Соотечественники

03.04.2019 1299507349 mescheriakov 200x169 Соотечественники

От редакции сайта. Этот материал можно было бы озаглавить «Укор литовской юстиции»,однако в данном случае авторское право не позволяет это сделать, поэтому читателям предлагаем познакомиться с малой частью творений замечательного человека,государственника  и нашего друга.

На фотографии: В.В.Мещеряков и С.М.Миронов на встрече в Калининграде (2011г).

*********

«В сознании российского общества всё чаще звучит тема зарубежных соотечественников. Что за тема? Откуда есть пошла? Мы привыкли к тому, что у всякого явления должно быть начало. Но я опасаюсь в поисках начала забрести в такие дебри, выбраться из которых не поможет ни современный электронный навигатор, ни, тем более, компас. Наверное, правильнее будет выбрать некие точки отсчёта, временные вехи, и от них рассматривать дальнейшие явления и события.

Начну с литовской столицы – города Вильнюса 1989 г. Идут бурные политические процессы, которые ещё ждут честного и объективного анализа и освещения. А мне лучше рассказывать то, что видел собственными глазами и в чём сам непосредственно участвовал. В зрительном зале Русского драмтеатра прошло бурное городское собрание русской общественности, на котором инициативная группа объявила о создании Русского культурного центра, стремящегося к культурному возрождению русских Литвы (нам ещё придётся вернуться к этой теме).

А в здании городского комитета Коммунистической партии мой товарищ по антисаюдистскому сопротивлению Юлий Павлович Гальцев на полном серьёзе ведёт регистрацию граждан, желающих в случае выхода Литвы из СССР выехать из республики. Собрано уже несколько сотен подписей, а люди идут и идут…

Это, в основном, работники народного хозяйства, рабочие, строители, которых в своё время страна направила сюда, чтобы поднимать республику из руин, восстанавливать разрушенное войной хозяйство, это специалисты, получившие назначение на работу по окончании вузов и других учебных заведений и члены их семей. Люди были уверены, что страна не бросит их в случае «развода» с Литвой, даже мысли не допускали о том, что она может в какой-то момент уподобиться злостному алиментщику, укрывающемуся от обязанностей перед своими детьми…

Другая «веха». Я, ведущий специалист КБ, в первых числах января 1991 г. выезжаю в командировку на периферийное предприятие своего республиканского производственного объединения средств вычислительной техники в порядке внедрения там нового технологиче-ского оборудования. В заводском цеху люди встревожено расспрашивают: что там, в Вильнюсе творится? Советую не тревожиться, спокойно работать, а чтобы разрядить атмосферу, со смехом заявляю: «Ребята, пока я здесь, в Вильнюсе ничего не случится«!

Какое жуткое пророчество! Руководство завода просит меня остаться ещё и на субботу, а вернуться я смогу вечером в одной машине с отрядом саюдистов, который отправляется в Вильнюс на «защиту демократии и свободы». Столь милая перспектива не вдохновляет. Соглашаюсь остаться с тем, чтобы успеть добраться к вечеру до Вильнюса рейсовым автобусом. Мучает гастрит…

Наконец, дома. Пытаюсь привести себя в порядок и отдохнуть, как вдруг телефон… Звонит Геннадий Попов, директор выпускавшейся нами газеты: «Срочно приезжай«! Быстро собираюсь и – туда. В здании горкома партии шумно, полно народу. Нахожу Попова: «Что происходит«? В ответ: «Жди, может, придётся выехать«. Со двора горкома отъезжают автобусы с людьми. После полуночи Геннадий кричит, чтобы я тоже скорее бежал в автобус. В автобусе полно знакомых.

Попадаю в объятия приятеля – Изи Бутримовича, секретаря Октябрьского райкома. Допрашиваю его – что же здесь творится? Он поясняет, что отряд дружинников должен будет встать между солдатами и окружившей телебашню толпой саюдистов при угрозе их прямого столкновения. Что за дурацкая выдумка – толкать безоружных людей между двух раскалённых жерновов? Отряд покидает автобусы и колонной пробивается через толпу.

