О неординарном и сильном человеке

Уго Чавес – команданте, в которого нельзя было не влюбиться!

Татьяна Канунникова

 Интервью с Татьяной Полосковой, доктором политических наук, президентом Международного Фонда по сотрудничеству со странами Латинской Америки «ОКА». 

8.03.2013.Hugo1  200x113 О неординарном и сильном человеке

 

 - 6 марта стало известно о смерти Уго Чавеса. Между тем, как политики, так и эксперты по-разному оценивают его деятельность. Смог ли Чавес за годы своего правления решить социальные и экономические проблемы в стране? Кем он является для своего народа на самом деле – тираном или вождем?

Татьяна Полоскова: Хочу отметить, что все политики и эксперты, которые дают сейчас разные оценки деятельности Уго Чавеса, единодушны в том, что национальный лидер Венесуэлы был яркой и харизматичной личностью. Не только выдающимся  национальным лидером, но и политиком регионального и мирового масштаба. Личность Уго Чавеса, несомненно, войдет в историю. Это признают и сторонники, и противники команданте.

Ну а те, кто хоть раз встречались с этим человеком, слышали его выступления, не могли не поддаться обаянию личности венесуэльского президента. Эта утрата как раз тот случай, когда адекватной замены нет. Ну а тираном Чавес никогда не был. Скорее, он был политиком-романтиком. Что касается «тирана», то оппозиция, к которой относятся представители высших кругов общества, вменяла ему весь обычный набор претензий: нарушение прав человека, политические репрессии, финансовую помощь Кубе, антиамериканскую риторику. Однако, народ отдавал свои голоса Уго Чавесу, а популярность его только росла.

 Начиная с 2006 года, я неоднократно посещала Венесуэлу в составе официальных делегаций. Бывала там и с нефтехимиками, и с врачами, и с деятелями культуры. В 2007 году мне был предоставлен двухчасовой прямой эфир в телепрограмме на президентском канале в Каракасе. Бывая в стране достаточно регулярно, я могла наблюдать перемены в Венесуэле. За период своего правления Уго Чавес сделал главное: вернул народу Венесуэлы недра, предприятия страны. Причем, без крови, массового насилия. Еще в 2007 году в процессе национализации энергетического сектора в Венесуэле все месторождения нефти в стране были поставлены под государственный контроль. Американские компании Exxon Mobil и ConocoPhillips, ушли с венесуэльского рынка. Национализации были подвергнуты и другие стратегические отрасли..

Естественно, это не могло не вызвать негативной реакции тех, кто десятилетиями выкачивал ресурс страны, и тех, кто обогащался на этом.Чавес реально много сделал для простых людей страны: существенно облегчил поступление в высшие ученые заведения  выходцам из бедных слоев общества.

В конституции Венесуэлы, принятой по инициативе президента Уго Чавеса в 1999 году, было впервые признано, что 300 тысяч коренных жителей страны — индейцев, имеют права на земли своего традиционного проживания. Он пытался обеспечить самый высокий минимум заработной платы в Латинской Америке. В бедные кварталы бесплатно поставлялось продовольствие. Для повышения уровня медицинского обеспечения Чавес привлек для работы в отдаленных районах кубинских медработников. Да и уровень безопасности в Каракасе, где еще в 2006 году нельзя было без риска попасть в переделку прогуливаться даже днем, к концу 2000-х заметно подрос.

 Уго Чавес, проводя социалистические реформы, исходил из потребностей своего народа, который он знал и не боялся общаться с ним, в том числе, в регулярной телепрограмме «Алло, Президент»!  Конечно, любая историческая личность такого масштаба противоречива, но вклад Чавеса в развитие Венесуэлы, в укрепление ее фактической независимости огромен. Как огромна и его популярность, причем не только на Родине. Именно поэтому, многие и не только в России восприняли известие о безвременной кончине легендарного команданте как личную потерю.

- Критики утверждают, что в последнее время власти Венесуэлы не говорили всей правды о здоровье президента. Для чего это было нужно? Могли сторонники Чавеса использовать этот период для того, чтобы укрепить свои позиции в преддверии новых выборов?

 Татьяна Полоскова: Я не думаю, что власти Венесуэлы что-то специально скрывали. Течение онкологических заболеваний – это тема специалистов. Но любой, сталкивавшийся с этой малоприятной болезнью, знает, что периоды обострения и ремиссии в ней чередуются, и знает, что химиотерапия бьет по иммунной системе, ослабляя организм. Я склонна верить официальной версии течения болезни Уго Чавеса. Ну а Николасу Мадуро – преемнику Уго Чавеса, особо собирать силы перед выборами не надо. И разминаться-то не требуется. Не так давно выборная гонка была, и победил в ней Уго Чавес и его команда. Я уверена, что на предстоящих выборах выиграет Николас Мадуро. Хотя его выборная компания будет не легкой.

Оппозиция активизировалась, она  рассчитывает на  помощь со стороны США, тех сил, которые заинтересованы в реванше. Ведь Венесуэла вышла на первое место в мире по доказанным запасам нефти. А где нефть, там и кровь. Не исключено, что будет предпринята попытка силового захвата власти. В нормальной ситуации, я уверена, что сторонники Чавеса сохранят власть в стране. Кстати, эксперты говорят, что Николас Мадуро «еще больший антиамериканист и еще больший антиимпериалист, чем его предшественник». Но удастся ли ему эту власть сохранить? Венесуэла без Чавеса – это все равно другая Венесуэла.

