СЕНСАЦИЯ С ВЫНУЖДЕННЫМ ПРИЗНАНИЕМ

От редакции сайта.

Предлагаем нашим читателям пройти по ссылке, чтобы получить представление о передаче «Момент истины»

Андрея Караулова от 18 июня 2012 года, в которой затронуты многие темы.

На нашем сайте одна ранее находила отражение.


AndKar СЕНСАЦИЯ  С  ВЫНУЖДЕННЫМ  ПРИЗНАНИЕМ


http://moment-istini.ru/

___________________

ОТРЫВОК из статьи

«Раны Катыни»

Константина ОБОЛЕНСКОГО («Красная Звезда» (2012).

«О существовании Катынского лагеря (№ 2-ОН) под Смоленском рассказывал в наши дни бывший начальник связи 136-го отдельного конвойного батальона конвойных войск НКВД СССР А.А. Лукин. В ходе беседы с журналистом В. Абариновым Лукин утверждал, что перед войной его 136-й батальон охранял «три лагеря: Юхнов, Козельск и Катынь».

В июле 1941-го командование батальона пыталось организовать вывоз из Катынского лагеря «польского населения»: «Вопрос был очень сложный: надо эвакуировать, а немецкие самолёты над шоссейной дорогой летают на высоте 10—15 метров, все дороги загромождены беженцами, и не только шоссе, а и просёлки. Очень трудно было, а машин было очень мало. Мы пользовались теми машинами, которые останавливали, высаживали беженцев, отнимали машины и в эти машины грузили польское население из лагеря Катынь».

Приведём ещё несколько свидетельств участников тех событий. Они собраны Владиславом Шведом и Сергеем Стрыгиным («Тайна Катыни в документах и фактах»).

Москвич Ксенофонт Агапов, бывший спектрометрист металлургического завода № 95 в Кунцево, сообщил о том, что с 31 октября по 26 ноября 1941 года он ехал из Москвы до города Верхняя Салда Свердловской области в одном эвакуационном эшелоне вместе с 80 пленными польскими офицерами, сумевшими уйти из лагеря под Смоленском.

Полковник в отставке Илья Иванович Кривой (бывший курсант Смоленского стрелково-пулемётного училища) в своём заявлении в Главную военную прокуратуру от 24 октября 2004 года подробно описал факты встречи им летом 1940 года и в начале лета 1941 года находившихся под конвоем пленных польских офицеров и солдат.

Ветеран войны М. Задорожный, бывший разведчик 467-го корпусного артиллерийского полка, написал письмо в газету «Рабочий путь» (Смоленск, 9 января 1990 г.), в котором сообщил, что в августе 1941 года во время выхода 467-го артиллерийского полка из окружения недалеко от Смоленска в расположение его подразделения прибежал солдат из части НКВД и сообщил, что «немцы ворвались в расположение лагеря военнопленных поляков, охрану перестреляли и расстреливают поляков. А этому солдату удалось убежать».

В 1991 году в № 4 «Военно-исторического журнала» было опубликовано интервью с бывшим командиром взвода 1-го автомобильного полка Войска Польского Борисом Тартаковским, который утверждал, что лично общался с пятью бывшими узниками Катынского лагеря (№ 2-ОН), трое из которых служили под его командованием. По их рассказам, в июле 1941 года, в момент захвата лагеря немцами, им удалось бежать из лагеря, а двое других ушли с советской охраной на восток.

Анна Рогаля (до своей смерти в 2004 году проживала в Тюмени под фамилией Яковленко), дочь польского поручика Поликарпа Рогаля, эксгумированного в 1943 году в Катыни под № 1757, рассказывала родственникам, что она приехала в Смоленск с матерью Катажиной Рогаля в 1940 году, после того как они узнали, что отца из Козельского лагеря перевели в лагерь под Смоленском. Им удалось установить связь с пленным поручиком.

После ареста Катажины Рогаля в начале июля 1941 года жительница Смоленска Инесса Яковленко выдала Анну за свою родственницу и отправила её в эвакуацию в Сибирь. В 1943 году Яковленко прислала Анне Рогаля письмо, в котором сообщила, что её отца Поликарпа Рогаля вместе с другими польскими пленными немцы расстреляли в Козьих Горах (Катынский лес) ранней осенью 1941 года (письмо хранится в семье А. Яковленко).

В Архиве внешней политики РФ хранится письмо в советское посольство в Варшаве, написанное 5 февраля 1953 года гражданином Польши Вацлавом Пыхом. В 1940—1941 годах Пых содержался в качестве военнопленного в Львовском лагере НКВД и сотрудничал с советской лагерной администрацией. После начала Великой Отечественной войны он вместе с другими пленными поляками был переведён в Старобельский лагерь, а оттуда командирован НКВД под Смоленск с целью оказания помощи в организации эвакуации лагерей с польскими офицерами.

Пых попал в лагерь № 2-ОН за несколько часов до захвата лагеря немцами. По его воспоминаниям, в тот момент в лагере всё было готово к эвакуации, но польские офицеры саботировали отъезд и продолжали лежать в бараках на кроватях. Попытки Пыха убедить их начать эвакуацию ни к чему не привели. Более того, некоторые офицеры стали угрожать ему. Лагерь захватили немцы, но Пыху удалось попасть на контролируемую советскими войсками территорию и поступить на службу в армию Андерса (АВП, ф. 07, оп. 30а, п. 20, д. 13, л. 48-80).

В СВЯЗИ с этими фактами будет уместно пояснение относительно возможного использования немцами поляков из Катынского лагеря особого назначения (№ 2-ОН). Вскоре после захвата Смоленской области немцы приступили к строительству подземного командного пункта в районе Катынского леса — в лесном массиве Красный Бор. В охранную зону бункера «Беренхалле» («Медвежья берлога»), который после войны местные жители стали именовать «бункером Гитлера», входила и Катынь.

