его жизнь протекала во время, когда подготавливалась церковная уния, происходило санкционированное правительством притеснение православной веры, когда многие русские вельможи и бояре в сложной межконфессиональной и политической борьбе не выдерживали и переходили в католицизм, отказывались от языка и религии своих предков. Князя К.К. Острожского не без оснований считают двигателем умственно – религиозного возрождения в русских землях Литвы и Польши.

В 1572 году он основал несколько школ в польско-литовском государстве, самой знаменитой из которых стала школа в Остроге. Острожскую школу князь стремился превратить в академию: в ней впервые в русской истории и культуре стали преподавать «вольные науки»: грамматику, риторику, диалектику, арифметику, музыку и астрономию. Острожское училище, по сути, стало родоначальником высших учебных заведений в русских землях и русской истории.

Одновременно К.К. Острожский учредил типографии, издававшие богослужебные и религиозно-полемические книги. К участию в издательском деле князь привлек выдающихся печатников того времени: бежавших из Москвы в ВКЛ Ивана Федорова и Петра Мстиславца. После разгрома московской типографии они в 1566 году прибыли в Вильнюс, и, как писал Иван Федоров, «когда мы оттуда пришли сюда, то принял нас милостиво государь Жигимантас – Август, великий князь Литовский».

Первоначально покровительство мастерам оказал другой литовский вельможа: Григорий Александрович Ходкевич – подскарбий ВКЛ, а позднее — великий (наивысший) гетман Литовский. Он приютил книгопечатников в своем имении Заблудове, окружив их заботой и предоставив все необходимое для продолжения книгоиздательской деятельности.

Здесь в основанной Г.А. Ходкевичем типографии в 1569 году было напечатано «Евангелие учительное», а затем — «Псалтирь» и «Часословец». «Псалтирь» широко использовалась для обучения грамоте как в Литве, так и за ее пределами. Позднее, в имении князя К. Острожского Иван Федоров издал первую в русской истории «Азбуку» с грамматикой и «Букварь».

Здесь же в 1580 – 1581 гг. вышла в свет первая полная печатная Библия на русском языке, — «Острожская Библия». Это была самая крупная работа Ивана Федорова и Петра Мстиславца: книга включала в себя 1256 страниц. Издание этой первой печатной русской Библии составило эпоху в русской литературе и истории русской образованности.

Так в XVI веке Литва и ее столица Вильнюс стали центром русского книгопечатания. Издание здесь книг на русском языке по количеству и разнообразию изданий, качеству печати выдерживает сравнение с издательской деятельностью в Германии, Франции, Италии, Чехии того времени. В типографиях ВКЛ было издано 385 наименований книг.

Особенно славилась Вильнюсская типография братьев Кузьмы и Луки Мамоничей, которую они приобрели у Якова Бабича, и не только продолжили, но и значительно развили книгоиздательскую деятельность. Через короткое время типография Мамоничей стала крупнейшей в Вильнюсе. Одно время в ней работал московский первопечатник Петр Мстиславец, издавший здесь в 1575-1576 гг. «Евангелие» и «Псалтирь».

Типография Мамоничей выполняла и официальные заказы: здесь был издан Статут Великого Княжества Литовского 1588 г., «Трибунал обывателям ВКЛ», а также конституции польско-литовских сеймов.

Острая религиозная полемика, борьба протестантов с католиками, нападки на православную Церковь, витавшие в воздухе идеи церковной унии под главенством Папского престола побудили православное население Речи Посполитой основывать братства для защиты своей веры и своих интересов.

Православные жители Вильнюса в 1582 году основали братство и получили подтвердительную грамоту на его деятельность от великого князя Литовского и короля Речи Посполитой Стефана Батория. Вильнюсское братство учредило свою типографию, издавало печатные книги. В 1584 году оно открыло школу, в которой изучались русский (славянский) язык, арифметика, пение, музыка, латынь и греческий язык. Школа была доступной, в нее принимались дети разных сословий. Примечательно, что в братской школе преподавались те же дисциплины, что и в коллегии иезуитов, и уровень образования не уступал уровню высших учебных заведений того времени.

