Встреча с деятелями культуры

В День русского языка Владимир Путин провёл в режиме видеоконференции встречу с деятелями культуры.

001.06.2020 AIW1ulkM314WasxuuHSQeLFrgAzcugQD 200x123 Встреча с деятелями культуры

 

 

Пушкинский день отмечается ежегодно 6 июня – в день рождения великого русского поэта, основоположника современного русского литературного языка А.С.Пушкина.

**********

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Очень рад всех вас приветствовать в день рождения нашего великого поэта и поздравить с Пушкинским днём и Днём русского языка.

Сегодня мы отмечаем два государственных праздника, которые тесно, неразрывно связаны – и по смыслу, и по своей сути, и по значимости тоже, конечно.

Александр Сергеевич Пушкин – это не только достояние русской и мировой культуры. Он признан – вы это знаете лучше, чем кто‑либо другой, – основоположником современного русского языка, государственного языка нашей страны, Российской Федерации. День русского языка имеет ещё и статус международного праздника, так как русский – один из официальных языков Организации Объединённых Наций.

Для нашей страны русский язык много больше чем просто средство общения. Он объединяет все народы России, является основой нашей национальной идентичности, нашим великим наследием, уникальным по своей образности, чёткости, меткости, выразительности и красоте. В этих качествах языка, наверное, и секрет величия и притягательности русской литературы, русской культуры, которая восхищает весь мир, служит эталоном для многих жанров мирового искусства.

Вам, дорогие друзья, это, конечно же, хорошо известно. Отечественная культура, литература, русский язык для вас, для вашего творчества имеют непреходящее значение.

Пользуясь случаем, хотел бы искренне поблагодарить всех, кто в непростой для страны и общества период, связанный с эпидемией коронавируса, сделал всё, чтобы культурная жизнь России не прерывалась, чтобы наши граждане, молодые люди, молодёжь могли смотреть онлайн‑трансляции спектаклей, лекции послушать, онлайн‑концерты послушать, экскурсии совершить.

Прошедшие месяцы вновь показали, насколько жизнеспособна и открыта к обществу наша российская культура. Несмотря на сложности, учреждения культуры, их коллективы делали всё возможное, чтобы поддержать людей.

Конечно, для вас, для ваших коллег это был также трудный период – и в творческом, и в финансовом, и даже в управленческом плане. Вы знаете, Правительству, Минкультуры, регионам было дано поручение внести изменения в показатели работы учреждений культуры, прежде всего связанные с выполнением государственных заданий, дать предложения по ситуации с проданными билетами и абонементами, которыми люди не смогли воспользоваться из‑за введённых ограничений. Кроме того, культура вошла в перечень отраслей, которые получили дополнительные меры государственной поддержки.

Сейчас мы постепенно возвращаемся к привычной, нормальной жизни. Идёт доработка национального плана восстановления экономики и социальной сферы. Обязательно нужно учесть в нём и вопросы деятельности учреждений культуры.

Подчеркну, что такой план принимается как для решения текущих задач, так и на перспективу с учётом наших долгосрочных целей развития. Будут вноситься корректировки и в национальные проекты, в том числе и в нацпроект «Культура».

Все такие решения – и об этом мы с коллегами из Правительства договорились – будут вырабатываться в прямом контакте с профессиональными сообществами, с представителями ключевых сфер, к которым, безо всякого сомнения, принадлежит и культура.

Такое обсуждение, как вы знаете, идёт все последние недели, и сегодня хотел бы услышать от вас, какие дополнительные меры, по вашему мнению, нужны, чтобы наши музеи, театры, цирки, выставочные и концертные залы, библиотеки, музыкальные школы, кинематограф вышли из вынужденных каникул с минимальными потерями и, главное, получили бы стимул для продолжения работы, могли активно развиваться в будущем.

Давайте обо всём этом и поговорим сегодня.Пожалуйста, прошу вас, давайте начнём.

Василевич Георгий Николаевич, директор Государственного мемориального историко-литературного и природно-ландшафтного музея-заповедника Пушкина «Михайловское». Пожалуйста, прошу Вас, Георгий Николаевич.

Г.Василевич: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Время, которое мы встречаем по‑особому, праздничное время – это, наверное, по старинной русской традиции не только возможность рассказать о том замечательном, что у нас есть, поделиться самым лучшим, но это и время, в которое можно обсудить наболевшие проблемы, накопившиеся проблемы.

Но,прежде всего, поскольку сегодня праздник, и этот праздник наряду с Днём Победы – один из самых народных, один из самых близких праздников, хочу вспомнить маленького посетителя Пушкинского заповедника, шестилетнего мальчишку, который как‑то спросил: а правда, что Пушкин – герой? Пришлось сказать: да, правда. В честь кого, как не в честь героя, называют целый век? А мы знаем, что XIX век носит название Пушкинского века.

Мы знаем, что Александр Сергеевич – это явление не только всемирного масштаба, но это и постоянный источник радости, постоянный советник, верный друг, тот, с кем можно в течение всей жизни возрастать и находить в нём всё новые и новые страницы.

Кстати, ещё один интересный момент. Вы уже сказали о поправках к Конституции, где русский язык обозначается как общенациональный. Там же говорится о том, что языки народов России не менее важны, они сохраняются, и это очень по‑пушкински. Очень по‑пушкински, поскольку мы все знаем стихотворение «Памятник», и там есть строки: «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой, и назовёт меня всяк сущий в ней язык…».

Пушкин многое предвидел, и карантин тоже, в котором побывал, и знает, насколько это бывает сложно, и что тем не менее это повод для преодоления. Так вот время карантина, время с середины февраля, для нас оказалось не только трудным, но и плодотворным. Во‑первых, мы стали жить так – говорю о Михайловском, – как жил Александр Сергеевич в пору ссылки. Мы вдруг поняли, что мы живём в усадьбе, что тишина и пустота позволяют нам понять, что чего‑то не хватает, что нужно творчеством преодолевать это одиночество.

И мы действительно сумели многое сделать, я говорю сейчас уже о музеях‑заповедниках, потому что огромный пласт работы, связанный с уходом за территорией, за землёй и за ландшафтами, за тем особым достоянием, которое можно считать второй частью коллекции любого музея‑заповедника, предполагал, что работы остановить нельзя, что эти работы будут выполняться.

Но тут одновременно выяснилось, что очень многое из того, что мы не успевали доделать в обычное время, требует тем не менее двух существенно важных деталей. Сегодня в среднем на одного работника, занимающегося парками и ландшафтами, приходится около 120 гектаров. Это в Пушкинском заповеднике, такая же ситуация и во многих других, по крайней мере знаю, что ситуация близка и в хорошо Вам известном Спасском‑Лутовинове, и в Тарханах.

120 гектаров в течение всего года приходится обрабатывать одному человеку, и здесь без техники не обойтись. А между тем в силу специфики музеев‑заповедников это далеко не первоочередной вопрос при планировании бюджета. То есть закрывался этот вопрос обычно самым простым способом: есть заработанные средства, из них выделяются необходимые на приобретение техники.

Сегодня, мне думается, надо ставить вопрос, исходя из опыта прошедшего времени, о том, что целевая программа по поддержке парковых служб всех музеев‑заповедников вне зависимости от их размера, величины просто необходима. Необходима перспективная и не на один год рассчитанная программа, которая позволила бы нам гораздо лучше справляться с задачами, от которых зависит общее впечатление и состояние людей, приходящих в музей.

Музей – это коллектив. Это аксиома. И здесь тоже очень важно понять, что пока всё шло традиционно, пока посетители приходили в музеи, пока они оставляли плату за билеты, пока они с благодарностью помогали музею, была ситуация, при которой мы могли свободно доплачивать средства для поддержания необходимого уровня заработной платы, чтобы не потерять специалистов. Но вот уже несколько месяцев мы работаем в условиях, когда этих средств либо очень мало, либо их уже нет.

И, мне думается, здесь тоже очень важно не упустить этот момент, потому что музейные сотрудники – они ещё и одни из самых востребованных. Говорю это с полным знанием дела: 25 лет работы в музее позволяют судить о том, с какой охотой специалисты музея находят себя в больших городах, в хозяйствах больших городов. Необходима поддержка в части уровня той заработной платы, которую частично мы теряем из‑за отсутствия посетителей.