- Вице-президент Николас Мадуро сказал, что смерть Чавеса была результатом происков врагов Венесуэлы. О каких врагах он говорил – внутренних или внешних? Насколько обоснованы эти заявления?

Татьяна Полоскова: Дипломаты, работавшие в советское время в США и в странах Центральной Америки, которые Штаты всегда считали своим «огородом», знают и помнят истории с облучением наших дипмиссий. Это не выдумки. Это реальность. Я знаю историю с облучением  советского посольства в Гайане, поскольку там работал мой муж, вернувшийся оттуда с тяжелым заболеванием. Мне известны и другие факты подобного рода. Что касается Уго Чавеса, то кубинские медики, с которыми я разговаривала год назад в Гаване, не исключали, что онкологическое заболевание команданте могло быть следствием пагубного внешнего воздействия. Технологий таких сейчас полно, а Уго Чавес мешал в США многим, включая тех, кто потерял контроль над венесуэльской нефтью. Понятно, что без участия внутренних противников осуществить такую операцию было нельзя. Впрочем, скоро мы об этом узнаем.

 - Чавес был лидером интеграционного движения стран Латинской Америки, в частности, крупнейшего политического объединения региона — Сообщества латиноамериканских и карибских государств (СЕЛАК). Что ждет интеграционные процессы в Латинской Америки после смерти Чавеса?

 Татьяна Полоскова: Я думаю, что интеграционные процессы в Латинской Америке – это не только усилия Уго Чавеса. Хотя его роль в них огромна. Это объективные процессы, активизатором которых выступил покойный венесуэльский президент, и которые приняли необратимый характер. А лидером процесса мог бы стать и эквадорский президент Рафаэль Корреа. Он недавно заявил, что намерен посвятить свой новый президентский срок укреплению латиноамериканской интеграции, одной из осей его проекта Гражданская революция.

- В телеграмме с соболезнованиями венесуэльскому народу Владимир Путин назвал Чавеса «неординарным и сильным человеком», а также «другом России», который лично сделал очень многое для развития российско-венесуэльских отношений в области военного, экономического и гуманитарного сотрудничества. Изменится ли ситуация для России после его смерти? Насколько был важен человеческий фактор в развитии наших двусторонних отношений?

Татьяна Полоскова: Если к власти придет преемник Чавеса Николас Мадуро, то, я думаю, что ситуация кардинально не изменится. Хотя, некоторая обеспокоенность российской стороны вполне понятна.  Наши интересы в Венесуэле носят долгосрочный характер. Есть проекты, рассчитанные на 40 лет. Это миллиарды средств. Некоторые из этих проектов приняты в качестве венесуэльских законов. Но пока особой озабоченности крупные российские компании, взять хотя бы ЛУКОЙЛ, не проявляют.

Человеческий фактор всегда значим для двусторонних отношений. Как значима и роль Посла в стране. В наших отношениях с Венесуэлой были и такие ситуации, когда Уго Чавес называл одного из российских послов в Венесуэле главным тормозом развития двусторонних отношений. И вполне поделом. Я, все -таки, рассчитываю на дальнейший диалог наших государств.

- Народ Венесуэлы любил Уго Чавеса?

8.03.2013.Hugo  200x136 О неординарном и сильном человеке

Татьяна Полоскова: Любил. А в него нельзя было не влюбиться. Редкий политик сегодня мог бы похвастаться таким уровнем популярности среди избирателей. В России таких примеров популярности, увы, нет.

 07.03.2013

http://modus-agendi.org/articles/1524

 ***

8.03.13.mage001 200x87 О неординарном и сильном человекеУго Рафаэль Чавес Фриас  (28 июля 1954, Сабанета — 5 марта 2013, Каракас) — венесуэльский государственный и военный деятель, президент Венесуэлы с 1999 по 2013 год, глава Единой социалистической партии Венесуэлы с 2007 по 2013 год.

***

Снимите шляпу

Чавес был безусловно храбрым человеком, в этом трудно усомниться. Он любил свой народ, и переживал за независимость своего народа; это сегодня редкость. Он умел сохранить достоинство, будучи главой очень маленького государства, — перед лицом глобальной недружелюбной политики. В его государстве не было концентрационных лагерей и пыток, тюрьмы Гунтанамо, резерваций, заискивания перед корпорациями. Он не бомбил другие страны.

Мне приходилось встречать людей, для которых само существование Чавеса — индейца, умеющего говорить не кланяясь с государством, которое однажды истребило индейцев, — было значимым. Он доказал, что можно быть смелым.

Чавес на короткий момент оживил риторику шестидесятых годов, показал, что свобода — это не только рекламный слоган, который говорят по телевизору перед точечной бомбардировкой.

Чавеса называли тираном — хотя никто из тех, кто называл его тираном, от Чавеса не пострадал

В реакциях на смерть — много реплик обеспеченных граждан, они радуются так бурно, словно победили мировое зло. Любопытно то, что этим гражданам Чавес зла не делал, а называют они покойного монстром, сатрапом и чудовищем — из инстинктивного чувства угодничества перед своими работодателями и той идеологии, которая их кормит.

10.03Ugocontent 200x122 О неординарном и сильном человеке

Чудовищем Чавес не был, он был просто храбрым человеком. Проиграл он не Америке, а просто болезни. Сражался он храбро. Снимите шляпу…

Максим Кантор

художник, писатель,

http://www.russia.ru/news/politics/2013/3/6/8944.html