В толпе не очень понимают, что это за отряд. Одни, слыша возгласы на литовском и на латышском языках, принимают его за боевое подкрепление, другие пытаются воспрепятствовать его продвижению, действуя палками, стальными прутьями и газовыми баллончиками. Ночное небо над головами прочерчивают трассы автоматных очередей. Слышатся звуки выстрелов, раз-другой над головой прошелестел воздух, похоже – полетели пули. На миг мелькает противная мыслишка – а ведь могут и пришлёпнуть. Вдруг слышу обращение по громкоговорителю к толпе на литовском языке: «Граждане, соблюдайте спокойствие, не конфликтуйте с военными, расходитесь!»29.03.2019 1018988962 200x130 Соотечественники Слава богу, думаю, образумились, как можно стравливать мирное население с армией? Но выстрелы продолжают звучать. Впереди вижу облачко распыляемого газа, успеваю крикнуть соседу слева – не дыши! – подхватываю его за рукав и бегом тащу вперёд сквозь облачко. Правый сосед исчез. Входим в соприкосновение с солдатами. Навстречу бежит взвинченный десантник, садит от пуза из автомата очередями. Но они безвредны – патроны холостые. Несколько крепких словечек и крик – кончай пукать, говнюк, офицера сюда! – сбивают его с боевого настроя.

Другой солдат успевает приласкать прикладом моего левого соседа. Наконец, нас пропустили внутрь телебашни. Из 100 дружинников до места добрались 42 человека. Внутри – кавардак, выбиты окна, кое-где в стёклах видны отверстия от пуль – стреляли явно изнутри, по полу валяются бутылки с горючей смесью. Располагаемся, пытаемся прийти в себя, убираем мусор – осколки стекла, об-ломки мебели. Всё-таки в пути глотнул газа – изо рта идёт кровь, наверное, открылась язва. Утром товарищи требуют, чтобы я срочно убирался домой. Это было утро знаменитого литовского 13 января.

Покидаю территорию и еду, но не домой, а в горком партии. Застаю там Попова: «Гена, нас втянули в идиотскую провокацию, на кой чёрт было захватывать эту телебашню«? Он соглашается, говорит – похоже, что так. В ту ночь Горбачёв поднёс Ландсбергису бокал людской крови, которой тот так страстно жаждал. Мистика какая-то – 13-й день января (двенадцатого плюс один месяца), 13 погибших «за свободу Литвы», ни лейтенант Шацких, ни Израиль Бутримович *– не в счёт, это чужие.

В понедельник утром – на работу, отчитываюсь за командировку, ловлю на себе ненавидящие взгляды сотрудников, оказывается, по бюро уже раззвонили о моём участии в штурме. Вечером – к врачу и на «больничный». Есть время, чтобы поразмышлять над происходящим.

Да, бесспорно, литовские СМИ развязали разнузданную, мерзкую по своей сути травлю живущих в Литве русских, составлявших основную массу промышленных работников. Но разве это оправдывает силовой захват объектов, значившихся на республиканском балансе, т.е. официально считавшихся собственностью, контролируемой правительством республики, оправдано ли силовое изгнание из телецентра и телебашни работавшего там персонала при явной перспективе массовых волнений?

Можно представить себе, какое ликование царит в стане ландсбергистов, получивших от Горбачёва вожделенный кровавый подарок. Вряд ли его скроют лицемерные рыдания саюдистских лидеров по жертвам разыгравшейся трагедии. Ведь сколько времени эти «апостолы национального возрождения» долдонили народу на каждом перекрёстке, что свобода и демократия невозможны без искупительной жертвы, к этому стремились, это провоцировали. Поэтому кровь погибших падает на них в той же мере, что и на горбачёвское окружение.

А вообще, почему мы позволяем использовать нас, русских, в качестве жупела, страшилки, образа врага? Может быть, лучше предоставить литовцам возможность самим разобраться, как им жить, какое строить будущее, может, каким-то образом попытаться лишить их оголтелых вождей пугала, сотворённого из русского, которым они размахивают ради своекорыстных интересов, тогда проще будет разобраться, кто есть кто. Я никогда не считал, что литовцы глупее нас, только не надо им мешать.

А вот другое русло размышлений. Практически всю жизнь я работал на переднем крае науки и техники республики – в области информатики, наравне с литовцами вносил свой вклад в создание и упрочение имиджа Литвы в этой области. Автор изобретений, рацпредложений, лауреат союзных отраслевых премий. А теперь любой сопляк, трудовой вклад которого сопоставим разве что с кучей дерьма посреди улицы, рассуждает в газетах, на радио, телевидении – предоставлять или не предоставлять таким, как я, гражданство независимой Литвы. Почему молчат по этому поводу мои литовские товарищи и коллеги, которые ещё недавно и без моих просьб заверяли в своём уважении и дружбе?