Мы живём в интернете, и это тоже замечательно. Многие музеи открыли себя как очень талантливых жителей сети, как очень интересных, творчески настроенных представителей интернет-сообщества. Но здесь опять та же картина, что и в случае с работой в парках: необходима целевая программа по переоснащению современной новой техникой и программами многих музеев. Я сейчас говорю не только о федеральных музеях, а в ещё большей степени о тех музеях‑заповедниках, которые существуют на уровне областей и на уровне местных муниципалитетов: у них ситуация существенно сложнее, и им помощь, безусловно, ещё важнее, чем крупным музеям, музеям федеральным.

Надеюсь, что близится выход из ситуации карантина, и здесь очень важно понять, что среди музеев‑заповедников очень много тех, у кого основные экспозиционные помещения невелики. На примере нашего музея: 64 комнаты с экспозициями – это то, ради чего приезжают в музей люди, помимо ландшафта. Они маленькие – от 15 до 30 квадратных метров.

И единственный путь, который позволит нам открыть музей для посетителей, – это современные, не наносящие вред посетителям и не наносящие вред экспонатам приборы, которые, конвектируя и обеззараживая воздух, позволяют работать, соблюдая максимум требований по гигиене, не говоря уже о том, что остаются все остальные необходимые требования: и маски у посетителей и у сотрудников, и средства для обеззараживания иные помимо приборов. На это тоже необходимы средства и необходимы в достаточно скором времени.

Целый ряд музеев и наших партнёров, работающих в театрах, в концертной деятельности, Вы уже затронули этот вопрос, столкнулись с тем, что они успели продать часть билетов на те программы, которые не были реализованы. И сегодня это существенная, важная проблема, потому что надо найти – и такие решения существуют – надо найти пути компенсации и зрителю, и организациям средств, которые пока висят над ними как дамоклов меч, как обвинение в том, что они не выполнили свои обязанности. Я знаю, что Вы в своё время, в апреле, дали поручение по этому вопросу, и ответа от Правительства ждут тоже очень оперативно и с большой надеждой.

Могу сказать, что существует особая пушкинская часть жизни, я имею в виду чудеса. Сегодня одно из чудес для Пушкинского заповедника – это то, что мы можем разговаривать в прямом эфире. Потому что я часто убеждаюсь в том, что существующая сегодня у нас связь – это XIX век, примерно тот же уровень, что был у Пушкина, а у него где‑то написано: «Всё кончено: меж нами связи нет». Хотелось бы, чтобы у многих музеев, находящихся вдалеке от крупных центров, вопрос о постоянной качественной связи решался так, чтобы общение было возможно на самом высоком уровне, тем более что от этого также зависит та программа, которую музеи реализуют между собой и для своих посетителей.

И ещё об одном чуде. Казалось бы, в XXI веке все пушкинские музеи уже существуют. Нет, это не так. Два года тому назад два удивительных человека – Карина Степановна Филиппова, которой, увы, уже нет, и Борис Аркадьевич Диодоров, вдвоём, вместе с теми людьми, которые вокруг них объединились, – Борис Аркадьевич художник, поэтому связи у него очень обширные, – собрали уникальную коллекцию музейную и предложили её не в Москве разместить – они хлопочут о том, чтобы музей располагался в Погорелом Городище.

Это Тверская область, недалеко от Москвы, но тем не менее это не Москва, это то самое Погорелое Городище, где когда‑то Пушкин нашёл грамоту, подтвердившую, что часть его предков воевали на литовской границе, проходившей недалеко от Погорелого Городища, откуда и название, и часть событий, описанных в «Борисе Годунове», происходит именно в этом месте.

Очень дорого то, что этот порыв, однажды случившись, продолжается, что вокруг музея объединяются и местные жители, и люди, которые находятся далеко от этого места. Ещё раз скажу, что самое дорогое и ценное – это то, что это уникальнейшая коллекция: более 500 экспонатов, которыми может гордиться любой из столичных музеев.

Так что Александр Сергеевич Пушкин продолжает быть не только нашим с вами современником, но и вдохновителем на замечательные дела и подвиги.А я, с Вашего позволения, просто коротко подведу итог тому, что было сказано. И хочу попросить о трёх очень важных для музеев вопросах, не упустить их из внимания.

Во-первых, мы просим, несмотря на то что мы работаем сегодня в несколько иной ситуации, исключить сокращение объёмов финансирования в 2020 году за счёт уменьшения показателей государственного муниципального задания и государственного федерального задания. Поверьте мне, что работы не стало меньше, она просто стала другой, и поэтому очень важно сохранить бюджеты, для того чтобы успеть сделать как можно больше.

Есть просьба возместить за счёт средств бюджетов соответствующих уровней ту часть выпавших внебюджетных доходов учреждений культуры, которая направлялась на оплату труда и обязательные платежи: коммунальные услуги, охрану, сохранение объектов культурного наследия, сохранение и консервацию музейного фонда. Для музеев это очень важные вопросы, для музеев‑заповедников – вдвойне.

Просим также обеспечить финансирование расходов на выполнение требований Роспотребнадзора. Анна Юрьевна [Попова] здесь присутствует. Очень важно, чтобы музеи, которые сегодня уже практически исчерпали свободные средства, которые они тратили на эти цели, были поддержаны, в частности, и в приобретении тех сложных приборов, без которых музеям с небольшими помещениями будет очень сложно открыться.

Большое спасибо за возможность в праздничный день обменяться мнениями. Поверьте, что единственное, чего мы не можем сейчас сделать, это сию минуту пригласить вас всех в любой из музеев‑заповедников. Мы все очень разные, мы все непохожие, но мы все прекрасные в том плане, что это часть русской земли, которая усилиями музейных работников и местных жителей, как правило, превращается в кусочек райского сада.

И из этих садов складывается то пространство, в котором проще всего узнать и полюбить Родину, где живут герои и наши настоящие великие герои, такие как Пушкин, Лермонтов, и не только они, потому что это и поля славы боевой, это и политические усадьбы, где жили великие политики, это усадьбы военных руководителей, командиров и генералов.

Одним словом, мы очень богаты, и это богатство, конечно, – повод для путешествия по родной стране, для чего музеи‑заповедники пытаются делать всё от них зависящее, чтобы приезжающие к нам чувствовали, что у них есть и ещё один дом, и этот дом – музей‑заповедник.Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо.

Георгий Николаевич, вопросы, которые Вы поставили, – мы часть из этих вопросов обсуждали в конце марта на встрече в Ново‑Огарёве с представителями малого и среднего бизнеса. Конечно, возникают и новые: с того времени некоторые проблемы выросли, которые трудно было предусмотреть. Например, Вы сказали о требованиях Роспотребнадзора при открытии учреждений культуры. Конечно, дополнительное оборудование требует дополнительных денег, это понятно, но, безусловно, мы об этом поговорим.

Второй вопрос, который, конечно, мы тогда не обсуждали, – это возможное сокращение объёмов финансирования. Но, по‑моему, сейчас это и не особенно обсуждается.У нас на связи ещё Любимова Ольга Борисовна. Если у неё есть какие‑то опасения на этот счёт, пусть она мне скажет.

001.06.2020 fkVqle1OQNLBFd8TY2fbpLSKXCxcFN6q 200x123 Встреча с деятелями культуры

 

Ольга Борисовна, как Вы, кстати, себя чувствуете? Всё хорошо у Вас со здоровьем?

О.Любимова: Владимир Владимирович, спасибо большое, да.

Я присоединяюсь к Вашим словам. Также хотелось бы поздравить Вас с праздником.И тут же, если Вы позволите, по поводу высказываний Георгия Николаевича, – возможно, порадую всех его коллег, которые ещё об этом не знают: ещё в марте было пересмотрено госзадание. Конечно же, мы не можем требовать от наших уважаемых руководителей музеев тех самых показателей по посещаемости, если люди находятся на самоизоляции. Не волнуйтесь, этот вопрос был решён в первую очередь.

Что касается внебюджетного дохода, я также спешу вам напомнить, что решением Правительства были выделены средства, компенсирующие выпадающие доходы для федеральных учреждений культуры. Это тоже наш совместный путь, и с вашим музеем также было проработано. Мы полностью по каждой организации, не только по музеям, но и по театрам, просчитали выпадающие доходы, в вашем музее это 2,1 миллиона рублей в месяц. Это компенсирует заработную плату, это компенсирует налоги и траты на безопасность.

Также Вы уже упоминали Анну Юрьевну Попову – мы точно так же проработали отдельно новые правила существования и работы музеев‑усадеб, которые совсем скоро имеют возможность распахнуть свои двери. Мы знаем, что в каждом учреждении культуры это будет зависеть, конечно же, от решения местных властей и эпидемиологической обстановки. Но тем не менее скоро по выпадающим доходам и всё, что касается вашего учреждения, мы очень надеемся, – [вопросы] будут решены и с этой точки зрения, потому что вы сможете работать в привычной для вас форме, учитывая ряд тех пунктов, которые будут согласованы вместе с Роспотребнадзором.