В 1597 году на деньги сестер Феодоры и Дорофеи Воллович в Вильнюсе был основан Свято-Духов монастырь. В конце XVI – начале XVII вв. Виленский Свято-Духов монастырь и объединившееся вокруг него Вильнюсское православное братство становятся центром просветительской деятельности и православной жизни в Литве. В это время большую роль в культурной жизни играли учителя братской школы и проповедники братья Стефан и Лаврентий Зизании (Тустановские).

В 1595 году в братской типографии вышла написанная Стефаном и Лаврентием «Азбука» с изложением православной веры: «Наука ку читаню и розуменю писма словенского, тутыж о Святой Троицы и о Вочеловечении Господни». В 1596 году Вильнюсской братской типографией была издана «Грамматика славянская» («Грамматика славенска съвершеннаго искусства осми частий слова и иных нуждных»), написанная Лаврентием Зизанием, и являющаяся одной из первых попыток создания подобного учебного пособия.

Необходимость издания славянской грамматики Лаврентий Зизаний объяснял в своей книге так: «…грамматика является первым шагом в познании всех наук, в том числе философии, риторики, словесности. Она учит добре читати и разумети, ибо то, что читати, а не разумети, — есть гордость и смех». Крупным трудом Лаврентия Зизания, написанным в Литве, стал подробный православный «Катехизис».

Этот труд был привезен в Москву, где был внимательно рассмотрен патриархом Московским и всея Руси Филаретом и специально созданной для этого комиссией московских богословов. Исправления в книгу Зизания вносил сам патриарх. В 1627 году «Катехизис Большой» Лаврентия Зизания был издан Московским печатным двором. Это был первый опыт издания подобного обширного толкования и объяснения догматов православной веры.

Работа над книгой и ее издание помогли как литовским, так и московским православным богословам лучше уточнить тонкости догматики. Впоследствии «Катехизис» Лаврентия Зизания на протяжении двух с половиной столетий пользовался немалым авторитетом и уважением верующих. В конце XVIII века его трижды переиздавали в Гродно старообрядцы. Книга переиздавалась в России даже в конце XIX века.

В начале XVII века в православном движении Литвы ярко заблистала звезда Мелетия Смотрицкого. Он получил хорошее образование в университетах Вильнюса, Лейпцига, Нюрнберга и Виттенберга. В 1608 г. Смотрицкий приехал в Вильнюс, где стал послушником Свято – Духова монастыря. В 1608 – 1610 гг. в типографии монастыря были изданы его произведения «Антиграфы» и «Френос» — «Плач единой, кафолической, апостольской восточной Церкви с изъяснением догматов веры», прославившие имя автора во всем ВКЛ и за его пределами.

Русский язык в XIV-XVII вв. играл чрезвычайно большую роль в истории Литовского государства. На протяжении столетий он являлся официальным государственным языком ВКЛ. В своде законов Литовского государства — Статуте Великого княжества Литовского 1588 г. утверждалось: «Земский писарь обязан все бумаги, выписи и позывы писать не на ином каком-либо языке и не иными словами, как только на русском и по-русски, буквами и словами русскими».

Интеллектуальная дискуссия, развернувшаяся в ВКЛ, различные культурные влияния на жизнь общества, стремление русского православного населения Великого Княжества Литовского сохранить свою самобытную православную культуру, растущее национальное сознание русского населения, — все это вызывало общественную потребность в определении строгих грамматических форм русского языка, выработке лексических норм, закреплении его формального статуса.

Это побудило Мелетия Смотрицкого к разработке грамматики русского языка. В 1619 году в типографии Вильнюсского братства, расположенной в 30 км от Вильнюса, была издана его книга «Грамматики славенския правилное синтагма». В этой книге декларировались возможности русского (славянского) языка, его культурная ценность.

Впервые в русской истории давалась система его строгих норм, правил и законов. В основу разработки русской грамматики Мелетий Смотрицкий положил текст «Острожской Библии». «Грамматика» Смотрицкого на двести лет обеспечила образовательные и учебные потребности русского народа. По этой книге обучались поколения русских людей, в том числе все выдающиеся фигуры русской истории и культуры XVII – XVIII вв. «Грамматика» Смотрицкого была распространена в Литве, России, Сербии, Болгарии.

