Русские собираются


Nikon Русские собираются


Вячеслав Никонов, исполнительный директор Фонда «Русский мир».

Кто-то смотрит конкурс «Евровидение», чтобы насладиться новинками поп-музыки. Аналитиков же интересует голосование за тех или иных исполнителей, которое на практике все больше в последние годы превращается в голосование за ту или иную страну.Почитаешь западные газеты: имидж России — хуже некуда. А вот на «Евровидении» мы все чаще в призерах. И дело не только в исполнителях или репертуаре, хотя вовсе не хочу принизить заслуги Димы Билана и его звездной команды, принесших России первое в истории золото в престижном европейском конкурсе.

Победителя выбирают простые люди из всех стран Европы, которые часто голосуют за «своих» (скандинавы или страны бывшей Югославии — друг за друга, ирландцы — за англичан, молдаване — за румын и т.д.).

Тем более примечательно, что Россия выиграла этот конкурс симпатий простых людей Европы. Билана, которого на конкурсе трудно было не заметить, ухитрились не заметить только жители Исландии, Дании, Швеции, Швейцарии и Сан-Марино, не давшие ему ни одного очка.

Зато он был третьим в предпочтениях обитателей Испании, Мальты, Черногории, Кипра, Азербайджана. Вторым — в Финляндии, Венгрии, Румынии, Сербии, Молдавии. И победил в Украине, Белоруссии, Армении, Израиле, Латвии, Литве и Эстонии.

Заметьте, Россия была впереди там, где много русских, и там, где нас хорошо знают. Почему же раньше мы не побеждали? Не в последнюю очередь потому, что раньше сами русские, оказавшись на чужбине, не всегда испытывали к своей Родине позитивные чувства. И потому, что соседи были о нас худшего мнения.

Еще в 1990-е годы многие эмигранты из нашей страны стыдились своей русскости, в мире стремительно сокращалось количество людей, изучающих русский язык, в некоторых странах националисты даже жгли книги на русском. Ситуация меняется на глазах. Я это вижу как исполнительный директор Фонда «Русский мир».

В Болгарии на XI Конгрессе Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы перед полуторатысячной аудиторией из 75 стран премьер-министр этой страны Сергей Станишев (выпускник МГУ) поведал, что после распада соцлагеря русский язык был 14-м по количеству изучавших его школьников. Теперь — второй.

В Польше в 90-е русский выжигали из учебных заведений каленым железом. Теперь там большой неудовлетворенный спрос на русский: без его знания невозможно найти достойную работу, особенно в сфере бизнеса. Ведь основной бизнес — на востоке: в Прибалтике, Украине, Белоруссии, России, без русского языка никак. И так во всех восточноевропейских странах, где элиты порой занимают весьма жесткие антироссийские позиции.

В странах Европейского союза, как выяснилось, русских уже 10 миллионов человек — это самое большое национальное меньшинство. Причем такое меньшинство, которое только сейчас впервые начинает сплачиваться, осознавать и защищать свои права. В чем я имел возможность недавно убедиться на конференции в Люксембурге, где с представителями русских диаспор европейских стран делились опытом отстаивания своих интересов руководители других организаций меньшинств: итальянцев в Бельгии, поляков в Голландии, цыган в Великобритании, турок в Германии.

Русским есть чему поучиться и есть что защищать, особенно в Латвии и Эстонии.

Русские в современном мире — далеко не только те, в чьих жилах течет русская кровь, это не этнос. Хорошая иллюстрация тому — Всегерманский русский конгресс в Кельне, где присутствовало не так много этнических русских. Зато было много немцев из Поволжья и Казахстана, евреев, украинцев, кавказцев. В Германии они ощущают свою русскость куда больше, чем когда жили в едином СССР.

Русский мир сегодня — полиэтничен, поликонфессионален. Он даже может не говорить по-русски.

Удивительный случай. К нам в фонд обратились за помощью русские из Парагвая, где наши соотечественники появились после Гражданской войны. Их потомки уже не говорят по-русски. Но они создали православную больницу и не хотят получать поддержку от католического государства.

Русский язык реабилитируется на пространстве бывшего Советского Союза, пример Украины, где его все еще прессуют, скорее — исключение. Наши исследования выявляют резко возросшее желание изучать русский, особенно в Молдавии, Армении, Узбекистане, Киргизии, Таджикистане, оно никогда не ослабевало в Белоруссии и Казахстане.

В развитых странах Запада после лавинообразного спада интереса к России в 90-е годы вновь заметно увеличивается количество студентов и школьников, изучающих нашу страну и русский язык.

Фонд «Русский мир» получает множество заявок на открытие центров изучения русского языка, истории, культуры, причем из самых, казалось бы, неожиданных мест: Макао, Кабула, Дубая, Монтевидео. Я уж не говорю о традиционных центрах русистики, которые существуют повсеместно — от Новой Зеландии до Аляски.

Я мог бы и дальше приводить десятки и сотни примеров начинающегося собирания русского мира, роста интереса и доверия к России. Разорванный в XX веке — войнами, репрессиями, распадами страны, — русский мир вновь начинает сознавать себя как общность, на сей раз — трансграничная. И мы вновь интересны для окружающих.

И это — одно из следствий подъема России. Мы твердо встали на ноги. Главное, мы сами стали себя уважать. И к России сразу пришли победы. И в экономике. И в спорте. И на эстраде.

А русские — к какой бы национальности и вере они ни принадлежали — начали все больше сознавать свою общность друг с другом и с Отечеством.

Вячеслав Никонов, исполнительный директор Фонда «Русский мир»/Известия

В.Никонов