Обратите внимание, уже в начале следующей недели эти правила появятся, и, конечно же, профильный департамент Министерства всю информацию до вас доведёт.

В.Путин: Возвращаясь к моей встрече в Ново‑Огарёве с представителями отрасли, я тогда ещё дал поручение Правительству разработать пакет мер, чтобы поддержать организации, которые занимаются концертной, экскурсионной деятельностью, чтобы они сохранили свою финансовую устойчивость и чтобы у них не было неисполненных обязательств перед зрителями и посетителями. Чрезвычайно важная вещь, прекрасно это понимаю. Буквально недавно мы и с Михаилом Владимировичем Мишустиным это обсуждали, говорили по этой теме. Тогда я свои поручения уточнил, постановление подготовлено, сейчас Министр тоже об этом вскользь упомянула. Я прошу его оперативно оформить. У нас ещё Дмитрий Николаевич Чернышенко на связи, чуть позже я дам ему слово, он подробно доложит об этом.

Также хочу отметить ещё один момент, который для Вас как для директора «Михайловского», думаю, будет особенно важен. Он, собственно, важен для всех нас, но для Вас особенно. В 2024 году, как известно, исполняется 225 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, и готовиться к этому торжеству мы, разумеется, будем заранее. До конца июня будет издан соответствующий указ, в нём в том числе должны быть предусмотрены меры поддержки всех пушкинских музеев – и тех, которые работают давно, и тех, которые созданы недавно, а также создание цифрового научно-просветительского ресурса, посвящённого творчеству Александра Сергеевича Пушкина.

Так что, надеюсь, нам ещё вместе по этому направлению удастся сделать многое, что нужно не только специалистам, но и всем гражданам нашей страны, и тем, кто любит творчество Пушкина за рубежом. Мы об этом тоже ещё поговорим.

Спасибо большое.Пожалуйста, Цыденов Алексей Самбуевич, глава Республики Бурятия.

А.Цыденов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

У Республики Бурятия есть своя связь с Александром Сергеевичем Пушкиным. В 1727 году прадед Александра Сергеевича, Абрам Петрович Ганнибал, после смерти царя был сослан в Бурятию и три года прожил у нас в городе Селенгинске, после чего вернулся в Санкт‑Петербург. Слава богу, в итоге мы имеем нашего великого поэта.

Но хотел бы сейчас сказать о другом. Владимир Владимирович, в декабре 2016 года на большой пресс‑конференции Вы сказали о том, что нужно библиотеки превращать в новые мультимедийные центры – и с книгой, и с интернетом. Сегодня открывается знаковый для республики объект – новое здание Национальной библиотеки Бурятии, отвечающее всем современным требованиям. Вот здание библиотеки, оно за моей спиной, Вы можете его видеть: большое, просторное, светлое, современное. Сегодня здесь хранится более миллиона книг, в том числе памятники письменности Востока.

На возведение нового корпуса библиотеки и оснащение современным оборудованием благодаря Вашей поддержке было выделено 615 миллионов рублей. Расширены площади…

В.Путин: Нет‑нет, миллиард, по моим данным, миллиард 200 миллионов стоит библиотека. 200 [миллионов] – от вас. Если Вы говорите 600, где 400 миллионов?

А.Цыденов: Владимир Владимирович, нам ещё предстоит реконструкция старого здания, оно левее. Но новое мы построили, ввели в эксплуатацию, полностью укомплектовали. Вы абсолютно точные цифры называете.

Сегодня залы полностью укомплектованы, более того, установлены современные сканеры, которые позволяют нам оцифровать фонды, не нанося ущерба их сохранности.В Национальной библиотеке создан собственный краеведческий фонд, содержащий более 130 тысяч экземпляров, в котором важное место занимают издания на бурятском языке. Мы каждый год пополняем эту коллекцию.

Здесь, в Забайкалье, хранятся также и собрания декабристов, сосланных на поселение в Забайкалье. Часть коллекции была найдена в тайнике‑схроне старообрядцев, переселившихся в Бурятию в Петровские времена. Более 36 тысяч редких и ценных книг также хранятся в нашей библиотеке.Сегодня благодаря новому оборудованию, введённому в эксплуатацию в ходе строительства, читатели всего мира могут воспользоваться услугами библиотеки и её уникальными фондами.

Уважаемый Владимир Владимирович, хочу также сказать Вам о том, что и в районах Бурятии появились современные культурные центры на базе реконструированных библиотек. Во исполнение Вашего указа по нацпроекту «Культура» при помощи и под руководством Министерства культуры Российской Федерации нам удалось организовать современные пространства для чтения и культурного развития наших детей, повторю, в том числе и в районах республики.Разрешите, Владимир Владимирович, передать слово директору библиотеки Гармаевой Людмиле Владимировне.

В.Путин: Пожалуйста, Людмила Владимировна, прошу Вас.

Л.Гармаева: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Гармаева Людмила Владимировна, директор Национальной библиотеки Республики Бурятия.Наша библиотека – старейшее учреждение культуры в нашей республике: в будущем году нам исполнится 140 лет. И конечно, сохраняя традиционные методы работы с книгой, как уже сказал Алексей Самбуевич, мы используем в своей работе новые, современные технологии, современное оборудование.

Благодаря строительству мои коллеги и наши читатели получили новые, полностью укомплектованные и технически оснащённые читальные залы, залы для проведения культурно‑массовых мероприятий, сектор оцифровки, сектор реставрации книг, обновлённое книгохранение. Библиотека на сегодня полностью доступна для всех жителей нашей республики.Являясь особо ценным объектом культурного наследия народов Бурятии, наша библиотека бережно сохраняет и пополняет коллекции своих фондов, и такого собрания документов о Бурятии, о народах, населяющих нашу республику, нет ни в одной библиотеке мира.

Более чем миллионный фонд нашей библиотеки содержит и книжные памятники. Сегодня я хотела бы очень кратко представить подлинные жемчужины нашей коллекции. Это «Маргарит» – послание Иоанна Златоуста, изданное Московским печатным двором в 1641 году. Это подлинный памятник древнерусской литературы, который надёжно хранится в фондах нашей библиотеки. Ещё одно уникальное издание – это издание Ветхого Завета на старомонгольской письменности. Издано оно в 1841 году и также является книжным раритетом, несмотря на более поздний год издания.

Пользуясь случаем, хотела бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за Вашу активную позицию по защите традиционных ценностей, культурного наследия нашей республики. Это особенно значимо, ведь если мы теряем свои традиции, свои культурные основы, то мы теряем свою национальную идентичность.

И особенно своевременно, на мой взгляд, включение в Основной закон нашей страны поправок об обязанности государства защищать культурную самобытность всех народов нашей страны, о гарантиях сохранения этнокультурного и языкового многообразия. Ну, а будучи человеком культуры, работающим в учреждении культуры достаточно долгое время, я, конечно, поддерживаю идею конституционного закрепления гарантий охраны и поддержки культуры со стороны государства. Это очень важно для всех нас.Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

Хочу пожелать Вам всего самого доброго и всем посетителям библиотеки всего самого доброго. Уверен, что это очень нужная работа и в правильном направлении. С открытием после реконструкции Национальной библиотеки республики, уверен, многое изменится и изменится к лучшему. Это значимое событие не только для региона, но и для всей страны, я говорю это без всякого преувеличения.

Для представителей бурятского народа, которые проживают за рубежом нашей страны, тоже очень важно, потому что новые технические возможности библиотеки сделали доступными для изучения хранящиеся здесь древние памятники литературы народов России и, конечно, крупнейшую в мире коллекцию книг, рукописей, документов, Вы об этом сейчас сказали, связанных с Бурятией, открыли самые широкие перспективы для развития научно‑просветительской работы по сохранению и изучению самобытных традиций Бурятии и бурятского языка.

Хочу особо подчеркнуть: то, насколько одинаково трепетно относятся сотрудники вашей библиотеки и к русскому, и к бурятскому языку, к нашей общей истории, культуре – это очень важно и даже символично, потому что нам дорого наше уникальное наследие во всём его многообразии. Я уже много раз говорил: в этом величие и сила России – в многообразии традиций, обычаев. Язык каждого народа, каждого этноса – это абсолютно бесценное богатство России, и наш общий долг – сохранять и приумножать его.Так что я ещё раз хочу пожелать Вам успехов на новом рабочем месте.