Мало того, придумали порядок предоставления этого гражданства, который российские недоумки назвали нулевым. Фактически претендент на гражданство должен дать подписку о лояльности, т.е. в людях заведомо предполагают потенциальных преступников, а саму подписку называют присягой государству. С моими представлениями о демократии это никак невяжется: по-моему, присягать должно государство гражданам, а не граждане государству.

Одновременно, подписывая эту присягу, я фактически отрекался бы от данной ранее воинской присяги и от страны, в которой родился – СССР. Вряд ли эти юридические тонкости осознавали слои населения с невысоким образовательным уровнем. Но вот что примечательно: об этом помалкивали активные деятели, корчившие из себя интеллектуалов и уже предъявившие претензии на своё лидерство в русской среде.

И ещё одна мысль. В Литву я приехал в связи с направлением сюда на работу отца. У меня, 17-летнего подростка с паспортом гражданина РСФСР, никто и не спрашивал, хочу ли я стать гражданином Литовской ССР. А по окончании вуза и я сам был направлен в обязательном порядке (такова была практика) на работу в Вильнюс. Так что у меня есть все основания требовать восстановления в правах гражданина России, если руководство страны ведёт дело к отделению от неё Литвы.

Жаль только, что в своде российских законов нет закона о российском гражданстве. Но это поправимо.С такими мыслями я и уселся писать проект устава новой общественной организации с необдуманно пространным названием – Ассоциация российских граждан в Литве «Россия». Я понимал, что эта затея столкнётся с жёстким осуждением со стороны руководства Компартии Литвы, оставшейся в составе КПСС и отказавшейся последовать за секретарём ЦК А.Бразаускасом с отколовшейся частью партии.

Понимал, что на меня попытаются навесить ярлык ренегата в Интердвижении Литвы. Однако у меня не оставалось сомнений в том, что при таком руководстве СССР и неэффективном, реактивном сопротивлении саюдизму окончательный выход Литвы из СССР – вопрос полутора-двух лет. Поэтому с выводом русского населения из-под непрекращающихся нападок следует поторопиться. С большими предосторожностями я приступил к склонению к своей идее наиболее авторитетных активистов из организаций Интердвижения – Социалистической Федерации Трудящихся Литвы и движения «Единство».

Основной тезис – нам нужно заявить о принципиальном согласии принять на себя статус иностранцев в Литве при условии признания за нами гражданства РСФСР. К июлю удалось сагитировать около 25-30 сторонников. 10 июля 1991 г. состоялось учредительное собрание Ассоциации российских граждан. Была принята и опубликована в газете «Вместе и наравне» декларация новой организации. Собрание приняло также решение обратиться в Верховный Совет РСФСР с просьбой незамедлительно принять закон о российском гражданстве, предусматривающий для граждан СССР право на восстановление и регистрацию гражданства России.

Именно эту дату и следует считать днём рождения первой на территории СССР организации российских соотечественников. Примерно 18-20 июля, взяв очередной отпуск и выехав в Москву, я лично передал в Президиум ВС РСФСР наше постановление с просьбой принять закон о гражданстве. Как известно, первый закон о российском гражданстве был принят и опубликован в ноябре 1991 года. Это позволило таким, как я, уже в ноябре, ещё в отсутствии российского дипломатического представительства в Литве, доказывать свою гражданскую принадлежность, что, как мне представляется, избавило нас от возможных дополнительных неприятностей.

Из Москвы я поехал к себе на родину – в Самару (тогдашний Куйбышев), а уже оттуда – обратно в Вильнюс. Это был август. Август 1991 года – месяц Великого Умопомрачения, месяц позора «форосского сидельца» – политической бездари, труса и предателя, месяц постыдного ГКЧП с трясущимися руками их вождя, месяц триумфа всенародного зассанца и его братвы. Месяц, поставивший жирный крест на моих прогнозах о полутора-двух годах сохранения СССР в прежних границах и положивший реальное начало нашей жизни в зарубежье. 6 сентября некий «Государственный совет» во главе с ущербным и оплёванным ельциноидами президентом СССР объявил о признании независимости прибалтийских республик.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

У меня вряд ли получится описать те мысли чувства, которые обуревали в те дни. Удержаться на работе, выстоять, осмотреться, а потом уже решать, как поступать дальше. Не знаю, почему, но списки членов Ассоциации, их заявления о гражданстве, контактные данные стал каждый раз прятать вне квартиры. Подальше запрятал документацию партийной организации, которую возглавлял, одновременно «неумело» спрятал документацию парторганизации, состоявшей до её раскола, в основном, из саюдистов – так, чтобы она при случае попалась постороннему на глаза. О какой-то возможности обысков не было и намёка в мыслях, но нравы, беспардонность саюдистов были нам хорошо известны, поэтому ожидать от них можно было всего.

