Концерт для скальпеля с оркестром

В Тюмени операции начали делать под музыку


vrach25 Концерт для скальпеля с оркестром


Cамая ценная аппаратура в современной операционной «сердечного доктора» Кирилла Горбатикова — простенькая стереомагнитола.



Магнитофон и картонная коробка с музыкальными дисками — здесь абсолютно необходимые «медицинские» аксессуары, без них не проводится ни одна более или менее серьезная операция.

«Некоторые хирурги удивляются: к чему, мол, это баловство? Я же теперь не представляю себе, как можно обойтись без музыки!» — говорит Горбатиков.

Он — главный кардиохирург Тюменской области, главный детский кардиохирург Уральского федерального округа — имеет непререкаемый авторитет среди коллег.

Кирилл вернул к нормальной жизни не одну тысячу малышей, родившихся с врожденным пороком сердца. Провел ряд уникальных по сложности операций, в том числе у младенцев, которым от роду было несколько суток.

- И какую же роль тут играет музыкальное сопровождение? Для кого оно бальзам — для пациента? Так он под наркозом. Следовательно, не слышит…

- Прежде всего музыка (не всякая, конечно, а соответствующая задаче) необходима оперирующей бригаде, — говорит Горбатиков. — У меня вместе с санитаркой это девять человек. Когда операция длится несколько часов кряду, накапливается нервное напряжение, иногда наблюдается сбой координации. Как раньше было? В поисках разрядки кто-нибудь из врачей невольно переходил на крик. Но мы же не на буровой!

Малейшая ошибка способна привести к неприятным последствиям. А вот хорошая лиричная мелодия, как доказывает многолетний опыт, не дает выбиваться из рабочего ритма, не позволяет аккумулировать отрицательные эмоции, с ней значительно меньше ощущается усталость, — поясняет мой собеседник.

Что касается маленьких пациентов, то, пока идет подготовка к операции, звуки они, безусловно, воспринимают. И их успокаивает негромкая мелодия в сочетании с мягким светом. А вот воздействует ли музыка после принятия наркоза — вопрос.

Такого рода исследования, похоже, никто не проводил.

Само собой, будоражащая, агрессивная музыка вроде тяжелого рока в операционной исключена — она только взвинтит людей. Слишком расслабляющая — ненадежный помощник. Попса — вроде шарманки, непременно станет раздражать, не даст сосредоточиться. Нужна старая добрая классика.

И то не всякая. Если в произведении резкие звуковые и темповые переходы — то низкий, то высокий тембр, — это внесет дисбаланс в заданную хирургическую ритмику. Допустим, Паганини во время операции неприемлем, зато органично сочетаются со скальпелем некоторые скрипичные концерты Моцарта. То есть требуется музыка неторопливая, размеренная.

- Среди любимых записей — струнная обработка классики. Нередко вместе с нами сердечными делами занимается популярный российский гитарист Дидюля. Вообще испанская гитара вписывается великолепно. Идеален скрипичный Верди. Впервые я его услышал в начале девяностых годов на операциях Рената Акчурина и сразу стал проигрывать на своем магнитофоне, как только вернулся из Москвы, — рассказывает Кирилл Горбатиков.

Именно Акчурин, который позаимствовал музыкальный опыт у зарубежных коллег, заразил им своего ассистента из Сибири. А тот, в свою очередь, стал примером для тюменских хирургов различного профиля и направления.

Сегодня музыка в операционных — уже привычное явление. Наверное, ученым пора изучить и обобщить результаты музыкальной хирургии.

Кстати.

Что еще позволяет восстанавливать силы и тонус?

- Охота, рыбалка, — говорит Горбатиков. — Серьезное увлечение — парашютный спорт. Нырнешь в воздушный океан, и затем как минимум неделю настроение спокойное, размеренное.

Не случайно парашютисты не лихачат на автомобилях: они свою дозу адреналина уже получили, рисковать своей и чужой жизнью не хотят.

Анатолий Меньшиков

Опубликовано в РГ (Неделя) 20 августа 2009 г.

А.Меньшиков