Л.Гармаева: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

Я уже говорил, и мы уже здесь с вами упоминали о том, что Пушкина любят не только в России, но и за рубежами нашей Родины. И хочу предоставить слово Джулиану Генри Лоуэнфельду, который посвятил свою жизнь переводам произведений Александра Сергеевича Пушкина на английский язык. Пожалуйста.

Дж.Лоуэнфельд: Спасибо, дорогой Владимир Владимирович. С праздником Вас!

Я хочу, во‑первых, поблагодарить Вас, потому что у меня не получилось, за гражданство Российской Федерации. Я так рад, что я к этому пришёл, я очень люблю Россию.

Президент Кеннеди, который был Президентом США, когда я родился, говорил: не спрашивайте, что страна может сделать для вас, спрашивайте, что вы можете сделать для страны. И конечно, это один из моих вопросов: что я могу для вас сделать?

Первое, что я хочу сказать: мой проект, который я делаю с Россотрудничеством, называется «Пушкин всему миру». Почему именно Пушкин? Потому что Пушкин особенный, он светлый, он добрый, он ёще ёмкий, лёгкий. Допустим, некоторым людям некогда читать «Войну и мир», «Преступление и наказание», «Братьев Карамазовых». Но «Повести Белкина» – очень легко: в течение получаса можно прочесть «Барышню-крестьянку», и там Россия, и там её доброта. И невозможно, правда, невозможно не любить Россию, если вы любите Пушкина, если вы знакомитесь с Пушкиным.

Я это могу сказать по своей жизни, потому что мой папа был советником Госдепа, советником двух президентов. Я в школе верил, что Россия – империя зла, и боялся, что вот‑вот будет советский удар ракет по Бронксу и так далее. Я, правда, так считал, пока не познакомился… Знаете, не умом, не политикой я изменил свои взгляды, а именно через язык, через музыку, через литературу, через чудесные фильмы и прежде всего действительно через Пушкина.

Но, к сожалению, Вы знаете, у немцев есть Goethe-Haus, у испанцев – Instituto Cervantes, у итальянцев – Istituto Dante, у китайцев – Конфуцианский институт, и они очень серьёзно рекламируют свою культуру. Я, к сожалению, считаю, что проблема не в непереводимости Пушкина, проблема была в отсутствии брендинга, маркетинга, финансирования на должном уровне. Просто люди решили: ну ладно, не переводим – и всё: не поймут. А на самом деле всё понимают прекрасно. Самые популярные оперы Чайковского – «Евгений Онегин» и «Пиковая дама».

Сегодня я хочу поблагодарить Элеонору Валентиновну Митрофанову, которая рядом, и Юрия Анатольевича Метелёва из Россотрудничества за титаническую работу. Мы сегодня проводим всемирный марафон, который называется «Почитаем Пушкина», буквально от Владивостока и Пекина до Аляски, по всему земному шару: Индия, Китай, Япония, Франция, Англия, Ирландия, Канада, Бельгия, Австрия, Америка. Причём все [участники] разные – скульпторы, поэты, писатели, певица Венской оперы, рок‑звезда из Сиэтла – все объединены Пушкиным и его светлой энергией.

Уверяю вас, что это вообще инициатива моя сердечная, но при этом это действительно проект государственной значимости. Я, кстати, об этом писал дважды Ольге Борисовне Любимовой, очень просил встречи с ней. Я понимаю, она недавно болела, я всё понимаю, такое у нас сложное было время, и у всех столько дел, но это очень важно.

Помимо этого у меня есть много идей, как лучше продвигать чудесные советские, русские фильмы, чем это делается сейчас, потому что до этого ещё у меня была карьера судебного юриста, защитника российского кино, это тоже 20 лет моей жизни, опыта. Я надеюсь, что у нас получится такая встреча с Ольгой Борисовной.В общем, как я говорил: чем я могу вам помочь? Я ко всему готов.

В.Путин: Вы всем тем, что Вы делаете и делали до сих пор, и так нам помогаете. Я так понимаю, что всё это связано с Вашей внутренней потребностью делать то, чем Вы занимаетесь. Когда это всё совпадает вместе: и профессия, и желание работать по известному направлению, – то это приносит максимальный результат.

И конечно, что бы я ещё хотел отметить: мы все прекрасно понимаем, что такое переводить на иностранный язык классику российской литературы да и вообще мировую литературу, авторов мировой литературы. Чтобы донести суть, чтобы донести изящество автора, нужен талант. А если человек делает годами то, чем он занимается, то таланта не может не быть, потому что иначе после одного‑двух неудачных экспериментов всё заканчивается. Вы, безусловно, человек очень талантливый.

Мы со своей стороны – и не только я, но и все коллеги, которые сейчас присутствуют на нашей дискуссии, они все, безусловно, присоединяются к тому, что я сейчас скажу, – мы вам: а) очень благодарны за то, что Вы делаете; и б) желаем Вам успехов.А то, что у Вас есть ещё и такие идеи организаторского характера, административного, что называется, – это вдвойне, втройне ценно.

Мы сейчас спросим Ольгу Борисовну.

(Обращаясь к О.Любимовой.) Ольга Борисовна, Вы же поправились, можете встретиться с коллегой, переговорить? А потом обобщить все его предложения и свои.

О.Любимова: Абсолютно верно, потому что, во‑первых, мы с Джулианом знакомы ещё по моей работе в Департаменте кинематографии, и очень много, достаточно частые наши визиты были.

(Обращаясь к Дж.Лоуэнфельду.) Джулиан, сейчас давайте все поправятся, и Вы, главное, себя берегите, и ждём Вас в Министерстве.

Потом доложим, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо. Просто обобщите всё, что предложено.

Дж.Лоуэнфельд: Договорились.

В.Путин: И постараемся это сделать. Я даже уверен, что мы сделаем. Только нужно всё это проработать так, чтобы это было административно исполнимо, договорились?

Дж.Лоуэнфельд: Я хочу сказать: всё получится и даже до 2024 года. Можно и недорого. Очень много просто потрясающего и прекрасного, и это объединит, Вы знаете. «Когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся…» – сказал Пушкин. И это получится, чуть‑чуть нужно должным образом государственной поддержки – и всё будет замечательно, я ручаюсь, обещаю.

В.Путин: Хорошо.Большое Вам спасибо.

Дж.Лоуэнфельд: И хочу ещё раз поблагодарить Россотрудничество, потому что они титаническую работу делают.

В.Путин: Большое Вам спасибо. Обязательно обсудим Ваши предложения и сделаем всё, для того чтобы реализовать самые лучшие Ваши идеи. Спасибо большое.

Что касается Вашего замечания о том, что это недорого: я думаю, что на то, что Вы предлагаете, – на продвижение русской культуры, русского языка и наследия Пушкина, – денег у нас хватит, несмотря на падение цен на нефть. Тем более что они, эти цены, уже повышаются.Спасибо большое. Благодарю вас.

Пожалуйста, выступление Мальцева Михаила Николаевича, Омский областной театр для детей и молодёжи.

М.Мальцев: Здравствуйте, коллеги!

Уважаемый Владимир Владимирович! Я возглавляю Омский областной театр юных зрителей. Омск по праву считается культурной столицей Сибири, и я горжусь тем, что я работаю именно в Омском ТЮЗ. В 2022 году нашему театру исполняется 85 лет, приглашаю Вас и всех коллег к нам на юбилей.

Сегодня же, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина, на нашей сцене, конечно же, прошел бы спектакль «Онегин», и был бы аншлаг, в этом я уверен на сто процентов. Но вот уже третий месяц я, мои коллеги, – мы находимся на вынужденном карантине. Считаю, это правильно, потому что здоровье нации дороже всего, это мое личное мнение, думаю, все коллеги меня поддержат в этом.Но очень бы хотелось заглянуть в следующий день, в завтрашний день, день, когда мы снова откроем двери нашего театра, и к нам хлынут посетители, наши любимые зрители, дети, взрослые, и мы услышим радостный смех, аплодисменты. Мы этого очень ждем.

Также мы слышали, что Роспотребнадзор разработал протокол, по которому в скором времени начнут работать наши кинотеатры, это очень обнадеживает. И мы бы хотели попросить Вас поручить Правительству, чтобы подготовили поэтапный план выхода в работу и наших театров. Мы готовы работать, участвовать в этой работе, потому что у детских театров есть особенность, [отличие] от других театров: к нам классами приходят, и поэтому специфику нашей работы нужно учесть в этом плане.