М.В. Ломоносов назвал «Грамматику» М. Смотрицкого «вратами учености». Книга стала образцом и основой для разработки сербской, болгарской, румынской грамматик, для дальнейшего развития русской словесности.

Наряду с богословской и социально-религиозной литературой того времени в Литве формировалась и развивалась русская поэзия. Одним из первых на русском языке стихи начал писать Франциск Скорина. Не чужды были поэтического творчества братья Мамоничи, Мелетий Смотрицкий, видный вельможа — канцлер и гетман Великого княжества Литовского Лев Иванович Сапега. Яркие эпиграммы, эпитафии и стихотворения, посвященные государственным деятелям ВКЛ, писал Андрей Рымша.

В Вильнюсе и Полоцке трудился и творил первый русский поэт Самуил Емельянович Петровский-Ситнянович, прозванный Симеоном Полоцким (1629 – 1680), получивший образование в Вильнюсском университете. Он писал стихи на русском, латинском и польском языках.

Творческий диапазон Симеона Полоцкого чрезвычайно широк: псалмы и божественные гимны, элегии, оды, панегирики, эпиграммы, сатиры, пьесы. Фактически он выступает как яркий профессиональный поэт. Его поэзия выражала широко распространенный в Литве в XVII веке стиль барокко. Симеоном Полоцким было написано более 51 тысячи стихотворений и пьес, хорошо известных в Литве и России. Без преувеличения можно сказать, что Полоцкий заложил основы русской поэзии и драматургии, определил тенденции ее дальнейшего развития.

В 1664 г. по приглашению Российского царя Алексея Михайловича Симеон Полоцкий переехал в Москву, где открыл школу, воспитывал государевых детей, являясь своеобразным проводником идей Запада в московских верхах.

Для русской культуры Литвы XVII век был знаменателен еще и тем, что происшедший в России церковный раскол побудил многих русских православных людей, не принявших реформу патриарха Никона, искать убежища в веротерпимой и многоконфессиональной Литве. Гонения, обрушившиеся на старообрядцев в России, привели к тому, что в 50 – 70-е гг. XVII века в Литву устремились их потоки.

Во многих районах современной Литвы (в Зарасайском, Рокишкском, Утянском уездах) образовались устойчивые старообрядческие общины, сохраняющие свою самобытность до сих пор. Сформировались даже своеобразные русские духовно-культурные центры в старообрядческих обителях в селениях Гудишки, Казачина, Дегучай.

В этой последней обители создавался интересный литературно-исторический памятник «Дегуцкий летописец», содержавший сведения о первых переселенцах в Литву, например, о том, как в 1679 году из России в Литву пришел раскаявшийся стрелец Трофим Иванов, принимавший участие в экспедиции на Соловки для расправы с мятежными монахами – старообрядцами. Старообрядцы Литвы сохранили интересный русский фольклор, в том числе так называемые «духовные стихи».

Итак, можно утверждать, что именно русская культура во многом формировала культурный облик Литвы на протяжении веков.

С другой стороны, можно утверждать, что в географических и политических рамках Литовского государства сформировалась и развивалась очень важная ветвь русской культуры, корнями уходящая в древнюю Русь, сохранявшая преемственность древней русской исторической традиции, и, одновременно, тесно соприкасавшаяся с веяниями западноевропейской культуры.

Эта ветвь не могла и не может не иметь большого значения для русской культуры в целом. Эта ветвь знаменовала открытость русской культуры Западной Европе, диалог с ней. Она выражала собой своеобразный ответ самобытной русской культуры на духовно-творческие процессы, происходившие на Западе. Она свидетельствует о причастности русской культуры к общеевропейскому культурному процессу, включенности и соучастии русской культуры в нем. Именно в Литве русская культура переживала влияние европейского Ренессанса и являлась его своеобразной составной частью.

Времена менялись. Литва в составе Речи Посполитой все больше подпадала под польское влияние. В 1697 году Сейм польско-литовской Речи Посполитой принял постановление о переходе делопроизводства Литвы на польский язык и запретил типографиям издавать книги на русском языке. Это радикально изменило всю культурную ситуацию в стране. Рассмотреть этот новый исторический период мы постараемся в будущем.

А.В. Фомин

доктор философских наук,

Литва, г. Клайпеда

А.В. Фомин