Товарищу, отъезжавшему на время в Москву, наказал посетить Генеральную прокуратуру СССР и потребовать уничтожения или передачи на особое хранение протоколов показаний, которые давали её работникам члены дружин, участвовавших в событиях 13 января. Эта мера была необходимой, чтобы оградить людей от вполне предсказуемых репрессивных мер саюдистского руководства Литвы.»

Валентин Мещеряков

16.02.2010

___________________

 

Валентин Васильевич Мещеряков

03.04.2019 valentin2 200x128 Соотечественники 1936 – 2011
Республиканский совет российских соотечественников Литвы с глубокой скорбью извещает, что 22 февраля 2011 года на 75 году жизни скоропостижно скончался Президент Ассоциации российских граждан в Литве, председатель Совета Ассоциации российских граждан Прибалтики, член Республиканского совета российских соотечественников Валентин Васильевич Мещеряков. Он был одним из наиболее ярких и деятельных членов русской общины и российской диаспоры Литвы, энергичным и неутомимим в защите законных прав соотечественников, в отстаивании их интересов, в поисках правды и справедливости. Республиканский совет российских соотечественников выражает глубокое соболезнование родным и близким Валентина Васильевича, всем, кто был дружен с ним.Светлая память о Валентине Васильевиче Мещерякове сохранится в наших сердцах и душах, в памяти всех, кто знал покойного.

26.02.2011

Послесловие Анатолия Лавритова. Эту первую главу своей книги Валентин Вамильевич прислал мне за год до своей кончины. Занятый литературоведческой работой, переводом произведений литовских авторов, а также общественными делами в Движении российских соотечественников, он продолжал накапливать свои воспоминания и собирался жить долго…Внезапная кончина прервала его планы.До сих пор мы не знаем, в каком состоянии и где находятся его архивы и документация Ассоциации российских граждан в Литовской республике. Надеемся, что дипломатических работников Российской Федерации эти вопросы заинтересуют.

____________________

*  Читать дополнительно: ВИЛЬНЮС, 13 ЯНВАРЯ 1991 ГОДА (отрывок)

-«Смерть русским убийцам!», — кричали националисты, завидев колонну дружинников. Впереди всех шел секретарь Советского райкома партии Изя Бутримович. Он и принял первый удар. Рабочие тщетно пытались вырвать его из «объятий» разъяренной толпы — несчастного просто забили насмерть. У телерадиокомитета дружинникам тоже досталось. Работника ЦК КПЛ Ромаса Юхневичюса, шедшего во главе колонны, какой-то солдат огрел прикладом. — Я коммунист, не видишь, что я с красной повязкой?! — закричал тот.

Офицер смутился. — В первый раз за эту ночь я увидел среди жителей Вильнюса тех, кто нас поддерживает. Мы думали, что здесь нам все враги. — Есть потери?— Капитану Гаврилову взрывным устройством оторвало пятку, а еще пострадала «Альфа». Националисты выстрелили бойцу в спину на близком расстоянии и пробили бронежилет. Его отправили в больницу.Один из дружинников, бывший врач скорой помощи, встрепенулся:— Вы отправили его на смерть! Литовские врачи заявили, что не будут применять к русским клятву Гиппократа!

…Очевидно, в момент разговора лейтенант Виктор Шатских уже был мертв. В больницу его отправили слишком поздно: толпа таким плотным кольцом окружила телецентр, что «скорая» не могла пробиться к нему 40 минут. У парня «схлопнулись» оба легких.Лейтенант Шатских шел последним в цепи. Его бронежилет согнулся, когда он залезал в окно. В этот момент и произошел выстрел.Сам бронежилет непробиваем, но пуля прошла между пластинами. Дойдя до второго этажа, Шатских предупредил начальника отделения: «Евгений Николаевич, мне плохо». И упал.

https://www.rubaltic.ru/specialprojects/vilnyus-13-yanvarya-1991-goda/