Что касается всех остальных шагов, мы очень хотим работать, поэтому пусть постепенно, пусть маленькими шажками, с соблюдением необходимых мер предосторожности, но начать движение. Мы ждем этого с нетерпением. Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам. Надеюсь, так оно и будет.И в этой связи, конечно, абсолютно естественно с моей стороны предоставить слово Поповой Анне Юрьевне, главному санитарному врачу России. Пожалуйста.

А.Попова: Спасибо большое.Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Во-первых, я хочу сказать огромное спасибо всем сегодняшним участникам за понимание той ситуации, в которой мы сегодня оказались. Это очень важно – принятие ее, понимание ее. И хочу всех заверить, что задачу по организации выхода из периода нерабочих дней для учреждений культуры мы ставим для себя приоритетной. Это очень важно, и мы как врачи это понимаем, и как люди, совершенно небезразличные к различным ветвям и отраслям искусства, тоже. Нам тоже очень хочется приобщиться, вернуться в то состояние, которое испытываешь, приходя в музей или в театр.

Что мы для этого сделали? Во-первых, самыми первыми были запросы на проведение экзамена в театральные училища и высшие учебные заведения театрального искусства – как их проводить в этих условиях? Мы разработали рекомендации и эту проблему разрешили.Был запрос по работе киноиндустрии – не кинотеатров, а киноиндустрии: как снимать кино в таких условиях? Такие методические рекомендации мы тоже подготовили, и этот процесс тоже сегодня восстанавливается.

И то, о чем уже было сказано, упомянуто, – о возможности и правилах для работы кинотеатров в сегодняшних условиях. Мы тоже это реализовали, правила написаны.Хочу сказать, что во всех случаях мы согласовываем [правила] с теми, кто непосредственно работает в той или иной отрасли, вместе разрабатываем эти методические рекомендации, чтобы они не были категорически противоречащими процессу, который происходит.

Сегодня мы работаем над рекомендациями по возобновлению работы музеев и музеев-заповедников, проект у нас готов, Ольга Борисовна об этом уже сказала. Уважаемый Владимир Владимирович, в понедельник мы собираем первое такое рабочее совещание на площадке нашего управления в Санкт-Петербурге. Мы приглашаем туда коллег, которые готовы посмотреть вместе с нами и прокомментировать подготовленный проект с тем, чтобы не допустить ошибок и каких-то недочетов уже при его утверждении и запуске. После этого он будет утвержден. Мы приглашаем руководство «Петергофа», других музеев-заповедников и музеев.

И следующий – это проект рекомендаций по организации работы театров. Мы проговаривали, и я лично проговаривала это и с Владимиром Георгиевичем Уриным, и с Марком Борисовичем Варшавером, и Михаил Ефимович Швыдкой очень активно занимается, то есть мы пока в стадии проработки. Конечно же, мы бы не взяли на себя ответственность написать так, как только мы считаем нужным, без того чтобы проговорить с деятелями театров разных направлений, а это разные процессы и разные организации. Мы этим сегодня уже занимаемся и, безусловно, принимаем эту ответственность на себя.

В ближайшее время, я уверена, мы закончим все консультации, и эти методические рекомендации также будут изданы, потому что мы очень надеемся, что новый театральный сезон мы сможем начать со зрителями в театре. Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам за разъяснения. Надеюсь, что мы сможем сделать это как можно быстрее.

Гергиев Валерий Абисалович, пожалуйста. Его наверняка тоже беспокоит, когда можно начать полноценную работу театра.

В.Гергиев: Да, беспокоит, Владимир Владимирович. И я хочу сказать, что в день рождения Пушкина об этом думается как-то по-особому.Мы только что возложили цветы вместе с Сергеем Михайловичем [Некрасовым] к памятнику Пушкину. Здесь, в исторических стенах Пушкинского лицея, хочется думать о величии российской культуры.

Мы, Мариинский театр, многим обязаны Александру Сергеевичу, репертуар Мариинского театра. Сегодня уже прозвучало, что и «Пиковая дама», и «Евгений Онегин» – это произведения, которые созданы композитором Чайковским на основе текстов Пушкина. Кстати, сегодня на онлайн-платформе Мариинского театра mariinsky.tv мы показываем «Евгения Онегина», это решение многочисленных любителей творчества Мариинского театра. Мы провели опрос, и большинство склонялось к тому, что «Онегин» должен быть показан.

Вообще, сегодня исполняется 80 дней, как мы ежедневно показываем свои работы, самые разнообразные: и современный репертуар, и классический, и балетный, оперный, концертный репертуар, молодые хореографы, мастера знаменитые. Слава богу, мы готовились к этому неожиданному испытанию судьбы давно: мы не хотели проходить через период карантина, мы просто снимали свои лучшие спектакли, и сегодня у нас около 74 миллионов просмотров. Это большая цифра для любого театра или музея мира, но она меня уже теперь не удивляет, потому что каждый день…

В.Путин: Вы знали, что будет пандемия, заранее знали?

В.Гергиев: Владимир Владимирович, я никому не говорил, даже еще недавно молчал. Меня беспокоила Консерватория. Вы помните, мы с Вами общались. Кстати, спасибо, что там пошло движение, Дмитрий Николаевич [Чернышенко] был уже. Это святой наш долг – не допустить того, чтобы пострадало такое здание. Я просто благодарю Вас за это, я также благодарю и Правительство, и Министерство культуры за то, что Мариинский театр стал получать долгожданную поддержку.

Мне очень неудобно ставить такие вопросы. Театр сильный, наш внебюджет в год составляет около четырех миллиардов рублей, мы считали это нормальным. Процесс очень динамичный, все работают. Сейчас, кстати, абсолютно все артисты Мариинского театра в Петербурге. Такого не было ни разу за мои теперь уже 30 лет руководства театром. Мы, кстати, с Сергеем Михайловичем одновременно заступили, в 1988 году, еще в СССР, я был совсем мальчишкой.

Тем не менее, мы готовы на большие объемы работы и с большим уважением относимся к труду врачей, мы даже посвятили им несколько дней трансляций – только врачам.

Нам очень не хотелось бы отменять крупнейшие наши акции, например Московский Пасхальный фестиваль, ведь теперь храмы открываются. Мне кажется, мы все равно должны провести этот фестиваль. Особенно я думаю о том, чтобы в августе не отменять наш огромный теперь уже Мариинский фестиваль во Владивостоке. Мне кажется, что надо найти возможность его провести.

Я говорил с губернатором [Приморского края] Олегом Николаевичем Кожемяко сегодня в очередной раз. Мы его обязательно проведем. Мы покажем его в регионах Сибири, я надеюсь. Традиционно мы бываем в Томске, в Кемерово, Новосибирске, в Иркутске, в Омске, кстати. Мы давно начали выступать в рамках этого фестиваля, 20 лет назад, в Казани и в Екатеринбурге, не говоря уже о Москве и Петербурге.

Наверное, будет непросто. Моя первая большая просьба – сделать все возможное. Я обращаюсь не только к руководителю государства, но и ко всем, кто должен обеспечить режим работы, и режим дозволенного, и предостеречь нас от всех рисков. Да, мы не хотим рисковать, я уже более 30 лет думаю о том, как не подвергать риску коллектив Мариинского театра. Мы трудные годы проходили: конец 1980-х, почти страшные годы, начало 1990-х. Мы сохранили семью артистов и делали все возможное, чтобы привлечь внимание всего мира.

Кстати, наши трансляции смотрят более ста стран в мире. Мне особенно приятно сказать о том, что из 74-х миллионов 59 миллионов 900 тысяч – это россияне. Многие страны смотрят: и европейцы, и американцы, страны бывшего Советского Союза. Например, Украина – три миллиона просмотров, Белоруссия – 2,5 миллиона, Казахстан – полтора миллиона. Но ведь и в Европе смотрят: около двух миллионов в Германии, во Франции.С одной стороны, очень приятно говорить о высоких показателях, с другой стороны, артисты готовы работать. Мы пошли на то, чтобы и в режиме домашней работы, и в режиме онлайн, по скайпу, а также теперь уже 10 дней…

(Обращаясь к А.Поповой.) Анна Юрьевна, я особенно боюсь Вашего гнева. С другой стороны, знаю, что Вы меня поймете как руководителя. Мы пригласили [артистов] в многочисленные классы и репетиционные залы Мариинского театра.