Объект был полностью готов к середине августа 1942 года. На нём дважды побывал Гитлер: в ходе строительства в ноябре 1941-го и в марте 1943 года.

Подземный объект имел четыре периметра безопасности. Первый (внешний) периметр обеспечивала вспомогательная полиция, т.е. предатели из числа советских граждан; второй периметр — периодически сменявшие друг друга пехотные подразделения вермахта; третий периметр — подразделения войск СС; четвёртый периметр был доверен отличавшимся жестокостью финским военнослужащим.

Строила бункер немецкая военно-строительная организация Тодта (около 2,5 тысячи сотрудников), а в качестве рабочей силы были использованы советские и польские военнопленные. После завершения работ их как нежелательных свидетелей ликвидировали прямо в районе строительства. Для местных жителей в том районе это никогда не было секретом, но в 1950—1960-е годы никому не приходила в голову мысль, что их воспоминания надо задокументировать, да ещё в присутствии иностранных наблюдателей.

Странно, но подземный комплекс «Беренхалле» никто из отечественных историков серьёзно не исследовал. А ведь там, по слухам, имелись штабные помещения, зал для заседаний, узел связи на четырёх этажах, система многокилометровых тоннелей, ведущих к Днепру и к аэродрому. От бункера остались железобетонные колпаки, входные стальные двери ещё при Сталине были наглухо заварены.

Историки располагают и показаниями бывших немецких военнослужащих на эту тему. 5 июня 1947 года Вильгельм Шнейдер заявил американскому капитану Б. Ахту в городе Бамберг (в американской зоне оккупации Германии) в ходе допроса, что во время пребывания в берлинской тюрьме «Тегель» зимой 1941—1942 годов он находился в одной камере с немецким унтер-офицером, служившим в полку «Великая Германия».

Военнослужащий рассказал Шнейдеру, что «поздней осенью 1941 года, точнее в октябре этого года, его полк совершил массовое убийство более десяти тысяч польских офицеров в лесу, который, как он указал, находится под Катынью. Офицеры были доставлены в поездах из лагерей для военнопленных, из каких — я не знаю, ибо он упоминал лишь, что их доставляли из тыла» (Архив внешней политики РФ. Ф. 07, оп. 30а, п. 20, д. 13, л. 23).


vermaht СЕНСАЦИЯ  С  ВЫНУЖДЕННЫМ  ПРИЗНАНИЕМ


О том, что после захвата немцами Смоленска в его окрестностях находились польские офицеры, свидетельствует рапорт командира айнзатцгруппы при штабе группы армий «Центр» Франца Стаглецкера на имя начальника Главного управления имперской безопасности Рейнхарда Гейдриха о действиях группы за период с августа по декабрь 1941 года, в котором указывается:

«…Выполнил главный приказ, отданный моей группе, — очистил Смоленск и его окрестности от врагов рейха — большевиков, евреев и польских офицеров…»

СЕГОДНЯ, когда речь заходит о Катыни, почему-то не принято вспоминать о таком факте: комиссия Бурденко выявила, что руки расстрелянных поляков были связаны шпагатом. В Советском Союзе он появился только после войны, а у более технологически продвинутых немцев использовался с предвоенных лет.

И другая деталь, на которую недавно обратил внимание известный журналист Анатолий Вассерман. Нацисты в 1943 году, раскручивая скандал по поводу «большевистских жертв» в Катыни, выпустили сборник документов, в котором есть фотография нескольких гильз калибров 7,65 и 9 мм, длина гильз

— 17 мм.

Судя по специфике коррозии металла, это не гильзы из медных сплавов и не стальные гильзы, покрытые гидроизолирующим лаком. На фотографии — гильзы из биметалла (сталь, покрытая медным сплавом). Производство таких гильз калибров 7,65 и 9 наладили немцы с конца лета 1940 года. Так что польские офицеры, чьи тела демонстрировали иностранным экспертам и журналистам немцы, не могли быть убиты весной 1940 года.

Возможно, гильзы, шпагат — для ангажированных политиков и журналистов мелочи, но для криминалистов — это важные улики, помогающие выявить подлинных убийц.

Расстрел поляков проходил примерно в полукилометре от строений бывшего дома отдыха НКВД (Козьи горы) на обочине дороги, соединяющей автотрассу и дом отдыха. Он располагался с 1930-х годов в этой лесистой местности в дачном пригороде Смоленска. По сведениям, приводимым российскими исследователями, там было расстреляно около десяти тысяч человек.

От обнаруженного места захоронения бывших польских военнослужащих до оживлённого в довоенное время шоссе — двести метров. Логично предположить, что если бы НКВД получило весной 1940 года задачу на расстрел поляков, то его сотрудники выбрали бы местопоукромнее, а не около своего дома отдыха, где они проводили выходные дни с жёнами и детьми».

_________________

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.


viktorIl1 СЕНСАЦИЯ  С  ВЫНУЖДЕННЫМ  ПРИЗНАНИЕМ


Предлагаем нашим читателям прослушать (посмотреть) видеоролик с рассказом ушедшего из жизни депутата Государственной Думы прошлого созыва ИЛЮХИНА Виктора Ивановича,- бывшего Начальника Управления Генеральной Прокуратуры СССР (осуществляло надзор за соблюдением законности Комитетом Государственной безопасности СССР), хорошо информированного о практической деятельности государственных органов Советского Союза в разные периоды его существования.

http://gidepark.ru/content/1385943?digest

К.Оболенский