Уволили из-за фраз на русском языке

02.10.2018 30443193 1812817352109823 200x200 Уволили из за фраз на русском языке

 

 

Инна Фурман не ожидала, что её искреннее желание помочь первоклассникам-репатриантам закончится лишением работы

48-летняя учительница Инна Фурман из Ашдода до сих пор не может прийти в себя.

Она держит в руках письмо из министерства просвещения, полученное 16 сентября.

В нём педагога извещают об увольнении.

********

Инна больше никогда не войдет в первый класс, с которым начала работать 1 сентября нынешнего года.

Об этой истории «Вестям» стало известно от отца ребенка (имя хранится в редакции) из школы «Раим». «Моя дочь учится в классе Инны Фурман. Это обычная израильская школа, но в классе есть дети, которые не знают иврит. Дочка рассказала, что на уроке учительница объяснила им смысл нескольких непонятных слов по-русски. Каково же было наше возмущение, когда мы узнали, что другие родители пожаловались на это администрации школы, и учительнице грозит увольнение».

Сама история началась 5 сентября. Инна Фурман рассказала »Вестям» свою версию конфликта: «Пятого сентября, около полудня, меня вызвал директор школы и сообщил о жалобе. Это было полной неожиданностью, потому что ко мне никто из родителей с такой претензией не обращался».

По словам Инны, свой класс она приняла первого сентября и сразу заметила, что 8 детей не понимают иврит. «Получилось, что часть учеников активно участвуют в уроке, а восемь малышей сидят с растерянным видом и не знают, что делать. Когда я задала вопрос на иврите, какие слова есть на букву «шин», то увидела в глазах этих детишек панику. Тогда я подсказала русскоязычным детям, что мы учили слово «шалом», и можно его использовать в игре, — признается Инна. — И это всё! Разумеется, я не вела урок на русском языке, в чём меня пытались обвинить!»

Сама Инна репатриировалась в Израиль 25 лет назад и хорошо помнит, каково это — находиться в иноязычной среде. «Мне показалось правильным облегчить детям-репатриантам стресс от первых дней учебы», — объясняет она.

По её словам, все шло замечательно, пока в тот злополучный день 5 сентября в класс не вошел другой учитель со словами: «Я вас заменю, а вы идите к директору».

В кабинете директора, по утверждению Фурман, разговор сразу пошел в напряженном ключе. Учительнице поставили в вину не только то, что она «говорит на уроках по-русски», но и ошибки в переписке с родителями на иврите в группе в WhatsApp. «Как этот педагог сможет научить наших детей грамотно писать, если сам пишет с орфографическими ошибками?» — так, по словам Инны, ей передали жалобу родителей.

«Мои объяснения, что речь идет о простых описках, вызванных быстрым набором клавиш на смартфоне, не помогли. Директор запретил мне вообще говорить в школе по-русски. Я так разнервничалась, что разрыдалась. Вернуться в таком виде в класс я не могла. Тем более что в этот день я вообще была нездорова и находилась на работе с температурой. Да и другой учитель меня уже заменил. Поэтому я взяла сумку и ушла домой», — рассказала Инна «Вестям».

Она несколько дней болела, а когда вернулась в школу 12 сентября, то, по ее словам, ее даже не пустили в здание. «Мне заявили, что я больше не могу преподавать в этой школе и обязана явиться в окружное отделение минпроса на слушание перед увольнением».

16 сентября Инна Фурман получила письмо из минпроса о том, что »увольнение входит в силу немедленно» (документ находится в распоряжении редакции).

«Я работаю педагогом уже десять лет и потрясена запретом на помощь ученикам, не понимающим иврит. Мне кажется, что такое могло случиться только по отношению к русскому языку. Я удивлена таким проявлением национальной нетерпимости и считаю, что ему не место в израильской школе», — говорит Инна Фурман.

Версия минпроса

Но как объясняет скандал в ашдодской школе вторая сторона конфликта?

Вот что написала Инне Фурман инспектор министерства просвещения Рут Бен-Валид: «Вас вызвали на беседу с директором в 12:10 после получения жалоб на то, что вы разговариваете с учениками по-русски и делаете ошибки во время переписки с родителями в WhatsApp. Во время беседы руководитель учебного заведения пытался объяснить вам проблемность такого поведения в классе, в ответ вы встали и покинули его кабинет, а затем и помещение школы.

Я напоминаю, что учебный день заканчивается в 14:00, и ваши ученики остались без преподавателя. В связи с этим директор школы обратился ко мне с подробностями случившегося. Вы не отвечали на наши звонки и сообщения в WhatsApp. В посланном мной сообщении подчеркивалось, что в случае отсутствия реакции с вашей стороны я вижу в этом поведении увольнение с должности учителя».

В беседе с «Вестями» Инна Фурман объяснила, что не могла ответить на звонки и сообщения, поскольку забыла телефон в классе.

На официальный запрос «Вестей» о главной претензии педагога — запрете на русский язык — окружное (южное) отделение министерства просвещения ответило следующее:

«Министерство просвещения приветствует любые контакты с разными языками и культурами. Данный случай касается исключительно профессиональных педагогических проблем и не имеет отношения к родному языку педагога».

В чем именно состоят «другие проблемы», в министерстве не уточнили.

От редакции:

Мы обращаемся с просьбой к читателям, в особенности — педагогам, сообщить нам, приходилось ли вам или вашим детям встречаться с подобным запретом на русский язык в израильской школе? Мы хотим понять, единичный это случай или типичный — с тем, чтобы более глубоко разобраться в проблеме и продолжить ее обсуждение на уровне депутатов кнессета и руководства минпроса.

Ноа Лави, Виктория Виноградова

20.09.18

На материал поступило более 160 комментариев разного толка.

https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5348616,00.html