У нас три театра. «Мариинка-1» – это исторический театр, знаменитый. «Мариинка-2» – это подарок государства, который мы открывали, Владимир Владимирович, уже теперь семь лет назад; блестяще функционирует это здание. И концертный зал, «Мариинка-3», который мы с помощью попечительского совета Мариинского театра, не залезая в карман государства, построили: это один из лучших залов в мире, акустически он совершенен. Они пустуют сейчас. В этом ничего страшного нет.

Но если они будут пустовать еще три месяца, от былой славы коллектива Мариинского театра может остаться очень немногое. Я об этом говорю с тревогой, опыт руководства театром у меня есть. Мне кажется, надо находить возможности выступать, этого просят и даже иногда настойчиво просят и певцы, и коллектив балета. И у той, и у другой труппы Мариинского театра репутация одной из лучших в мире.

У нас ведь в стране Большой театр, он в Москве, но у нас еще есть самый большой театр – Мариинский. Мы просто очень многое делаем, как Вы знаете, тут хвастовству нет места. У нас филиал во Владивостоке, у нас филиал во Владикавказе, у нас начинается активная работа по созданию и уже налажены связи в Кемерово. У нас кластер, который мы обслуживаем лет 10 безостановочно, это Томск, Кемерово, Новосибирск. У нас свой фестиваль в Самаре. Мы каждый год бываем как минимум в 15–20 крупных региональных центрах. Но ведь мы еще бываем и в Новочеркасске, мы бывали в Беломорске несколько раз, это маленький чудеснейший российский город где-то по пути в Мурманск.

Понимаете, это все хочется не только не ломать и не откладывать навсегда, а сделать в этом году, если нам помогут, как всегда, и «Российские железные дороги». И вообще, попечительский совет у Мариинского театра мощный, об этом приятно говорить, даже несмотря на то, что эта эпидемия – большой вызов для любого государства. Посмотрите, что происходит в Соединенных Штатах Америки сейчас.

Но мне кажется, что мы должны сделать то, чтобы просто это организовать, избегая всех рисков. Мы будем предельно осторожны. Все-таки давайте возможность эту предоставим музыкантам Мариинского оркестра – пройти через города-герои, через города воинской славы, через города, которые ковали Победу и создавали танки, вооружение. Города я уже называл, но это еще и Оренбург, это еще и Челябинск, это еще и Пермь. А нас ведь ждали в этом году везде.

Владимир Владимирович, мы поработаем и с Министерством, и с Правительством. Я знаю, что все очень внимательны к вопросам, которые сейчас связаны с пятитысячной семьей артистов Мариинского театра.

Обратите внимание на самое трудное. У меня огромная дилемма. С одной стороны, самые знаменитые певцы России – это не зарплатники в Мариинском театре, но это самые знаменитые певцы в России и в мире, у нас их немало. Сегодня они формально могут быть не поддержаны Мариинским театром, они не на зарплате.

Я не могу пойти на это, я сразу, немедленно принял решение поддержать их и загрузить их работой на благо Мариинского театра. У нас около 65 или 70 специалистов высокого класса, известнейших людей. Конечно, ни Анна Нетребко, ни Диана Вишнева, ни Ильдар Абдразаков, ни Женя Никитин… Это золотые голоса или золотые хореографические таланты нашего времени, в котором мы живем.

Ведь если посмотреть на то, что произошло сейчас в Нью-Йорке, вот уже до 1 января Метрополитен-опера упразднила все спектакли. Это страшное испытание для любого коллектива. Если у вас «Реал Мадрид» или, скажем, «Зенит» (Санкт-Петербург), и семь месяцев спортсмены не будут тренироваться, а потом мы скажем: «Ребята, мы такой чемпионат мира провели, блестяще организованный».

Мы уже поздравляли друг друга и еще раз поздравим: еще раз спасибо, Владимир Владимирович. Но ведь не может балерина сохранить форму, не может хор держать в памяти оперы на пяти-шести языках, которые поются наизусть, в костюмах, да еще актерские задачи. Это делается только путем постоянного тренировочного, репетиционного процесса. Я знаю, что мы это испытание пройдем, в конце концов, и выдержим его. Но в каком виде мы придем к открытию?

Поэтому, Владимир Владимирович, если разрешат Мариинскому театру, ведь в отличие от Большого, который я очень люблю, кульминация сезона Мариинского театра – это «Белые ночи»… Вот мы только вступаем сейчас, подбираемся только к кульминации. Мы всегда работали в июне–июле больше, чем когда-либо. Это самые звездные дни в этом замечательном, изумительном городе, и весь мир сюда приезжал побыть частью этого празднества – «Белые ночи».

Пускай это будет даже в какой-то степени необычным решением, давайте все вместе на него пойдем. Мы пройдем хотя бы 10–12 регионов России, а, поверьте, нас ждут в 30-ти, может быть, регионах. Мы составили все эти планы. Я не могу сегодня позвонить в Смоленск и сказать: «Во Владивостоке мы выступим, это наш филиал, а у вас мы выступать не обязаны». Тем более что губернатор год назад просил и Смоленск тоже включить в число филиалов Мариинского театра.

Вот бывает такое: мы и в Самаре, мы и в Нижнем Новгороде говорим не о том, чтобы они к нам входили как часть Мариинского театра, а как мы можем помочь, как мы можем ускорить процесс становления там замечательных возможностей, и труппы там работают свои, и очень хорошие. Просто сегодня более могучие ресурсы у Мариинского театра. У Большого театра тоже будет филиал скоро, но это еще будет через два–три года. У нас уже на ходу два филиала.

Мы не хотим бросать только-только вставший на ноги фестиваль «Мариинский» во Владивостоке, он приобрел всеазиатское звучание. Я думаю, Владимир Владимирович, что у нас есть уникальная возможность в августе пригласить всех победителей конкурса Чайковского во Владивосток, где будут японцы, китайцы, Южная Корея. Мы пока не имеем представителя Северной Кореи среди лауреатов конкурса, зато имеем даже представителей Тайваня, и, естественно, Франции, Германии, Италии, Испании, Соединенных Штатов Америки. Я думаю, молодые ребята откликнутся.

И вообще я бы в такое путешествие взял бы молодой энергичный костяк и нашего оркестра, и певцов молодых. Средний возраст будет где-то 33–35 лет. Мы проходили подобные непростые испытания. У нас бывали страницы, и недавние страницы нашей истории, когда мы давали какие-то особые концерты и вдали от Мариинского театра, от нашей родной сцены. Мы эти испытания проходили с честью.

Поэтому хочу, чтобы страна и руководство страны нам доверило, и мы вот эту паузу затянувшуюся очень осторожно, очень продуманно, очень защищенно все-таки бы перевели обратно в фазу активных наших действий. Это моя человеческая просьба. И я думаю, что тут нет какой-то особой задачи получить какие-то средства большие, поверьте. Если мы в год даем две тысячи спектаклей и концертов по всему миру, из них 1700 – в России, мы, наверное, научились как-то распределять свои возможности. Это в разы больше, чем наши коллеги, но так получилось.

Это, может быть, связано с тем, что я давно уже руковожу этим театром, может быть, мне немножко понятней, как использовать возможности оркестра, хора, балетной труппы, оперной труппы, технический арсенал. Но ведь в нас и вложили больше денег, ведь огромный новый театр – он же сегодня едва ли не сильнейший в мире технический комплекс. Даже в стране, где строятся сейчас чуть ли не каждый год огромные театры, в Китае, все еще могли бы изучать наш опыт, которому уже все-таки не один год.Я считаю, что август и даже июль, и даже июнь…

Владимир Владимирович, Вы не поверите, но настойчиво зовут итальянцы, мои коллеги, Риккардо Мути, знаменитый дирижер: они хотят и почти требуют проведения фестиваля в конце июня в Италии. Ведь Италия пострадала страшно, мы же знаем цифры, которые были. К сожалению, нам не удалось выйти малой кровью из этого испытания, но все-таки я приветствую усилия таких моих коллег, кстати, с легендарными именами.

Я знаю, что Анна Нетребко, мы созваниваемся очень часто, спрашивает: «А что мы? А можем ли мы что-то сделать?» Я говорю: «Да мы еще с тобой в Краснодаре что-то сделаем». У неё папа живет в Краснодаре. Я, в конце концов, вырос во Владикавказе, нас там тоже ждали. Там очень тяжелая ситуация сейчас. И мы бы хотели туда приехать в сентябре. Надо дать как-то успокоиться ситуации там и все-таки выступить перед любителями оперы, балета и классической музыки там.

Я не хотел бы больше занимать Ваше время, но действительно не только слова благодарности, и не только хочется говорить о том, что уже сделано. Я все-таки себя настраиваю на то, что надо сделать, не откладывая в долгий ящик.

