Мы теряем Молдавию?

Поражение на выборах Игоря Додона – это наше поражение в информвойне с Западом

 0000.11.2020 5842465 200x127 Мы теряем Молдавию?

Лидер проевропейской оппозиционной Партии действия Майя Санду побеждает во втором туре выборов президента Молдавии, набрав 56,91% голосов после обработки более 99% протоколов, у её соперника – действующего главы государства Игоря Додона – 43,09%.

Согласно последней информации ЦИК Молдавии, Санду поддержали свыше 910 тыс. граждан Молдавии, Додона – более 689 тыс.

**********

Центризбиркому остается лишь обработать протоколы примерно с 20 зарубежных участков. Все бюллетени внутри страны подсчитаны.

По сведениям ЦИК  Санду поддержали свыше 92% проголосовавших за границей граждан Молдавии.

0000.11.2020 5fb24915ae5ac9199f223929 200x112 Мы теряем Молдавию?

 

О том, что именно Санду может победить, стало ясно уже после первого тура, когда она опередила Додона. В её поддержку высказались тогда 36,16% молдаван, за Игоря Додона голоса отдали 32,61% избирателей.

По сравнению с предыдущими выборами 2016 года действующий президент потерял внушительные 15% голосов. Однако Додон всё же надеялся на победу. Согласно результатам первого тура, избиратели левого и левоцентристского сектора составляли 55-60% от общего числа избирателей, и он полагал, что эти граждане мобилизуются к следующему этапу голосования.

Решительно в его поддержку выступили в Гагаузии, где особенно сильны симпатии к России, и где Санду получила в первом туре всего 2% голосов.

Исход голосования во многом решили граждане Молдавии, проживающие за рубежом, которые в своем подавляющем большинстве проголосовали за проевропейский курс Санду.

В Италии были организованы 30 избирательных участков, хотя там проживает 120 тысяч граждан Молдовы, а в России находятся 360-480 тысяч молдаван. В первом туре проголосовали 46,4 тысячи молдавских мигрантов в Италии, в России – всего 5,6 тысячи. Как такое могло произойти? Даже в небольшой Ирландии, по сведениям СМИ, голосующих молдавских избирателей оказалось больше, чем в РФ, – около 7000. А в Лондоне только на одном участке собрались 4262 человека.

Прозападный курс Санду против многовекторности Додона

Почему же так произошло? Ведь и Додон был не против сотрудничества Молдавии с ЕС. «Мы хотим дружить не только с ЕС, с которым правительство подписало в 2014 году соглашение об ассоциации, но и с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), с Россией, отношения с которой заметно охладели за десятилетие пребывания у власти коалиции проевропейских партий», – заявил президент накануне голосования в беседе с корреспондентом ТАСС, явно намекая на многовекторность своей политики, которая, как известно, уже не довела до добра Белоруссию.

По его словам, решение пойти на второй срок он принял, чтобы добиться перемен к лучшему в экономике, социальной сфере, не допустить восстановления свергнутого в прошлом году режима олигарха Владимира Плахотнюка, укрепить прописанный в Конституции нейтралитет, межнациональный мир и объединить страну, решив приднестровскую проблему.

Выпускница Гарварда Санду, напротив, твердо убеждена, что у Молдавии только один путь — интеграция с Румынией с перспективой вхождения в ЕС и НАТО. Она обещала также расширить сотрудничество с Украиной, но при этом не намерена отказываться от диалога с Москвой. Однако в бытность премьером Санду, несмотря на неоднократные приглашения, так и не приехала с визитом в Россию.

Санду заверяет, что будет добиваться того, что все граждане Молдавии смогут говорить на языке, который они используют при общении. Ведь, к примеру, в Гагаузии – три официальных языка: гагаузский, русский и молдавский, причем абсолютное большинство в этом автономном регионе Молдавии предпочитает говорить на русском.

Но в Гагаузии не поверили обещаниям Санду. «Гагаузский народ выступает против того, чтобы президентом Молдовы стал сторонник присоединения страны к Румынии. Те мизерные два процента голосов, которые она получила в регионе в первом туре, это явно доказывают», – заявил член Общественного совета Молдовы, председатель Народного антикризисного штаба Виктор Петров накануне второго тура.

Где в Молдавии все говорят по-русски

О том, что сегодня в Молдавии отношение к России, мягко говоря, неоднозначное, автор этих строк убедился, когда недавно побывал в этой стране в составе делегации Санкт-Петербурга. Проблемы начались уже в аэропорту Кишинева. Виз для российских граждан в Молдову сегодня нет, но пограничник на паспортном контроле сразу передал наши паспорта человеку в форме, который стоял у него за спиной. Тот снова стал расспрашивать, зачем мы приехали, но потом паспорта все-таки вернул. Однако после получения багажа нас стали снова досматривать и расспрашивать: «Что везете, зачем? Книги для школьников? А это что?».

Впрочем, пограничники и таможенники – молодые ребята форме – были подчеркнуто вежливы и, в конце концов, нас с миром пропустили, но все равно осадок остался. Ведь мы направлялись в Комрат – столицу АТО Гагаузия Республики Молдова с целью передачи подарка от губернатора Санкт-Петербурга – набора детских книг для первоклассников к 1-му сентября. Казалось, ну что здесь могло быть подозрительным?