Последнее. Мне один мой очень опытный, очень неглупый коллега, приятель, друг сказал еще два месяца назад: «Да, ты попал в трудную ситуацию. Сколько у тебя людей?» Я говорю: «У нас под пять тысяч вместе с контрактниками». – «Понимаешь, – говорит, – в Москве есть оркестры, которые получают по 50, 60, даже по 70 тысяч рублей в месяц и дают 3–4 концерта в месяц. А теперь они получают по 50, 60, 70 тысяч и не дают ни одного концерта». А у нас ситуация совершенно другая. Мы получаем огромную поддержку государства, плюс мы создаем огромный внебюджетный фонд и, естественно, реализуем огромное количество возможностей.

Сейчас все поменялось, но мы не хотим отступать от привычки много работать. Мы всегда создавали колоссальные возможности на основе того, что нам создает государство. У нас великолепные здания, у нас потрясающее историческое прошлое, у нас широчайший репертуар, огромное количество блестящих артистов. Сейчас надо это потихоньку, осторожно, но приводить в движение. Я бы очень не хотел потерять еще три месяца. Вот такая моя просьба.Спасибо Вам большое.

В.Путин: Уважаемый Валерий Абисалович, мы с Вами знакомы с начала 1990-х годов, и я знаю, как Вы относитесь к театру, к русскому искусству, сколько Вы лично и Ваш коллектив делает для реализации того, что мы называем «мягкой силой» в самом хорошем смысле этого слова: продвигаете интересы России, ее имидж за границей, много работаете в стране. Я знаю, как ваш коллектив мотается по стране, с самолета на самолет не успевают пересаживаться. Полностью разделяю Вашу озабоченность, это во-первых.

Во-вторых, мы все хотим, чтобы все наши коллективы – и Большой, и Мариинка – все начали работать в полном объеме и как можно быстрее. Вы упомянули о деятелях искусства, о певцах, о наших замечательных балетных артистах. Но чтобы певцу петь, он должен дышать, а при поражении легких на 75–80 процентов это очень сложно. Отработав сегодня во что бы то ни стало неделю или две, потерять работоспособность и профессию на всю оставшуюся жизнь было бы очень печально, а может быть даже это было бы трагедией для отдельных деятелей искусства.

Поэтому, конечно, мы понимаем все, и в отношении спортсменов тем более. Они-то могли бы, Вы уже, наверное, слышали, сидеть на сборах в закрытых помещениях, на закрытых базах, и там, по сути дела в условиях карантина, заниматься тренировками. В отношении деятелей искусства это сложнее, но, тем не менее, все равно к этому надо идти. Но мы тем быстрее к этому подойдем, чем более дисциплинированными мы будем в проведении тех мероприятий, которые необходимы, чтобы избавиться от этой заразы – коронавирусной инфекции. Но все дело-то идет к тому, что мы выходим из этого постепенно.

По поводу гастролей за рубеж. Вас приглашают итальянцы. Я буду счастлив, если вы поедете в Италию, но они только что об этом объявили. Все остальные европейские страны закрыты для граждан Российской Федерации и никого не пускают. Приехали – и назад, прямо с границы отправляют назад, и все. То же самое касается и Соединенных Штатов.

И дело не в профессии, просто граждан России сегодня за границу не пускают, кроме каких-то экстраординарных случаев, по которым нужно договариваться отдельно. Можно, наверное, и с Вашим коллективом договориться отдельно, потому что у Вас выдающийся коллектив, ему везде рады, по всему миру. Давайте спокойно вместе над этим поработаем. И если для певцов еще можно создать социальную дистанцию, в зале можно создать социальную дистанцию, для балета – нет. Какая там дистанция?

(Обращаясь к А.Поповой.) Анна Юрьевна, я хочу Вас еще раз вернуть на экран. Как Вы считаете, как быстро можно было бы перейти деятелям искусства к такой непосредственной, прямой работе? Я полностью разделяю то, что сказал Валерий Абисалович: для них, конечно, это дисквалификация на самом деле, это очень тяжелое испытание.

А.Попова: Владимир Владимирович, я полностью разделяю то, что Вы сейчас сказали, потому что Вы сказали абсолютно бесспорные вещи: главное – это здоровье. Во-первых, здоровье артистов, и также во-первых, здоровье граждан Российской Федерации. И когда ситуация начнет позволять нам это делать, мы это сделаем.

Но готовиться мы начали сейчас, я об этом сказала. Мы сегодня готовимся, мы сегодня прописываем правила, мы сегодня начинаем понимать, как мы будем работать по этим правилам. Мы очень надеемся, что эта ситуация будет идти так, как идет, и алгоритм и тенденции мы сможем сохранить, как Вы, бесспорно, справедливо сказали, но только при полном и безукоризненном исполнении всех сегодняшних требований всеми нашими согражданами. Вот тогда динамика сохранится.

И, как я уже сказала, мы очень надеемся, что мы сможем в новых условиях начать новый сезон, это обычно середина сентября. Это наша сегодняшняя надежда, и она будет уверенностью только тогда, когда мы достигнем определенных цифр. Все прописано, мы знаем: первый этап, второй этап, третий этап – как мы должны снижаться в целом в популяции, чтобы разрешить ту или иную деятельность. Поэтому конкретного срока сегодня я назвать не могу. И мы также смотрели международный опыт: пока таких решений нет ни в одной стране мира. Есть очень аккуратные решения по музеям, потому что там регулирование более понятно, что мы сегодня и делаем.

В.Гергиев: У музыкантов идет речь о выступлениях на открытых площадках. Все сейчас связывают основные надежды с выступлениями в парках, выступлениями на площадях или перед храмом, насколько я вижу, к чему идут коллеги в мире, и я бы сам хотел так. Мне кажется, это все-таки повышает шансы чуть-чуть раньше начинать такую деятельность, Анна Юрьевна.

А.Попова: Если позволите, Владимир Владимирович, мы тогда с Валерием Абисаловичем уже в отдельном порядке [обсудим], я с большим удовольствием, безусловно, пообщаюсь, если есть такое намерение и желание, и мы отработаем все предложения Ваши, все требования наши и попробуем найти ту золотую середину, если ее возможно найти, но только при безусловном соблюдении принципа: в основе – здоровье людей.

В.Гергиев: Конечно.

А.Попова: Спасибо.

В.Путин: Анна Юрьевна, и у меня, и у Валерия Абисаловича, и у всех тех, кто любит искусство, причем самые разные его жанры, – у нас к Вам общая просьба. Конечно, безусловно, это само собой разумеется, во главу угла должен быть положен принцип, о котором мы все время говорим в последнее время: здоровье и жизнь наших граждан на первом месте. Это безусловный приоритет, безусловная ценность. Единственное, о чем мы все просим, чтобы не было излишней забюрокраченности при принятии этих решений, чтобы мы исходили из реалий сегодняшнего дня и из возможной перспективы развития ситуации по позитивному сценарию.

Конечно, вот я говорил о спортсменах: ну, чего держать их было на карантине дома, когда можно было, по сути, изолировать на олимпийских объектах, на тренировочных базах, и они спокойно могли бы продолжать там тренировки. Это неприменимо в полном объеме к деятелям искусства. Надо просто вместе с ними подумать, поискать. Дело не только в Мариинском театре, дело в подобных коллективах в целом по стране. Подумайте с этой точки зрения, еще раз повторяю, с безусловным приоритетом сохранения жизни и здоровья и самих артистов, и вообще граждан, зрителей и так далее. Просто спокойно об этом, пожалуйста, подумайте и сделайте предложения.

А.Попова: Так и сделаем, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо большое.И конечно, в сегодняшний день, День русского языка, в Пушкинский праздник, нельзя не предоставить слово директору Пушкинского музея. Пожалуйста.

С.Некрасов: Спасибо большое.

Прежде всего, хочу всех поздравить с праздником – с днем рождения Александра Сергеевича Пушкина и с международным Днем русского языка.

Всероссийский музей Пушкина, который я возглавляю, включает в себя и последнюю квартиру Пушкина на Мойке, 12, и Царскосельский лицей, где мы сейчас находимся, и музей-дачу Пушкина в Царском Селе. И конечно, нам очень приятно, что все эти музеи посещаемы, что очень много посетителей приходят к нам, особенно в такие месяцы, как май – накануне дня рождения Пушкина, и октябрь – в канун дня лицея.

В этом году, к великому сожалению, ситуация сложилась так, что мы очень многое потеряли и в финансовом плане, и в плане посетителей. Естественно, мы не смогли дополучить то, на что мы рассчитывали. У нас пропали школьные каникулы, были раскуплены билеты, у нас должны были быть две очень интересные коммерческие выставки из Германии в залах нашего музея и так далее. Поэтому, конечно, сейчас будет выходить из этой ситуации несколько сложнее.

Правда, из-за того, что у нас были видеопрограммы, работал медиацентр, мы подготовились, не зная, что будет коронавирус, но, тем не менее, подготовились к такой форме работы, как постоянное присутствие в социальных сетях, оно и так у нас осуществляется. И я надеюсь, что это в какой-то мере все-таки позволяет нам говорить, что мы Пушкинский праздник, Пушкинский день России, тоже отметили.

Сегодня мы с Валерием Абисаловичем возложили цветы к памятнику Пушкину в лицейском саду – там же, где восемь лет назад с Вами, Владимир Владимирович, мы возлагали цветы к памятнику Пушкину, когда Вы открывали юбилей, праздник, посвященный 200-летию Императорского Царскосельского лицея. И я просто очень хотел бы Вас поблагодарить за то, что Вы только что сказали, что будет подписан указ об очередном юбилее Пушкина – 225-летии, к которому мы тоже будем готовиться.

Конечно, выходить из пандемии будет непросто, и мы вынуждены будем, наверное, делать больше перерыв между экскурсиями, да и сами экскурсии придется сокращать по количеству людей, по количеству посетителей, с тем чтобы соблюдать необходимую дистанцию. Нам, конечно, было бы очень приятно и полезно, если бы на этом этапе, а, может быть, и дальше, федеральные музеи были бы освобождены от налогов на прибыль, потому что это не так, может быть, много, но это очень важно было бы для нас.

И я очень надеюсь (мы сегодня договорились с Валерием Абисаловичем), что мы отметим 19 октября совершенно особой акцией. В этом году исполняется 200 лет «Руслану и Людмиле», замечательному произведению Александра Сергеевича Пушкина, и совместно с Мариинским театром мы проведем большой торжественный вечер, посвященный этому событию.

Потому что именно 200 лет назад Василий Андреевич Жуковский, когда услышал «Руслана и Людмилу», подарил Александру Сергеевичу Пушкину свой портрет с надписью: «Победителю-ученику от побежденного учителя». Это будет очень интересный вечер с показом подлинных предметов пушкинской эпохи и с замечательным искусством Мариинского театра. Раз это октябрь, то я думаю, что к октябрю как раз это уже будет возможно.

Большую программу мы уже подготовили к 225-летию Александра Сергеевича Пушкина. Я, разумеется, не буду сейчас обо всем говорить, но мне хотелось бы остановиться на одном проекте, это детский пушкинский центр «Лукоморье» совместно с «Российскими железными дорогами». Дорога проходит до Царского Села, точнее сказать, до 21-го километра, и там заканчивается детская железная дорога. Там начнутся работы – я надеюсь, в будущем году они начнутся на условиях государственно-частного партнерства – по созданию этого большого детского центра, и к 2024 году мы, несомненно, его сможем закончить. И я думаю, что это будет очень привлекательное место, прежде всего для детской аудитории.

Пандемия – это, конечно, неприятно; карантин – это, конечно, неприятно. Но как не вспомнить Александра Сергеевича Пушкина, когда карантин в Болдине он превратил в Болдинскую осень – символ высочайшего творческого подъема. И конечно, как не вспомнить, что здесь, в Царском Селе, в 1831 году на даче Китаевой он тоже оказался в карантине. В Петербурге и окрестностях была холера, двор переехал в Царское Село, и именно отсюда Пушкин писал очень интересные письма своим друзьям, как себя вести и как себя ощущать в условиях карантина. Я думаю, что его слова всегда очень точные и очень лаконичные, и в письме к Плетневу он написал: «Были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы».

Я хотел бы пожелать всем, чтобы времена, когда будем все мы веселы, наступили как можно скорее. Спасибо.

В.Путин: Это хорошие слова, Сергей Михайлович, спасибо большое. Будем живы, значит, будем когда-нибудь и веселы – это очень хороший лозунг.

С.Некарсов: Ждем Вас снова к нам.

В.Путин: Надо Пушкина вспоминать, не забывать про это, согласен. Но, тем не менее, все-таки будем стремиться к тому, чтобы выходить из ситуации как можно быстрее. Осознанно, спокойно, но как можно быстрее.И в завершение хотел бы предоставить слово Чернышенко Дмитрию Николаевичу, тем более что прозвучали некоторые просьбы по налогообложению и так далее, по другим организационным вопросам.

Пожалуйста, Дмитрий Николаевич.

Д.Чернышенко: Владимир Владимирович, действительно, из-за карантина наши граждане вынуждены были отказаться от посещения музеев, театров, концертов любимых артистов, и сейчас у них на руках более семи миллионов заранее купленных билетов, абонементов, и организации культуры оказались в непростой ситуации.

Несколько месяцев уже, по сути дела, билетная программа, которая была основным источником внебюджетного дохода, парализована. Но Вы как раз упомянули Вашу встречу с предпринимателями, когда Вы фактически определили механизм возврата, и мы им руководствуемся, исходим из того, что билет – это договор, а обязательства по договору нужно выполнять.

Благодаря Вашему поручению у людей теперь будут две возможности: либо получить деньги за билеты на мероприятия, которые были отменены в период пандемии, или, если экскурсия, концерт или спектакль переносятся на другой срок, когда уже будет все хорошо, воспользоваться ваучером на эту же самую услугу, но в другую дату, и, самое главное, без каких-либо доплат. И как только регион выйдет из режима повышенной готовности, у организаций будет еще полгода для того, чтобы они вернули гражданам деньги за отмененные мероприятия. Во исполнение этого Вашего поручения Правительство готово сегодня выпустить постановление, если Вы даете команду.

По другим всем инициативам, которые высказаны были уважаемыми коллегами: я их все внимательно зафиксировал, мы их все отработаем с Министром, вернемся и непосредственно со всеми переговорим.

Очень важно было отмечено, что, действительно, пандемия дала возможность существенно расширить аудиторию наших культурных заведений. Сегодня употреблялось неоднократно слово «онлайн». Аудитория выросла просто в десятки раз, если не в сотни, и нам этот задел, конечно, нужно будет сохранить. И цифровизация как раз культурных учреждений, и возможность, чтобы этот контент видели не только те, кто в зале, а гораздо больше людей, – это, если можно сказать, одно из наследий, которые мы все получим.

Правительство по Вашему поручению ряд мер по поддержке отрасли действительно приняло, коллеги знают об этом: творческая деятельность была внесена в перечень отраслей, которые пострадали, и в ОКВЭДы вошла, и в перечень системообразующих мероприятий, и, действительно, по Вашему поручению мы включили мероприятия по поддержке в общенациональный план, который сейчас готовится. И все, что сегодня упоминалось, мы рассмотрим, оценим эффект и дадим необходимые поручения, чтобы это было выполнено.

Понимаем важность культуры в мягком и скорейшем выходе в нормальное состояние, когда мы все наконец-то сможем сходить в театр, в кино и получить удовольствие.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое, Дмитрий Николаевич.

Уважаемые друзья, всем вам большое спасибо. Я хочу еще раз поздравить вас, всех ваших коллег с Пушкинским днем и с нашим общим праздником – Днём русского языка, поблагодарить за сегодняшнюю содержательную беседу.

Еще раз хочу подчеркнуть: все ваши озабоченности, которые прозвучали сегодня, нам понятны. Безусловно, мы будем над этим работать.

И я хочу еще раз обратиться к главному санитарному врачу, к медикам [с просьбой] подумать вместе с представителями отрасли на тему о том, что можно сделать для наших деятелей культуры, искусства, чтобы они не утрачивали свою квалификацию. Где-то музыканты могут дома потренироваться, певцы могут дома, наверное, но балетное сообщество – нет. Поэтому здесь наверняка можно вместе с представителями отрасли найти такие формы сегодняшнего функционирования, чтобы они не вели к полной или к серьезной утрате квалификации и уровня.

Давайте договоримся, и я вам обещаю, что все предложения обязательно будут рассмотрены и учтены при подготовке решений, связанных с дальнейшим развитием сферы культуры.

Еще раз всех вас поздравляю с праздником, желаю вам успехов, всего самого доброго!Благодарю вас.

6 июня 2020 года

Смотрите также:

Участники встречи с деятелями культуры (в режиме видеоконференции)

http://kremlin.ru/events/president/news/63462