Но это – пограничники, а скорее даже офицеры спецслужб, которые подчиняются не Додону, а противостоящему президенту правительству, поскольку Молдавия – парламентская республика.

А что думает народ? Как сегодня живут люди в этой, прежде благополучной советской республике? Эти вопросы мы задали водителю машины, на которой ехали из Кишинева в Комрат.

– «Сколько получаю в месяц? Если перевести с наших лей – около 5 тысяч рублей«, – неохотно признался он, добавив пару энергичных выражений. »А горбатиться приходится с утра до вечера. Когда был СССР, за один рубль можно было шесть буханок хлеба купить, а сейчас? Работы нет, все уезжают. У меня, например, сын живет и работает в Санкт-Петербурге, а племянница – в США. А как выживаем? Огородом! А как иначе? Европа? На нее у нас уже никто не надеется, нахлебались! Прямо скажу – без России у нас сегодня нет будущего!»

Бедные домики, обмазанные глиной, вдоль петляющей среди виноградников дороги красноречиво свидетельствовали, что народ в этом некогда цветущем краю и в самом деле переживает не лучшие времена. Комрат – город небольшой, но всякого попавшего в него из России сразу поражает прежде всего то, что все вывески в нем – на русском языке, на русском говорят между собой и его обитатели, хотя в этой автономии, как уже было сказано, государственными являются сразу три языка: гагаузский, молдавский и русский.

В течение трех дней в Гагаузии мы везде слышали только русский язык. Хотя родной язык у гагаузов близок к турецкому, но все они предпочитают говорить между собой на русском. Мало того, гагаузы в своем большинстве – православного вероисповедания.Крупнейший в городе собор – храм Иоанна Предтечи – виден издалека, благодаря сверкающим на солнце золотым куполам.

Гагаузы – за Россию

0000.11.2020 komrat 1 200x150 Мы теряем Молдавию?

 

По переписи 2004 года в Республике Молдова насчитывалось 155,6 тысяч гагаузов. Однако сейчас их не более 120 тысяч.

В 1990 году гагаузы провозгласили самостоятельную республику, которая в 1994 году был преобразована в автономное территориальное образование (АТО) Гагаузия в составе Республики Молдова.

Однако в принятом уложении указано, что если Молдова войдет в состав Румынии, то в этом случае гагаузы оставляют за собой право на самоопределение.

«В вопросе сотрудничества с Россией мы зашли достаточно далеко, начиная с культуры и заканчивая экономическими вопросами. Сегодня почти все губернаторы РФ – наши партнёры, – сказала И. Влах в интервью агентству «Спутник». – Они заинтересованы в том, чтобы поддержать Гагаузию. Только в 2016 году нам поступила гуманитарная помощь на 24 млн леев. Речь идёт о пожарных машинах, о технике для муниципальных хозяйств, автобусах».

Сотрудничество Гагаузии с партнёрами из России, по словам Ирины Влах, является взаимовыгодным и свидетельствует о высоком уровне доверия друг к другу.Председатель Ассоциации производителей вин Гагаузии Константин Сибов рассказал нам, какие замечательные вина производятся сегодня в автономии.

В СССР, – говорит К.Сибов, – все пили молдавские вина, а сейчас у вас их нет. Грузинские вина, например, в России продаются, а наших, вин из Гагаузии, нет! Почему? А ведь у нас есть еще прекрасные сливы, был замечательный табак. Помните, сам Сталин предпочитал табак из папирос «Герцеговина Флор», а где этот табак сейчас?

0000.11.2020 1200px MD.GE .Comrat   Catedrala Sf. Ioan Botez torul   jun 2017 200x112 Мы теряем Молдавию?

 

Не скрывая ностальгии, он говорил о тех временах, когда Россия и Молдавия были вместе.

«А как мы жили раньше? Когда СССР распадался, то у наших людей на книжках лежало по 100 тыс рублей! Должен вам прямо сказать, что единственное место на планете, где сегодня русских любят больше, чем они сами себя, это – Гагаузия!» – с азартом воскликнул К. Сибов и добавил уже стихами:

Нет на свете крепче уз,

Чем русак и гагауз!

План по исчезновению Молдавии готов

Однако в том, что он нам говорил, звучала и тревога.Время уходит, серьезных, прорывных проектов в деле развития сотрудничества между Россией и Гагаузией пока нет. Инвестиции в автономию не идут. И понятно, почему. В Молдове нестабильная политическая ситуация.

Тем более что помимо активного влияния Запада, в Гагаузии ощутимо присутствие Турции, которая считает местных жителей турками-гагаузами. В Комрате открыто генеральное консульство Анкары, недавно там побывал с визитом президент Турции Эрдоган, развивается ряд экономических проектов, построен образовательный комплекс. Из Молдовы Эрдоган вернулся домой с высшей государственной наградой – орденом Республики, а также с орденом Гагауз ЕРИ – высшей наградой Гагаузии.

А вот вице-премьера России Дмитрия Рогозина недавно объявили в Молдавии «персоной нон-грата». Это произошло после того, как он сделал ряд резких заявлений, когда его самолет, направлявшийся в Кишинев для переговоров с Додоном, не пропустили через воздушное пространство Румынии. Такие недружественные акции – результат противостояния Додона и прозападно настроенного парламента, который формирует правительство.

Особенно активно влияние Запада сегодня ощущается в Кишиневе. Там не перестают говорить о проекте Unirea-2018 («Объединение-2018»), что предусматривает вхождение Молдавии в состав Румынии. По словам политического аналитика, директора Института проблем безопасности, бывшего замминистра иностранных дел Валерия Осталепа, «план по исчезновению Молдавии как государства существует». «Уже есть бюджет, люди. Исполнители всего этого – румынские коллеги под руководством США», – не сомневается эксперт.

Проигрыш в борьбе за души людей

Можно смело сказать, что нынешнее поражение Додона – наше поражение в информационной войне с Западом. В Кишиневе мы побывали в одной из крупнейших типографий. Там повсюду громоздились горы готовых к отправке книг и брошюр. И на всех стояли надписи: «Издано при помощи USAID». А вот книги на русском языке сегодня в Молдавии вообще не издаются. В Гагаузию для местных школ мы их доставляли из Петербурга. Что было очень не просто, т.к. через Украину грузы с печатной продукцией из России не пропускают.

В то же время Молдавия сейчас буквально опутана сетью западных НКО и фондов. Согласно данным, приведенным в 2012 году в Сравнительном анализе USAID, в Молдавии было зарегистрировано более 8200 «организаций гражданского общества».

А незадолго до выборов депутат ПСРМ Богдан Цырдя презентовал книгу о сети НПО, финансируемой из-за рубежа, которая масштабно вмешивается во внутренние дела страны. Согласно приведенным данным, количество НПО в стране выросло с 38 в 1991 году до 7 тысяч в 2007 году. К 2020 году оно увеличилось в два раза – до 14 тысяч. «Это позволило НПО проникнуть во все госструктуры: парламент, администрацию президента, Национальный центр борьбы с коррупцией, чтобы проводить мониторинг, делать экспертизы», – заявил Цырдя на презентации книги.

Основными спонсорами НПО выступают три западных фонда: Фонд Сороса, «Национальный фонд за демократию» (NED) и «Европейский фонд за демократию» (EED). Общие объемы финансирования превышают даже бюджет государственных структур Молдавии.

Сегодня на ее территории представлены также многочисленные филиалы международных организаций и фондов поддержки демократии (USAID, UNDP, NED, SIDA), которые принимают активное участие в общественно-политической жизни страны. Ну, а почему граждане Молдавии, работающие за границей, голосуют за прозападного политика, понятно. Они находятся полностью под влиянием западной пропаганды. Почему они так вяло проголосовали в России? Значит, с ними активно никто не работает.

Тревожный сигнал для России

Да, мы проигрываем Западу, и, прежде всего, проигрываем в информационной войне, в борьбе за умы людей. А другая причина – лукавая «многовекторность», которую проводят те политики постсоветского пространства, на которых опирается Россия.

0000.11.2020 mold 200x112 Мы теряем Молдавию?

 

В многовекторность играли на Украине, в Белоруссии, в нее пытался играть и Игорь Додон, в то время как его соперник Майя Санду твердо и бескомпромиссно ориентировалась на Запад.

Разве можно усидеть сразу на двух стульях, когда идет война? Хотя пока только информационная. Но вот Армению такое метание из стороны в сторону довело до войны горячей…

Накануне выборов в Молдавии глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин заявил, что США готовят для Кишинева сценарий с привлечением специалистов по «цветным революциям». Но, как видим по результатам второго тура, прозападный кандидат победил даже и без «цветной революции».

Поэтому урок выборов в Молдавии, где поражение в информационной войне привело к победе прозападного кандидата, а также события в Белоруссии – серьезное предупреждение и для России.

Мы не только теряем Молдавию. Если в нашей стране по-прежнему будут свободно действовать прозападные либеральные СМИ, безнаказанно распространяться враждебная и попросту русофобская информация, чем, например, 24 часа в сутки занимается «Эхо Москвы», быть беде и у нас дома!

Специально для «Столетия»

Николай Петров

16.11.2020

Наш комментарий — Анатолий Лавритов
17.11.2020
-Молдавия никуда не денется от России, а Запад в конечном итоге будет посрамлён.Первый признак — поздравление нашего Президента -без проволочек — после признания Дадона своего поражения с готовностью работать в парламенте со своей партией. А поскольку Молдавия по Конституции парламентская республика, то представительная власть посильнее президентской на будущее. Санду поневоле поумерит свой пыл западничества в реформах и будет видеть на примере стран Балтии, что значит грызться с Россией. По-русски она понимает и говорит лучше, нежели другие «президенты». Поэтому поздравление Президента России становится приглашением к переговорам на ближайшее будущее, а если не поймёт этого, превратится в содержанку Запада на правах прислуги.

http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/my_terajem_moldaviju_827.htm